Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Серпом по баррелю

Михаил Щипанов

Кажется, вскоре первым словом, которым продвинутые столичные младенцы будут радовать своих близких, станет некогда мудреный термин «бар-рель». Нефтяные котировки в новостях конкурируют с прогнозами погоды. А маститые аналитики трактуют мировую углеводородную конъюнктуру в стиле библейских комментаторов: мол, на все воля рынка и его пророков ­ нефтетрейдеров. А нам остается только надеяться, верить и ждать высше-го откровения.

А главное ­ с нефтяными котировками все плотнее увязывают опустошение нашего целкового, который уже выглядит как минимум ополовиненным. Все чаще вспоминается Салтыков­Щедрин с его пророчеством: мол, сейчас в Европе за наш рубль дают полтину, а вскоре могут давать и в морду. И это все ­ под хоровые рассуждения на тему: то ли мы все­таки слезли с нефтяной иглы, то ли пресловутая нефтяная игла из­под нас вывалилась сама. И остается по одежке протягивать ножки, жить по карману. И воспринимать нон­стоп секвестр бюджетных расходов как некую данность ­ что­то вроде разгула стихии, которая рано или поздно прекратится.

Понятно, что очень многое рассчитано на нашу короткую память. А если ее напрячь, то вспоминается и заламывавший руки блицпремьер Сергей Кириенко, известный как Киндер­сюрприз, утверждавший, что если бы в роковом 1998 году баррель стоил хотя бы 20 долларов, то никакого бы краха пирамиды ГКО и дефолта просто не было бы. Примерно о такой цене в свое время мечтали и советники Горбачева, который только в последние годы признал: ах, если бы хотя бы часть тех ста миллиардов еще полновесных советских рублей снять с оборонки и пустить на закупку продовольствия, может, все в 1991 году и обошлось бы.

Я ведь не случайно акцентирую ваше внимание на этой сакраментальной цифре – 20, которая сейчас видится нашим государственным финансистам чем­то вроде первых признаков апокалипсиса. Заявления о том, что цена барреля может опуститься до 25, а то и до 20 баксов за такую бочку, звучат как приговор, не подлежащий обжалованию, а «зеленый» за сто рублей уже не выставляется дурной фантазией со связанным с такой котировкой инфляционным взлетом.

О фантазии я вспомнил не случайно: еще года три назад в правительстве прогноз барреля за 60 долларов (о такой цене сейчас вслух мечтают) вос-принимали как фантастический вариант, на обсуждение которого, дескать, не стоило и время тратить. А ведь уже тогда прозорливые эксперты гово-рили о необходимости не терять время и разрабатывать стрессовый бюджетный сценарий!

Тем, кто опять­таки подзабыл, напомню, что в символическом 2000 году, на заре переломных, как считалось, нулевых, баррель стоил… 25 долларов, а бакс после всех издержек дефолта тянул примерно на 28 рублей с копейками. Сравните нынешние соотношения цены за баррель и рубля с долларом.

Понятно, что курс нашего слегка одеревеневшего регулируется Центробанком и иными компетентными госорганами, которые приспосабливают его к текущим бюджетным нуждам. И уже каждому школьнику понятно: чем больше рублей можно эмитировать за счет каждого принесенного нефтью и газом доллара, тем легче выполнить сакраментальные социальные обязательства. Во всяком случае формально, на фоне инфляции, которая в узко-потребительской сфере неофициально оценивалась в интервале от 30 до 50 процентов.

Никто не спорит: в условиях резкого уменьшения доходов нужно либо резать бюджет уже по живому, либо наполнять его инфляционными рублями. В пропагандистском плане второй вариант предпочтительнее, хотя для рядового россиянина, живущего на все более легковесную зарплату, это выбор между классическими Сциллой и Харибдой. Чумой и холерой. Поносом и золотухой. Вариант догнать и перегнать Португалию по ВВП на душу населе-ния также придали забвению. И вспоминать о нем – просто дурной тон.

Справедливо отмечают, что прошедшее десятилетие было самым сытым в России за последние сто лет. Но «золотой дождь» прекратился. И выясни-лось, что государство во многом напомнило героя библейской легенды, который полученный от отца талант не пустил в оборот, а тупо зарыл слитки серебра в землю. Нефтедоллары, полученные сверх заложенных в бюджет параметров пресловутого барреля, отсекались и вкладывались в основном в штатовские ценные бумаги, формируя резервные фонды, которых все равно надолго не хватит.

Дефицит можно покрывать и за счет займов. Но после краха ГКО в стране не создано внушающих доверие инструментов, а от западных кредитов страна отрезана. Что, впрочем, может, и к лучшему: экономика же росла только за счет цены нефти с ее сильной политической составляющей и сти-мулировавшегося внутреннего потребления за счет пузыря потребительских кредитов. Свободные средства не шли в реальный сектор, который сей-час мог бы обеспечить на деле, а не на словах, импортозамещение и завоевание внутреннего рынка. Еще Пушкин писал о том, как государство бога-теет, «и почему не нужно золото ему, когда простой продукт имеет». А нет продукта, то бишь реального роста ­ приходится уповать на золотую рыбку, конъюнктуру мирового нефтяного рынка.

Теперь глава Минэкономразвития обещает, что через некоторое время курс доллара нашего обывателя вообще волновать не будет. Ох, такое обеща-ние звучит крайне дву­смысленно. Уж слишком часты стали предложения вообще запретить в нашей стране хождение «зеленого» ­ того самого, что у многих на самый черный день хранится под матрасами. А государство наше традиционно умеет срезать со своих граждан жирок, пусть и зеленова-тый.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта