Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

И Белый город в ожерелье зелени…

Нина БАТАЛОВА

Бульварное кольцо, где с первыми майскими днями закипели работы по программе «Моя улица», можно назвать подлинным музеем монументального искусства. В мраморе, граните, бронзе увековечены имена, составляющие славу Отечества, гордость Москвы.

В этом ряду достойно было бы вспомнить о великом мастере, имеющем самое непосредственное отношение к созданию зеленой подковы бульваров, без которых сегодня невозможно представить Москву - как, скажем, без Елисейских полей Париж или без Гайд-парка Лондон. Бульварное кольцо сформировалось на месте некогда поднимавшихся здесь мощных стен и башен Белого города, построенного в конце XVI века выдающимся архитектором средневековой Москвы, носившим имя Федор Конь.

«Устроение бульваров есть щастливая выдумка, оно придало неимоверную красоту древней нашей столице», - утверждал еще в 1829 году один из московских альманахов, хотя в то время эти первые бульвары еще не имели нынешней роскошной сени. Но первопрестольная сразу полюбила это новшество. Уже через несколько лет после появления бульвары стали называть лучшим украшением Москвы, которому «Петербург может позавидовать».

С одной стороны подкову замыкает Гоголевский бульвар, а с другой - Яузский, между ними пролегли Никитский, Страстной, Петровский, Рождественский, Сретенский, Чистопрудный, Покровский и самый большой и нарядный, который всегда «первенствовал среди гуляний», - Тверской. Он и образовался по указу императора Павла первым, в 1796 году. На протяжении столетий архитектурный ансамбль центра города формировался вдоль бульваров, и каждый добавлял комплексу строений новые черты.

Грозное фортификационное сооружение стояло около двух столетий, хотя со временем и потеряло свою боевую роль. Стены и башни настолько обветшали, что известный московский зодчий Дмитрий Ухтомский сделал заключение: они «ко упадению опасны». Екатерина II повелела стены Белого города разобрать, а на их месте проложить в два ряда аллеи, прерываемые там, где прежде находились проездные ворота, площадями.

Прекрасное зеленое ожерелье столицы знает каждый. Но на карте Москвы ничто не напоминает ни о Белом городе, ни о его великом строителе. А между тем могучая творческая личность, какой, судя по всему, был Федор Конь, олицетворяет целую галерею строителей древней и средневековой Руси. Его имя неотрывно от созданного в Москве Приказа каменных дел, исполнявшего самые крупные подряды, какие существовали в русских землях. Федор Конь был одним из наиболее почитаемых «городовых мастеров».

Согласитесь, несправедливо, что имена итальянских мастеров, строивших на Москве, у нас на слуху, а имена русских зодчих древней и средневековой Руси большинству неизвестны. Федор Савельевич Конь - исключение, хотя и о нем достоверных сведений меньше, чем легенд. Из разных источников известно, что родился Федор Конь в семье тверского плотника Савелия Петрова, которого привезли в Москву строить на Моховой, за речкой Неглинной, для Ивана Грозного новый Опричный двор.

Федор ставил дворы и церкви, выучился грамоте. Был он могучего склада (недаром и получил прозвище Конь) и, похоже, непокладистого нрава. Избил «наглого» немца – опричника Штадена, потому от гнева Ивана Грозного бежал в чужие страны. Он учился ремеслу сначала в Страсбурге, затем в течение шести лет - во Франции, Бельгии, Дании, Польше. Два года провел в итальянском городе Лугано, работая под руководством знаменитого архитектора Иннокентия Барбарини. «Если вы останетесь в Италии, то из вас выйдет великий инженер и архитектор», - сказал ему старый наставник.

Но Федор Конь тосковал на чужбине. Возвратился, бил челом за «милостью царю»: «Государю царю и великому князю Ивану Васильевичу всея Русии городовых дел мастеришка Федька сын Савельев Конь челом бьет. А в 7083 году бежал я, раб недостойный Федька, в чужие земли и у тамошних мастеров учился. И ныне я... могу городовое строение ставить, и пруды, и тайники, и рвы копати. А о том тебя государя молю и челом бью, чтобы... дозволил жить на Русии и делать работишку, какую ты, великий государь, прикажешь!.. А дать бы мне работишку, чтоб я... свое умение показал во имя божие и во твое, государь, прославление... Государь, смилуйся».

Государь смилостивился: Москве, где активно шло строительство, «городовые мастера были нужны». Однако за побег в чужие земли повелел наказать, «бить батоги 50 раз».

Поначалу горододелец строил купцам лавки и погреба. И, наконец, уже царем Федором Ивановичем было ему велено возводить крепостные укрепления, способные защитить от вражеских набегов посады, выросшие за стенами Кремля и Китай-города. Задача была не только ответственной, но и технически очень сложной.

Строительство началось в 1585 году, а в 1593-м крепость была готова. Федор Конь ставил крепостные укрепления Белого города по всем правилам фортификационного искусства. План Москвы 1610 года дает представление о масштабах возведенных укреплений. Могучие башни с низкими четырехгранными шатрами стояли почти на одинаковом расстоянии друг от друга, соединяясь высокими стенами. Впечатления путешественников, архивные документы и материалы, изучение фундаментов укреплений Белого города археологами свидетельствуют, что Федор Конь при строительстве умело использовал рельеф местности. Он поставил крепость на возвышении так, чтобы протекавшие перед ее стенами речки затрудняли подступы неприятелю. Западная часть была поставлена на высоком берегу сегодня не существующего ручья Чарторыя, северная - вдоль безымянных речек, впадающих в Неглинку у нынешней Трубной площади, восточная - вдоль реки Рачки. Федор Конь не захотел нарушать уже сложившийся архитектурный облик города, поэтому стены Белого города как бы вторили Кремлю. 28 крепостных башен перекликались с кремлевскими. Ширина стен равнялась четырем с половиной метрам, а в нижней части, облицованной белым камнем, откосы имели в основании шестиметровую ширину. В стенах было сделано десять проездных ворот (сегодня о них напоминают названия столичных площадей - Арбатские, Никитские, Петровские, Пречистенские ворота). При строительстве в дело шел кирпич, но зодчий приказал стены побелить - отсюда и название «Белый город».

Антиохийский архидиакон и путешественник Павел Алеппский, посетивший Москву в 50-х годах XVII века, оставил красочное описание создания Федора Коня. «Третья стена города, - пишет он, - известна под именем Белой стены, ибо она выстроена из больших белых камней... Эту стену он вывел с южной стороны Кремля и кругом города. Она больше городской стены Алеппо и изумительной постройки, ибо от земли до половины высоты она сделана откосом, а с половины до верху имеет выступ, и потому на нее не действуют пушки. Ее бойницы, в коих находится множество пушек, наклонены книзу, по остроумной выдумке строителей. В Белой стене более пятнадцати ворот, кои называются по именам различных икон, на них стоящих... Каждые ворота не прямые, а устроены с изгибами и поворотами, затворяются в этом длинном проходе четырьмя дверями и непременно имеют решетчатую железную дверь, которую спускают сверху башни и поднимают посредством ворота. Если бы даже все двери удалось отворить, эту нельзя открыть никаким способом: ее нельзя сломать, а поднять можно только сверху».

Укрепления Белого города называли крупнейшим фортификационным сооружением Европы. И хотя время его не пощадило, московская земля все еще сохраняет следы этого бесценного памятника истории города. Фундаменты этого грандиозного сооружения были обнаружены во время строительства метро на Трубной площади (жаль, что близлежащую станцию подземки, вопреки предложениям ученых, так и не назвали «Белым городом». А в 2005 году на Хохловской площади, у Покровских ворот, рабочие, строившие подземный паркинг, обнаружили целый 60-метровый участок стены Белого города, ширина которой достигала 4,5 метра. Примечательно, что в кладке археологи нашли уникальные резные архитектурные детали, в том числе из других объектов. Предполагают, что среди них могут быть и элементы сооружений Московского Кремля, ведь при возведении стены Белого города использовались камни из разобранных ранее кремлевских сооружений. Участок получил статус объекта культурного наследия. Были планы его музеефицировать, сделать доступным для обозрения, создать экспозицию обнаруженных при раскопках находок, рассказывающую об истории строительства уникального комплекса. Недавно идею создания подобного музея поддержали большинство участников опроса на портале «Активный гражданин». И знак в честь «городового мастера» Федора Коня в первопрестольной нужен – не менее достойный, чем памятник работы Олега Комова, установленный у крепостных стен Смоленского кремля, построенных нашим великим зодчим.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта