Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Устоит ли Евросоюз?

Алексей КИВА

Начало в «МП» за 17 мая.

Но когда все страны альянса, как высокоразвитые, так и экономически слабые, играют по одним и тем же правилам, да еще и имеют общую валюту, то неизбежно будут проигрывать последние, что и случилось на практике. Возьмем пример Греции. Она не имела развитой промышленности, а ее сельское хозяйство не могло конкурировать с аграрным сектором более развитых стран, и его производство стало сокращаться. В условиях свободного перетока рабочей силы Греция, чтобы не лишиться человеческого капитала, была вынуждена своим гражданам повышать зарплаты, пенсии, беря деньги в долг. ФРГ, сбывая Греции свою промышленную продукцию, охотно давала ей кредиты в условиях экономического роста. А когда случился финансовый кризис и у всех стран денег стало меньше, то Германия потребовала от Греции отдавать долги, сокращая расходы на все и вся. Нобелевский лауреат Пол Кругман пишет, что «Германия требует, чтобы Греция постаралась оплатить все свои долги в полном объеме путем введения невероятно суровой экономии». А другой Нобелевский лауреат, Джозеф Стиглиц, указывает на то, что кредиторы навязали такую программу финансовой помощи Греции, «которая привела к снижению ВВП страны на 25%, к уровню безработицы среди молодежи, превышающему 60%, и к массовому обнищанию». При такой «помощи» внешние долги выросли с 126% ВВП в 2012 году до 200% ВВП к настоящему моменту. Ведь чтобы отдавать долги, нужен экономический рост, чего не учитывал Берлин.

Второе. Когда существовавший около полувека миропорядок – двухполярный мир - рухнул, то у США, которые посчитали себя победителем в «холодной войне», возник соблазн строить новые международные отношения по собственному разумению, если не сказать, произволу. В том числе навязывать другим странам свое понимание, что хорошо, а что плохо. Вторжение вооруженных сил созданной США коалиции в Афганистан (2001 г.) с целью поймать главаря террористической организации «Аль-Каида» Усаму бен Ладена как организатора известных терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне и свергнуть власть приютившего его ультрарадикального движения «Талибан», допустим, было просчетом, рожденным на волне небывалых для США потрясений. На деле Усаму бен Ладена американский спецназ уничтожил лишь в 2011 году, причем на территории Пакистана. Что же касается присутствия иностранных войск в Афганистане, то оно всегда вызывает массовое сопротивление. Так было в отношении английских и советских военных контингентов, так стало и в отношении войск США и их союзников. При том что партизанская война и постоянные теракты превратили жизнь многих афганцев в сплошной кошмар, и велика вероятность возвращения талибов к власти после полного вывода оттуда иностранного военного персонала.

Конечно, приход к власти исламистов крайне радикального толка в лице талибов, с точки зрения человека развитого общества, есть возвращение в Средневековье. Но оно не могло произойти без массовой поддержки народа. Это раз. А два – это то, что талибы по крайней мере контролировали ситуацию в стране и решительно пресекали производство наркотиков. Можно допустить, что сама жизнь заставила бы талибов умерить свой радикализм, и их режим не сильно бы отличался от некоторых режимов Персидского залива, с которыми имеют дело и Запад, и Восток.

А вот вторжение войск США и их союзников в Ирак по фальшивому поводу наличия в нем оружия массового поражения уже было грубой ошибкой, если не преступлением. То, что президент Ирака Саддам Хусейн был жестоким диктатором, к тому же плохо просчитывающим последствия своей внешней политики (война с Ираном, оккупация Кувейта), спора не вызывает. Но он представлял традиционно правившее страной (со времен вхождения нынешнего Ирака в состав Османской империи) суннитское меньшинство, насчитывающее около 30% населения, в то время как большинство составляли шииты. В годы американской оккупации эта «несправедливость» была исправлена, и основные рычаги власти оказались в руках шиитов. Только ведь вековые общественные устои должны изживаться изнутри, а не насаждаться извне. Как и следовало ожидать, американская оккупация Ирака вызвала сопротивление в иракском обществе, и прежде всего со стороны суннитских радикальных элементов. Исламист Абу Мусаб Заркави сформировал в Ираке «Аль-Каиду», а после его смерти в 2006 году эта организация трансформировалась в «Исламское государство Ирака» (ИГИ). В 2010 году ее новый лидер Абу Бакр Багдади солидаризировался с исламистами, воюющими против Башара Асада, и в 2013 году создал запрещенное в России «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Но при американском присутствии была совершена еще одна ошибка. Была распущена многочисленная армия, костяк которой составляли сунниты, и немалое число генералов, офицеров, сержантов и пр., оказавшись без работы, стали присоединяться к радикальной исламской организации. Это и сыграло едва ли не решающую роль в том, что в первой половине 2014 года запрещенное в России ИГИЛ установило контроль над десятками иракских городов и поселков, захватило нефтеносные районы и объявило о создании халифата, сменив при этом название на «Исламское государство» (ИГ). Сказалось и то, что иракские шииты имеют слабый опыт государственного управления и военного строительства и за десять лет даже при американском содействии не смогли создать боеспособную армию. При встрече с джихадистами ее бойцы нередко тут же отступали или разбегались, оставляя боевую технику врагу.

Третье. Здесь я говорю о политике США времен президента Буша, которая рикошетом обернулась против Европы, вызвав волну миграции в страны ЕС. Но и Брюссель немало поработал на создание обстановки, способствовавшей массовому наплыву беженцев в европейские страны. Именно непосредственное вооруженное вмешательство в гражданскую войну в Ливии прежде всего Франции, а также Британии и при участии американской разведки привело к свержению режима Муамара Каддафи. Могу допустить, что руководители указанных стран не знали или игнорировали тот факт, что в Ливии сохранились сильные родоплеменные отношения и она разделена на три разных по исторической судьбе и составу населения региона. Тем не менее удивляет непонимание того, что в такой стране на смену авторитарному режиму полковника Муамара Каддафи придет не демократия, а анархия, что и случилось на деле. В итоге Ливия стала одним из каналов для притока в Европу беженцев из арабских и африканских стран.

Продолжение следует.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта