Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Голландский референдум — вовсе не об Украине

Михаил Щипанов

Итак, столь долго обсуждавшийся референдум в Нидерландах по поводу окончательного оформления ассоциативной связки Украины с Европейским союзом прошел. Позади остались телевизионные препирательства, уличная война листовок, пляски украинских фольклорных ансамблей, незалеж-ный министр Климкин с хлебом-солью. И только сейчас всем становится ясно, что референдум был, собственно, совсем даже не об Украине. А весь антураж - только предлог для обозначения куда более серьезной для традиционного Старого Света проблемы.

Сам факт проведения дополнительного национального плебисцита в одной из самых благополучных европейских стран был симптомом плохо скры-ваемого неблагополучия. И это не каламбур. Так и хочется без излишнего утрирования вспомнить классика: прогнило что-то в европейском королев-стве. В конце концов будьте уверены: большинство граждан Нидерландов с трудом представляют себе, где вообще это странноватое государство расположено и чего это оно решило объявить себя каменной стеной на пути враждебных Европе сил.

А те просвещенные и утонченные голландцы, что в курсе всей этой интриги, прекрасно понимают, что ассоциативные отношения с Европейским сою-зом ничего толком для Украины не меняют. Мало ли было таких договоров: и с Марокко, и с Египтом, и даже со странами далекой Латинской Америки. И что? Какие из них реально стали кандидатами на вступление в Европейский союз? Или спас такой неопределенный статус ту же Ливию от натовских бомбардировок? Сказал же господин Юнкер, как отрезал: мол, в ближайшие двадцать пять лет гражданам незалежной не стоит и мечтать о полно-ценном членстве в ЕС.

И тогда о чем вообще этот голландский переполох? Может, он - проявление известной «голландской болезни»? И почему так взволновались в евро-пейских верхах? Вон даже солидная испанская газета «Паис» заранее поставила в своей статье вопрос ребром: выдержит ли Голландия экзамен на свою приверженность Европе? Читай – решениям, навязываемым Брюсселем. А ведь Нидерланды не чета погрязшей в долгах Испании и вошли в ту первую шестерку, которая, собственно, и основала институционный прообраз единой Европы.

То есть изначально в кругах континентальной бюрократии понимали, что консультативный референдум, итоги которого можно и не принимать во внимание, может лишний раз стать индикатором нарастающего в странах союза глубокого и пока подспудного недовольства существующими поряд-ками. А возня вокруг Украины – это только хороший предлог сказать свое «фе» континентальному истеблишменту, который в закрытой ментальности все больше дистанцируется от рядового европейца. Того самого, что платит налоги на содержание миллионов колбасных беженцев, терпит выверты ювенальной юстиции, несет издержки столь милых заокеанским дядюшкам антироссийских санкций. И живет под гнетом все более сильного страха терактов.

Фактически голландцы добились права лишний раз высказать отношение к высокой европейской политике. И такой поворот глубоко озаботил силь-ных мира того, сделавших все, чтобы плебисцит сорвать или обес­ценить, поэтому вокруг в общем-то рядового для Европы события было столько шума, выяснения отношений, взаимных обвинений. Вспомним: в нейтральной Швейцарии референдумы проходят с частотой хоккейных матчей, но нет никакой паники.

В июне Европу ожидает куда более серьезное испытание, способное проверить ее на прочность и стабильность, – британский референдум по поводу участия королевства в структурах Европейского союза. И хотя премьер Кэмерон фактически шантажом добился от Брюсселя для Великобритании особого статуса, который обеспечивает ей на деле некое параллельное положение относительного остальных союзников, но все может быть. Потом такие примеры становятся все более заразительными для остальных.

А ведь в Англии и Нидерландах нет таких проблем с бюджетом и безработицей, как в Греции, Италии, Португалии, не говоря уже о новых членах – Румынии, Болгарии, Словакии. И недовольство граждан стран благополучных, их желание отмежеваться от решений единого брюссельского центра власти выглядят вдвойне вызовом.

Потому голландцев и обрабатывали с невиданным упорством: велики были чисто идеологические ставки. Ведь в конце концов Украину де-факто втя-нули в эту ловушку. В Киеве уже оценили «щедрые» европейские квоты на поставки меда, курятины и семечек, что оказались исчерпанными всего за пару месяцев. И обратного пути для нынешнего режима постмайдана просто нет. Так что повторимся: референдум по сути ничего не менял. Важен был сам факт того, что его добились.

Вот и выходит, что изначально референдум был не про изрядно всем надоевшую Украину, а индикатором все более широкого европейского скепси-са. На днях мы узнаем официальные итоги голосования. Но тот факт, что за его проведение в небольшой стране подписались 470 тысяч голландцев, сам по себе красноречив.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта