Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Отношение к допингу

Нильсон говорил о нас, как будто мы — с другой планеты

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

Олимпиада-2016 может пройти без нашей сборной по легкой атлетике. Нас временно исключили из Международного легкоатлетического союза. Окончательное решение примут в мае. А поскольку легкая атлетика – королева спорта, то и Олимпиада без участия сборной России, одной из силь-нейших в мире, потеряет для мира значение и привлекательность. Но при всей важности Олимпийских игр гораздо важнее другое – наше отношение к допингу в спорте.

Допинг – это обман. Бесстыдное жульничество. Кто-то тренируется, проливает семь потов, живет в жестком режиме – и рассчитывает на успех. Но тут появляется наглый жулик, принимает дозу допинга - и получает медаль, славу, деньги, почет.

Как мы к этому относимся?

Со скрытым (а то и не скрытым) одобрением, если считать прессу выразителем государственного и общественного мнения, каковым она и является.

Мы – циники. Нам плевать на законы, мораль, нравственность, на совесть. Нас не заботят методы. Ради достижения цели мы готовы на все.

Сурово? Да. Но рассмотрим доказательства.

Самое общее доказательство: когда нам указывают на обман, уличают наших обманщиков, мы горой встаем на их защиту и делаем обманщиков, жуликов у себя в стране чуть ли не национальными героями.

Лыжницу Ларису Лазутину на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити (2002) дисквалифицировали за употребление допинга. Она приехала на родину в ореоле жертвы антироссийского заговора - ее тотчас ввели в Совет по физкультуре и спорту при президенте России, избрали депутатом Московской обла-стной Думы.

Метательница ядра Ирина Коржаненко не вернула золотую медаль, полученную с помощью допинга на Играх-2004 в Афинах, и говорила в интервью: «Наших спортсменов сдают за шапку сухарей... Огромное число спортс­менов, болельщиков на моей стороне. Подходят ко мне и говорят: «Ирина, ни в коем случае не вздумай отдавать медаль!»

Когда капитана футбольной сборной Егора Титова в 2004 году дисквалифицировали за употребление бромантана, болельщики разворачивали на матчах его команды «Спартак» баннеры: «Егор, мы с тобой!», а газета «Известия» сделала его своим колумнистом, еженедельно печатала его колонки с фотографией автора. «Известия» в то время – влиятельнейшая общефедеральная газета. И ее обозреватель в мире спорта, в массовом сознании, автоматически воспринимался как безусловный авторитет.

Накануне чемпионата мира по биатлону (2009) трех российских спортсменов, членов сборной команды, уличили в употреблении допинга. Что тут поднялось в прессе! «Война против российского спорта», «Складывается ощущение, что весь мир объединился против сборной России», «О нас вы-тирают ноги, чиновники не способны защитить наших спортсменов»… Телевизионные трансляции с чемпионата мира превратились в репортажи ненависти, комментатор кричал: «Наш ответ Чемберлену!» И рассказывал, какие гады – биатлонисты из других стран: они не только сторонятся на-ших, но даже и смеют осуждать российских спортсменов!

Да, шведский биатлонист Нильсон и шведский тренер Пихлер писали о том, что спортсмен, применяющий допинг, - вор, он крадет медаль, успех и славу у тех, кто честно соперничает на трассе.

Некоторые россияне, настропаленные репортажами ненависти, засыпали их угрозами, писали в блог Нильсона: «Добро пожаловать в Ханты-Мансийск! (Там предстоял очередной этап Кубка мира по биатлону. – С. Б.) Мы ждем тебя! Ты умрешь от рака, ублюдок!»

Международная федерация биатлона объявила, что немедленно рассмотрит вопрос о безопасности иностранных спортсменов на предстоящих со-ревнованиях в России. Тут пресса опомнилась - в спортивных передачах болельщиков призвали быть сдержанными, а то нас лишат и этапа Кубка мира, и чемпионата мира, и даже зимней Олимпиады.

Международная федерация тогда никаких санкций к нам не применила, удовлетворилась гарантиями безопасности со стороны МВД РФ.

Необычные для нашего сознания слова произнес после заседания исполкома шведский биатлонист Матиас Нильсон:

«Так странно… Если бы то же самое случилось в команде Швеции, это бы звучало в прессе абсолютно по-другому... Эти люди получили бы по полной программе в прессе и ни при каких условиях не остались бы в команде... У нас после допинга спортивная жизнь заканчивается. Поэтому нам очень сложно понять, что сейчас происходит в России. А русским, думаю, сложно понять нас. Мы - представители разных культур, вот и все... Потому что если ты попадаешься на допинге, в Швеции тебе будет стыдно даже выйти на улицу. Мне кажется, очень важно, что я сейчас об этом говорю. Потому что эту разницу между нашими странами, нашими культурами не все понимают. Отсюда и многие проблемы».

Нильсон говорил о нас, как будто мы - с другой планеты.

И вот 2015 - 2016 годы. Выходят немецкие фильмы о массовом применении допинга в российской легкой атлетике, доклад Всемирного антидопинго-вого агентства, в котором утверждается, что российские легкоатлеты получали запрещенные препараты от тренеров и чиновников в приказном по-рядке, а российская антидопинговая лаборатория прятала и уничтожала анализы.

Наши спортивные функционеры и депутаты тотчас перешли в атаку, заявили, что допинговый скандал - политический заказ западных стран. Пресса охотно их цитировала: «Этот доклад – полная чушь!», «Врагам России не дают покоя ее успехи, это очередная дискредитация с целью нанести урон России», «Пошли на подтасовку фактов: не смогли подкопаться под заслуженно доверенный России мундиаль, так решили зайти с другой стороны».

Впрочем, пресса и сама, без ссылок на авторитеты, делала выводы и выносила заключения. «Успехи России на международной арене, возвращение статуса одного из главных игроков в политическом мире раздражают и Западную Европу, и особенно США. Нас пытались придавить экономическими санкциями, втянуть в войну с Украиной - не получилось. Теперь нам объявили вой­ну на спортивных фронтах», - писала, например, газета «Аргументы и факты».

Между тем разворачивались новые и новые допинговые скандалы - российские политики, спортивные руководители и пресса отвечали на них новыми конспирологическими теориями. Градус безумия достиг такой точки, что решительно (и раздраженно!) вмешался президент Путин, потребовал свое-временно реагировать на решения международных спортивных организаций, а не устраивать истерику.

«Не нужно ничего политизировать и продвигать теорию заговора!» - заявил он на совещании правительства.

Поможет? Подействует?

Наверное, подействует на какое-то время. А потом забудется. Возобладает то, что сидит глубоко, культивировалось десятилетиями и культивируется поныне. Доказательство тому – реакция министра спорта Виталия Мутко на слова самого (!) президента. Он стал объяснять, что препарат мельдоний признали допингом только 25 сентября 2015 года, спортсмены могли принимать его вплоть до 1 января, «исследований по срокам вывода его из организма нет, нужно рассматривать и принимать отдельное решение в каждом конкретном случае». И обнадежил (пишу это слово без кавычек!): «Нужно находить замещение этого вида допинга новыми технологиями, и мы это будем находить!»

Сказал, что думал. На голубом глазу. То есть он из слов президента не понял ничего. Точнее, воспринял по-своему. И прилюдно пообещал главе госу-дарства разработать и применять новый допинг для спортсменов. Другого он, похоже, не понимает.

И разве он один?

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта