Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Страницы жизни нелегала

Ирина КУТИНА

В очерке «К наградам представлялся, но не получил их» («МП» за 25 января, 1, 8 и 15 февраля) В. И. Шляхтерман рассказал о военном разведчике Анатолии Марковиче Гуревиче, работавшем под псевдонимом Кент. Рассказал о трудовых буднях бойца невидимого фронта, о его аресте гестапо. О том, как, выполнив задание Родины, Кент вернулся в Москву и был арестован органами НКВД/МГБ. О лишении Кента заслуженных им наград. Наших читателей заинтересовала история Кента. По их просьбе сегодня мы рассказываем ту часть этой истории, которой не коснулся В. И. Шляхтерман.

Впервые я узнала об А. М. Гуревиче, прочитав опубликованные в сборнике «Ленинградцы в Испании» его мемуары «На подводной лодке через Гиб-ралтар». В них Анатолий Маркович (в Испании - Антонио Гонсалес) рассказал о первых своих контактах с разведкой, об участии в противостоянии фашизму.

О советской разведывательной сети, называемой «Красной капеллой», я прочла в книге Шандора Радо «Под псевдонимом Дора», изданной в 1973-м. «Большая игра» Леопольда Треппера появилась в 1990-м. Вслед за этими книгами, давно кем-то зачитанными, посмотрела на канале РТР телесериал «Красная капелла» и фильм «Кент и Маргарита». Помню интерес, с которым они смотрелись. Но за давностью лет детали стерлись. И я решила обно-вить в памяти страницы жизни разведчика.

В телесериале сообщалось: «Никого из «Красной капеллы» уже нет в живых». Кент слышал это собственными ушами. Говоря о сериале, он раскрити-ковал его лихую детективщину. Разведчики не дружат семьями, не ходят друг к другу в гости, не устраивают шумных совместных застолий, как это происходит в сериале, говорил Кент. Так вести себя им не позволяют правила конспирации, нарушение которых грозит провалом, наносит удар по безопасности коллег.

И события личной жизни разведчика, объявленные в фильме «Кент и Маргарита» документальными фактами, таковыми, как оказалось, не являются.

Как же складывались подлинные события?

В разведшколе, куда Гуревич поступил, вернувшись из Испании, его учили радиоделу, а не оперативной работе. Время было для разведки суровым, совпало с периодом Большого террора. За 1937 - 1938 годы Разведуправление НКО потеряло шестерых начальников управления, ряд начальников отделов и отделений.

Дефицит опытных кадров не мог не сказаться на качестве подготовки. Радистов не готовили к экстремальным ситуациям, не обучили, как подать сиг-нал о провале.

Гуревич ехал в Бельгию с паспортом уругвайского гражданина Винсенте Сьерры, ничего об Уругвае, кроме популярности уругвайского футбола и фамилии президента страны, не зная. Из-за этого случайная встреча с настоящим уругвайцем могла ему грозить провалом.

В Бельгии работали два разведчика - «уругвайских гражданина». Номера выданных им в разные годы поддельных паспортов следовали один за дру-гим, отличаясь лишь на единицу.

Страдали абсурдной неточностью данные о барах, которыми рекомендовалось пользоваться. На месте гостиницы, где надлежало поселиться Вин-сенте Сьерре, уже несколько лет был пуб­личный дом.

Вынужденный с первого момента изворачиваться и включать развитые в драмкружке сценические способности, по ходу дела Гуревич самостоятель-но постигал премудрости оперативной разведработы.

Винсенте Сьерра снял в Брюсселе квартиру в солидном доме. Там же жила семья миллионера Зингера, венгра с еврейскими корнями. Зингеры бе-жали от немцев из Чехословакии, а теперь им предстояло, опасаясь оккупации, покинуть и Бельгию. Недавно овдовевшая дочь Зингеров Маргарет Барча отказалась уезжать с родителями за океан. Отец Маргарет, у которого со Сьеррой сложились уважительные отношения, просил соседа поза-ботиться о дочери и передал ему свои коммерческие связи. Благодаря этому была открыта торгово-закупочная фирма «Симекс», президентом кото-рой стал Сьерра.

Через клиентуру «Симекс», в которую входили высшие офицеры немецкого интендантства, Кент стал получать интересующую Центр информацию. Он открыл филиалы фирмы в других городах и странах. Бизнес неожиданно для него шел успешно. Когда Центр не смог пересылать нелегалам в оккупи-рованную страну деньги, резидентуры Бельгии, Франции, Голландии содержались на доходы, получаемые «Симекс».

Кент на чужое имя снял виллу, принимал там деловых партнеров. В их отсутствие из подвала виллы передавались в Москву шифрограммы.

Треппер (Отто), нарушив конспирацию, приехал в Брюссель и без ведома Кента назначил на вилле встречу своим бывшим помощникам.

Немцы, запеленговавшие работавший на вилле передатчик, как раз в это время пришли арестовывать радистов. Отто удалось избежать ареста, представившись торговцем кроликами. Он предупредил Кента о провале.

Вместе с Маргарет, ставшей его гражданской женой, Кент немедленно скрылся в Марселе, где был филиал «Симекс», но добыть новые документы не смог. 9 ноября 1942 года Кента в марсельской квартире арестовало гестапо.

В апреле 1943-го Маргарет родила их с Кентом сына Мишеля. В 1944-м влиятельные друзья Зингеров могли организовать ее отъезд за океан вместе с сыном и мужем, но Кент отказался - ему нужно было выполнить задание Центра. И Маргарет он попросил остаться в Европе, надеясь после войны легко найти ее и Мишеля. В последний раз они виделись в феврале 1945-го.

Как известно, выполнив задание Центра и привезя в Москву завербованного им Паннвица, Кент был сразу же арестован. Через следователей с Лу-бянки Гуревич пытался хоть что-то выяснить о жене и сыне. Ему сказали, что они погибли под бомбежкой. Сердце отказывалось верить, но, увы, тяж-кое известие очень походило на правду.

В конце пятидесятых Кента освободили. Он тосковал о семье, о женской близости. Познакомился с инженером Лидочкой Кругловой, тринадцатью годами моложе него. За неделю до свадьбы, говорят, за то, что слишком активно добивался реабилитации, Кент вновь был возвращен в места заклю-чения, но теперь хоть не в Воркуту, а в Мордовию. Лида стала ездить туда на редко дозволявшиеся свидания.

В 1960-м 20-летний срок скостили до 15 лет, и Гуревича условно-досрочно освободили. При освобождении ему восстановили военный стаж, включи-ли в него проведенные в ГУЛАГе годы и выдали справку, что он демобилизован из Вооруженных Сил СССР 20 июня 1960 года. (Однако льготы участ-ника Великой Отечественной он получит только в 1992 году, а надбавку к пенсии, полагающуюся реабилитированным, не получал никогда.)

Детей с Лидочкой они, как ни хотелось им того, заводить не рискнули. Ведь если Анатолия Марковича, «изменника Родины», снова посадят, то могут арестовать и Лиду, а ребенок попадет в детдом. Гуревич, потеряв Маргарет и Мишеля, не смел рисковать.

…Однажды в начале 1990-х в ленинградской квартире Гуревичей раздался телефонный звонок. Телефонистка сказала: вызывает Мадрид. Хозяин квартиры решил, что его ищет кто-то из коллег переводчика Антонио Гонсалеса, но услышал в трубке ликующий голос: «Папа, наконец-то я нашел тебя!»

Первая мысль - провокация. И Гуревич, собрав волю в кулак, задал вопросы, на которые верно ответить мог лишь настоящий Мишель: где его крести-ли и кто его крестные родители? Услышав правильные ответы, выронил трубку, потеряв сознание, – с радостью порой труднее справиться, чем с бедой.

Телефон отключился. Лидия Владимировна бросилась помогать мужу прийти в себя.

Мишель вскоре перезвонил. Рассказал, что благодаря отклику Гуревича на телесериал о «Красной капелле» стало известно, что Кент жив. Эти сведе-ния попали в иностранные СМИ, где и увидел их журналист Мишель Барча.

Оказалось, что Маргарет не переставала любить Кента и воспитала в любви к нему сына. Они много лет искали его. Маргарет скончалась от рака в 1985-м. У Мишеля есть семья - жена Каролина и сын Саша.

Мишель обещал приехать как можно скорее. Как всегда, оформление документов сопровождалось бюрократическими затяжками. Наконец отец и как две капли воды похожие на него сын и внук встретились в ноябре 1991 года в Ленинграде. С тех пор ежегодно, один или с семьей, Мишель приезжал к отцу.

Когда Анатолий Маркович с Лидией Владимировной впервые навестили семью Мишеля в Мадриде, сын уговаривал их остаться с ним, в лучших быто-вых и материальных условиях. Гуревич не согласился – он оставался верен воинской присяге, хотя страны, в военной разведке которой он служил, уже не существовало после развала СССР.

Судьба оказалась щедрой к Кенту, наградив за пережитое в молодости и в зрелые годы долгой жизнью (7.11.1913 - 2.01.2009), подарила семнадцать лет общения с сыном, внуком и невесткой, за что вся семья не уставала благодарить небеса.

Остается добавить, что А. М. Гуревич - автор книги «Разведка - это не игра», изданной санкт-петербургским издательством «Нестор» в 2006 году.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта