Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Привычка к обналичке

Почему «живые» деньги становятся предметом купли­продажи?

Ирена ТАТОНОВА

По данным Центробанка, сомнительные операции с обналичиванием денежных средств сократились в три раза в прошлом году по сравнению с 2014­м.

Понятно: сегодня те банки, которые грешили подобными операциями, остались без лицензии или боятся «засветиться» в нынешней обстановке. Од-нако это вовсе не значит, что мы изжили такое явление, как незаконное обналичивание. Оно сейчас, по информации специалистов, переместилось в торговлю, и процент за операцию явно вырос ­ до 15% от обналичиваемой суммы.

Обналичивание денег – распространенное в России в 1990­е годы явление, связанное с началом экономических реформ в стране и несовершенством или отсутствием регулирующих законодательных и нормативных актов. Обналичкой грешили, как правило, юрлица и ИП (то есть хозяйствующие субъекты), чтобы уклониться от уплаты налогов и получить наличные, не отраженные в официальных бухгалтерских документах.

Очень популярным способом незаконного обналичивания является совершение фиктивной (или мнимой) сделки. Такая сделка де­юре предполагала исполнение одной из сторон определенных обязательств (предоставление услуг, поставка товаров), но де­факто хозяйственная деятельность не осуществлялась.

Хотя, по данным аналитиков, обналичивание как вид незаконной экономической деятельности и как социальное явление развилось еще в СССР ­ в конце 1980­х, когда отменили тотальный запрет на предпринимательскую деятельность.

Говорят, опираясь на новый в то время закон от мая 1988 года «О кооперации в СССР», тогдашние комсомольские и партийные функционеры на базах центров научно­технического творчества молодежи и даже дворцов пионеров создавали хозрасчетные производственные организации. Туда Госбанк СССР перечислял средства на развитие научного творчества, за которые на бумаге отчитывались проведенными научными мероприятиями. А на деле, например, на эти деньги иногда покупались первые видеомагнитофоны и организовывались коммерческие просмотры фильмов. Думаю, люди старшего и среднего возраста помнят даже такие мини­залы, где весь день крутили видеофильмы.

Некоторые аналитики напоминают: теневой сектор существовал в СССР и ранее. И по некоторым подсчетам составлял 3 ­ 4 процента от всей советской экономики. А теневой экономике наличные деньги нужны особенно. Ведь за них можно не отчитываться, то есть не «светиться».

Расцветшее на благодатной ниве лихих девяностых явление определенные участники рынка стараются использовать и сегодня. Несмотря на то, что круг возможностей сужен, а процент за обналичку вырос до 15 против недавних 2 ­ 3.

Вот сейчас, по мнению Центробанка, оно перемещается в торговлю – с тем же использованием транзитных операций. Аналитики сообщают: совсем недавно была популярной схема с платежными агентами. Они собирали наличку большими суммами через терминалы. Не зачисляли их на банков-ские счета, а продавали. При этом заказчики расплачивались безналом посредством фиктивных внешнеторговых сделок – тех самых транзитных операций.

В Центробанке отмечают большие масштабы незаконного обналичивания в ретейле. Конечно, далеко не вся розница этим грешит, но тенденция су-ществует.

А еще много наличности снимается посредством корпоративных банковских карт ­ ведь лимит по ним может составлять миллионы рублей. Это очень облегчает ситуацию. Если огромные суммы начнет снимать частное лицо, это сразу вызовет подозрение. А так­то ­ ничего особенного, все вроде чинно и благородно, согласно существующим финансовым возможностям.

В ЦБ называют еще одну схему незаконного обналичивания – с использованием большого количества платежных карт. Здесь, конечно, счета неболь-шие, скромнее, чем у владельцев корпоративного пластика. Но когда карт много и с них постоянно снимаются по 50 ­ 60 тысяч, получается не такая уж безобидная сумма.

Так что пока говорить о победе над незаконным обналичиванием не приходится. Тем более в такие времена, когда проблемы в экономике опять застав-ляют нас вспоминать лихие девяностые. Надо понимать, что сейчас доходы падают не только у отдельных граждан, но и у компаний и фирм. И не каждый потерявший изрядную часть прибыли готов с этим смириться. А еще и налоги подрастают, и некоторые другие платежи. И эксперты прогнозируют, что нынешний кризис будет затяжным и более суровым, чем предыдущие.

­ По моему мнению, в периоды экономического кризиса теневые потоки всегда увеличиваются, ­ комментирует «МП» ситуацию доктор экономических наук Сергей Смирнов. ­ Доходы становятся ниже, а цены выше, налоговая нагрузка тяжелее. Понятно, что государство должно заботиться о пополне-нии бюджета, однако у меня иногда возникает вопрос: насколько тщательно просчитываются последствия тех или иных решений? Что касается ис-пользования торговли для обналичивания средств, то здесь, на мой взгляд, самая удачная для таких операций схема. Ведь торговля ­ это и пересор-тица, и многое другое.

По мнению представителей регулятора, деньги сегодня стали самым настоящим товаром. А что удивляться? Эксперты «МП» уже не первый раз нам говорят: в условиях рыночной экономики деньги являются самым большим дефицитом. А рост налогов заставляет уводить доходы в тень.

Кто­то из экономистов даже переделал на свой лад формулу простого товарного обращения товар – деньги ­ товар (Т­Д­Т) и предложил новую фор-мулу обращения – деньги – товар ­ деньги (Д­Т­Д).

Говорят, от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Но от перемены мест некоторых понятий явно меняются смысл и цели.

А у нас сегодня эту формулу можно даже секвестировать и представить как деньги – товар. И опять совершенно поменялся смысл и задачи. И это не совсем хорошо для нашей экономики. Впрочем, как и для любой другой. Значит, с этим надо как­то бороться. И не всегда только запретительными методами.

Мы все знаем: в безденежные времена кошельки и меховые шапки воруют чаще, чем в экономически благодатные периоды. Есть, конечно, персона-жи, которые не мыслят себя без своей воровской романтики. Но кто­то лезет в чужой карман и от безысходности.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта