Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Чем нам не угодил спутник «Кванменсон»

Михаил Щипанов

Реакция нашего МИДа на вывод Северной Кореей спутника на околоземную орбиту оказалась решительной и не допускающей никакой двусмыслен-ности. Столь серьезное осуждение, появившееся несмотря на приближавшиеся выходные дни, можно было однозначно трактовать как выражение твердой и осознанной позиции. Однако нет ответа на главный в таком дипломатическом контексте вопрос: а нам­то это все зачем?

Действительно, тон заявления напоминает наш классический ответ Чемберлену: «Вынуждены констатировать, что Пхеньян не прислушался к призы-вам международного сообщества, в очередной раз продемонстрировав вызывающее пренебрежение нормами международного права». Собственно, а какими нормами? Документ никаких конкретных ссылок на заключенные договоры не содержит.

Между тем, если мне память не изменяет, еще в далеком 1967 году был открыт для подписания международный договор о мирном освоении космо-са, включая Луну, который предполагали исследовать всеми странами без какой­либо дискриминации. СССР тогда выступил одним из депозитариев соглашения. И, понятное дело, та же Северная Корея, как бы ни относиться к тамошнему режиму, имеет такое же право на использование околозем-ной орбиты, как и все остальные государства. Если, конечно, не доказано, что выведенный в ближний космос спутник с мудреным и тяжело произно-симым для европейца названием не является скрытой кинетической пушкой или мощным противоракетным лазером, то бишь теми опасными для мировой стабильности «гаджетами», о которых с начала восьмидесятых годов, эры правления Рональда Рейгана, буквально грезят штатовские миро-творцы.

Но хочется верить, что раз у Пентагона дела в этой области не идут дальше компьютерных игр, то и у сторонников теории чучхе шансов на успех не больше. Тогда о чем, как воскликнули бы в некоторых кругах, базар? Может, действительно не нравится само название местной ракетной техники, утонченный демократический слух режет?

Можно, конечно, сослаться на некую непредсказуемость и психологическую неустойчивость властей в Пхеньяне. Но, судя по поведению некоторых наших соседей, северокорейские отклонения ­ далеко не самые патологические.

Ну, понятны американские огорчения и подпевки их японских соратников. КНДР с недавних пор выглядит тем самым ежом, которого просто так не прихлопнуть без риска лишиться какой­нибудь из загребущих дланей. Хотя и очень хочется. Но нам­то какой резон присоединяться к такому хору порицания под управлением дирижера Обамы ­ нам, находящимся под все более сильным западным гибридным давлением, нам, коих за океаном грезят превратить в страну­изгоя с последующим расчленением?!

Понятно, что когда 4 октября 1957 года СССР запустил свой первый спутник, в Вашингтоне поняли, что за океанской гладью больше не спрятаться от потенциального возмездия. И США больше не остров безопасности. Ясно, что и корейский запуск тоже ­ заодно испытание баллистической ракеты приличной дальности. Но вряд ли она представляет угрозу для нас конкретно. А дальше – как в большой шахматной партии: чем больше составляю-щих, тем шире и у нас поле для маневра.

Не стоило надеяться и на то, что наш показательный демарш будет кем­то оценен и как­ то поощрен в Вашингтоне или Брюсселе: даже западная заинтересованность в нашем участии в противодействии запрещенной у нас ИГИЛ не приводит к компромиссам в других важных для России сферах. Более того: не успели мы осудить северных корейцев со всей нашей пролетарской прямотой, как их соседи с юга тут же обвинили Россию в поставке важнейших запчастей для вылетевшей ракеты! Как говорится, за что решительно боролись.

Можно, конечно, возразить, что испытание корейского носителя дает американцам повод для размещения на территории Южной Кореи штатовских систем противоракетной обороны, которые могут покрывать и часть нашей территории, включая и почти построенный космодром Восточный. Но практика показывает, что для таких решений американцам и особого повода не надо. Вернее, они всегда могут тут же его сочинить. Пусть и совер-шенно абсурдный. Чего стоило противодействие иранской угрозе с земель польских и румынских. И напрасно наш многомудрый МИД надрывается, демонстрируя всему миру искусственность такого предлога. Американский караван идет туда, куда наметили его погонщики.

А ведь уже были и у нас вполне конструктивные идеи, связанные с выгодным и в материальном, и в политическом плане использованием космодрома «Восточный». Мол, было бы вполне в духе мира и сотрудничества пригласить к работе на его площадках дальневосточных соседей ­ тех же корейцев всех ориентаций и, возможно, японцев и китайцев. И выступить не бездумными критиками того, что уже никто не в силах изменить, а стра-ной­созидательницей, нацеленной на направление технической мысли соседей в русло разумного контроля.

Но ссылки на несуществующие параграфы международного права вряд ли могут способствовать реализации таких выигрышных планов и тем более свидетельствовать о полностью независимой российской внешней политике.

Нам же для поддержания душевного равновесия остается выбирать между знаменитыми строчками Тютчева о том, что в Россию можно только и ве-рить, и надеждами на некий неясный пока глубокий смысл нашего дальневосточного курса. Выбирайте, что вам ближе.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта