Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Процент выживаемости

Российским инвалидам придется потрудиться, доказывая, что они больны

Роман КОРОЛЕВ

2 февраля вступил в силу приказ Минтруда №1024н, устанавливающий новые критерии получения инвалидности в России.

Предыдущий документ пришлось откорректировать из­за жалоб: многие тяжелобольные люди ­ в первую очередь дети ­ не подпадали под критерии инвалидности и не могли получить необходимого лечения. Увы, и в новой версии приказа далеко не все гладко…

Степень инвалидности, согласно новому приказу Минтруда, определяется не на основании объективных критериев, а по заключениям сотрудников медико­социальной экспертизы. Но мнение врача зависит от разных факторов, поэтому и недоразумения могут возникнуть, и почва для злоупотреблений сохраняется. Теперь, по мнению экспертов, рассчитывать на получение первой группы могут только лежачие больные.

9 февраля в Мосгордуме за «круглым столом» обсуждались проблемы нарушения прав инвалидов в России и недостатки нового документа. Помимо экспертов (медиков, юристов и чиновников) в нем приняли участие и полтора десятка родителей, у которых дети – инвалиды.

­ Я сама мама такого ребенка и могу сказать, что российских детей­инвалидов в очередной раз обидели, ­ поделилась с «МП» впечатлениями руководитель московского отделения общественного движения «Гражданская инициатива за бесплатное образование и медицину» Светлана Островская. ­ Получить инвалидность стало тяжелее. Критерием для этого, согласно новому документу, является стойкое нарушение функций организма, которое привело к ограничению одной из категорий жизнедеятельности человека, например способности к передвижению, общению, труду, самообслуживанию. Степень нарушения определяется в процентах. Детям инвалидность будут давать, только если одна из функций у них нарушена хотя бы на 40%. Получить ее по сочетанию нарушения двух функций организма (например, способностей к самостоятельному передвижению и общению после ДЦП) больше нельзя. Критерием для выдачи первой группы инвалидности является нарушение здоровья человека с IV степенью выраженности стойких нарушений функций организма ­ в диапазоне от 90 до 100 процентов. Что такое – от 90 до 100%? Это лежачий больной, который не сможет выжить без посторонней помощи. Все колясочники, которые хоть как­то способны передвигаться и худо­бедно себя обеспечивать, в первую категорию просто не попадут и, как следствие, получат меньшую пенсию и не смогут отправиться в санаторий с сопровождающим.

Разница в выплатах оказывается достаточно существенной: так, после индексации 1 апреля 2016 года размер пенсии для инвалидов первой группы составляет 9538,20 рубля в месяц, а для инвалидов второй – только 4769,09 рубля.

­ «Индивидуальные программы реабилитации и реабилитации инвалидов», которые начали действовать в этом году и заменили существовавшие раньше ИПР, тоже крайне несовершенны, ­ продолжила Островская. – Если ими предусмотрены технические средства реабилитации, то государство должно компенсировать затраты на них. Но вот беда: компенсируются только затраты на средства реабилитации по основному диагнозу. Грубо говоря, если у ребенка тот же ДЦП, коляску или ортопедическую обувь ему оплатят, а вот специальные очки, если у него нарушения зрения, или слуховой аппарат, если после болезни возникло поражение слуха, родители должны покупать за собственные деньги. Если покупается та же ортопедическая обувь, то оплачивается не пара, а отдельно каждый ботинок! Стоят такие ботинки в специализированных магазинах в районе 4500 рублей за штуку (не за пару), а выглядят ужасающе: какая­то старушечья обувь, серых цветов, на липучке… Как такие можно купить, например, 14­летней девочке? Потом с этим чеком нужно идти в Департамент соцзащиты и ждать возвращения затраченных средств (ожидание может длиться и в течение года). Если у родителей нет денег прямо сейчас, что делать, вообще непонятно: брать кредит на покупку обуви, без которой ребенок не может из дома выйти?

Надо сказать, что предыдущую версию документа, приказ №664н, пришлось отменить из­за сотен жалоб на необъективные условия его применения. Из регионов пришло более 270 обращений по поводу отказов в присвоении инвалидности тяжелобольным детям, в частности, страдавшим муковисцидозом, бронхиальной астмой, сахарным диабетом, с расщелинами губы и неба.

На этот раз чиновники учли, что некоторые заболевания, с которыми взрослый человек может справиться, крайне тяжело переносятся ребенком и сказываются на его развитии. Благодаря потоку жалоб эти болезни вернули в списки, но, например, инсулинозависимый сахарный диабет считается основанием для получения инвалидности только у детей до 14 лет. По мнению экспертов, это создает крайне опасный прецедент снятия инвалидности у человека при наступлении определенного возраста.

­ Еще в январе 2015 года после принятия приказа №664н мы перешли к новой концепции установления инвалидности ­ от медико­социальной к чисто медицинской, ­ напомнил «МП» Александр Лысенко, научный руководитель и председатель правления Национального центра проблем инвалидности. – Изменился сам подход: если раньше основанием для признания человека инвалидом служили медико­социальные показатели, то есть степень его приспособленности к жизни в обществе, то теперь речь идет о нарушениях функций организма, определяемых процентно. При определении этих процентов возникало очень много конфликтных ситуаций. Особенно много жалоб поступало по поводу детей, страдающих орфанными (то есть редкими) заболеваниями. Функциональные нарушения в этом случае поддаются лечению, что является основанием для снятия инвалидности. При этом, как только ребенок прекратит пить редкий и очень дорогостоящий препарат, его состояние снова ухудшится. Соответственно, чтобы получить инвалидность, родителям ребенка нужно прекратить лечение для того, чтобы состояние малолетнего пациента… ухудшилось до требуемых показателей! Из нового документа не вполне понятно: идет ли там речь об оценке нарушений, например, при муковисцидозе на фоне принимаемого лечения или его отсутствия? Дети с фенилкетонурией, у которых еще не развились тяжелые, по­настоящему необратимые последствия, по новым критериям по­прежнему «не дотягивают» до статуса ребенка­инвалида. Мы не видим особенных поводов радоваться в связи с принятием нового приказа Минтруда. Во­первых, до сих пор отсутствуют объективные критерии выраженности нарушений функций. Определяются они по усмотрению сотрудников врачебной комиссии: кто­то одному и тому же человек поставит 20%, а кто­то – 40%. Методичка у всех врачей должна быть единая, иначе это приводит к субъективизму и создает лазейку для потенциальных нарушений. Во­вторых, эти критерии должны быть обоснованными и доказанными многочисленными исследованиями. Те принципы определения нарушения функций, которые сейчас используются в России, разработаны на основе «кабинетного метода» ­ изучения литературы, лабораторных исследований, а не практической работы. Это приводит к многочисленным ошибкам при определении сотрудниками медико­социальных комиссий степени инвалидности у человека. Особенно легко ошибиться, когда имеешь дело с детьми. В­третьих, в прошлом году очень многим людям сняли инвалидность. Они могли потом обратиться с жалобой, требуя восстановить свой статус, а могли этого и не сделать. Каждый конкретный случай снятия инвалидности нужно тщательно проанализировать, некорректные решения должны быть пересмотрены, а справедливость восстановлена.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта