Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

В интерьерах эпох

Елена БУЛОВА

Режиссеры Галина и Анна Евтушенко продолжили цикл экранных «двойных портретов в интерьере эпохи». Они уже познакомили зрителей с Эйзен-штейном и Мейерхольдом, Эрдманом и Степановой, Толстым и Вертовым.Теперь – очередная параллель: Лев Толстой и Мохандас Ганди.

Вряд ли имя великого индуса знакомо каждому прохожему на московской улице. Тем актуальнее, важнее то, что в новом документальном фильме сопоставлены не только две знаменитые персоны, не только история России и Индии, но как раз те времена и нравы, которые так много определили в нашей современности.

В картине представлены портреты разных эпох ­ от середины позапрошлого века до текущих дней. Смысл этой полифонии лучше всего выразил французский писатель Ромен Роллан, чье суждение приведено в фильме: «Молодой индиец Ганди принял из рук умирающего Толстого тот божест-венный свет, который старый русский апостол выносил в своей душе, согрел своей любовью, вспоил своей скорбью. Он сделал из него тот факел, который осветил Индию. Отблески этого факела проникли во все части земного шара».

Русский писатель и индийский философ никогда не встречались лично. Их общение свелось к переписке в последний год жизни яснополянского старца. Но создатели ленты с полным основанием показывают великое духовное родство героев, вырастающее в великую нравственную близость двух народов. Толстой и Ганди жили на рубеже, на сломе эпох, когда традиционная патриархальная мораль на всей земле начинала сменяться циви-лизованным варварством индустрии, нетерпимостью, склонностью к кровопролитным мировым войнам. Сначала независимо друг от друга, а потом и вместе Толстой и Ганди выступили против насилия – над человеком, над людским сообществом, над народом. Этой мыслью проникнуты письма двух учителей человечества.

Одним из самых сильных эпизодов ленты можно назвать экранный рассказ о последнем письме Толстого к Ганди. Русская девочка беседует на экза-мене с архиереем о том, простительно ли убийство человека христианину, и утверждает, что христианин не может быть убийцей. Эту тему авторы продолжают на материале, который можно было бы назвать «большой политикой».

Лев Толстой берется увещевать самого премьер­министра Петра Столыпина, при котором смертная казнь для преступников в России стала бытовым явлением. Пройдут несколько десятилетий, и попытку обуздать общественные насильственные инстинкты сделает и Ганди. За несколько недель до начала Второй мировой войны он обратится с двумя письмами к Гитлеру, призовет его не начинать войну. Ибо, по Толстому и Ганди, в мире нет и не может быть цели, ради которой их можно вести.

Создатели фильма удерживают внимание зрителя фактами, историческими ссылками, не давая расслабиться ни на секунду.

Толстой, увы, не предотвратил массовых казней в своем отечестве, Ганди не убедил Гитлера сделаться миротворцем. Но писатель и философ испол-нили свой нравственный долг и сделали все от них зависящее, чтобы кровь не пролилась.

Авторы фильма прекрасно понимают, в какую дискуссионную бездну ввергают зрителя, который может придерживаться взглядов, весьма далеких от непротивленческих. Но они делают попытку развернуть очень искушенного современника к простым основам морали. Герои фильма последовательны, идут до конца. Неслучайно возникает на экране эпизод убийства Ганди, пытавшегося в своей стране примирить индусскую и мусульманскую общины. Умирая, «отец нации» Ганди еще успевает простить убийцу. И звучит точный комментарий, принадлежавший самому философу: «Прощение ­ удел силь-ных. Слабые не прощают».

Развивая эту мысль, авторы переносят нас в следующий век, в тишину и спокойствие яснополянской усадьбы: камера как бы сопровождает в России учеников Толстого и Ганди, великих представителей народа Индии ­ Джавахарлала Неру, Индиру Ганди, их многочисленных соотечест-венников. В ленте есть реплика, не то принадлежащая Толстому, не то приписанная ему авторами: «За прошедший день мир не стал умнее и че-ловечнее». То же самое можно сказать и о целых исторических эпохах. Мир меняется, но разум побеждает медленно и не всегда. Меж тем вели-кая проповедь писателя и философа остается в силе: добро не порождается злом, и нет цели, достойной того, чтобы достигать ее целью оружия.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта