Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

К наградам представлялся, но не получил их

Владимир Шляхтерман

Всем известны слова: «Награда нашла своего героя». Военный разведчик Анатолий Маркович Гуревич (1913 – 2009) за годы нелегальной работы в странах Западной Европы трижды представлялся к правительственным наградам, но так и не получил их.

Министерство обороны недавно учредило проект, направленный на устранение обидной несправедливости, коснувшейся, кроме Гуревича, многих победителей фашизма.

Напоминая сегодня о жизни и судьбе Анатолия Марковича Гуревича, надеюсь, что найдутся наконец и награды этого результативного бойца невиди-мого фронта.

Началось все с Испании

В середине тридцатых годов те, кому это положено спецификой их службы, обратили внимание на студента Ленинградского института туризма Ана-толия Гуревича. Он легко осваивал иностранные языки и отличался завидной целеустремленностью.

В 1936­м в республиканской Испании вспыхнул фашистский мятеж. Мятежников поддержали немцы и итальянцы, обеспечив, помимо живой силы, танками, самолетами, прочим вооружением.

В СССР, как и еще в 53 странах мира, тысячи молодых людей пожелали стать добровольцами в борьбе с фашизмом на стороне испанских республи-канцев.

Воевал в Испании добровольцем и студент Анатолий Гуревич, владевший испанским, французским и немецким языками. В чине лейтенанта испан-ского флота под именем Антонио Гонсалеса он стал адъютантом­переводчиком командира подводной лодки С­4 И. А. Бурмистрова. Весь экипаж ­ испанцы, только командир и переводчик ­ русские.

С­4 прославилась своей дерзостью, совершила путешествие через контролируемый франкистами Гибралтар.

По возвращении из Испании старший морской советник рес­публиканского правительства Орлов и командир подлодки С­4 Бурмистров, которому за работу в Испании присвоили звание Героя Советского Союза, службу там Гуревича оценили положительно (см. справку архива Мин­обороны, арх. №12548/9, листы 65 ­ 66), отметили его дисциплинированность и смелость и ходатайствовали о представлении его к правительственной награде.

Список представленных к награждению якобы попал к Сталину, и он как будто (документов на этот счет нет) произнес: «Раз рес­публика потерпела поражение, то и награждать нечего». И список оказался в очень долгом ящике.

Это было первое представление Гуревича к награде, которое так и осталось на бумаге.

По возвращении в Ленинград Гуревичу предложили поработать в разведке. Немного поколебавшись, он согласился. Его отправили на учебу. В под-московной разведшколе Гуревич овладел радиоделом, работой с шифрами, кодами, назубок выучил свою «легенду».

Прибытие в Западную Европу

Осенью 1939 года А. М. Гуревич под видом респектабельного уругвайца Винсенте Сьерры через ряд стран прибыл в Брюссель «для продолжения образования и занятий бизнесом».

Резидентурой в Бельгии тогда руководил польский еврей Леопольд Треппер (псевдонимы Лео, Отто). Коминтерновец­подпольщик, коммунист, он был связан с нашей разведкой с 1929 года, с 1938­го ­ в кадрах ГРУ.

Гуревич (этой настоящей его фамилии не знал никто), он же уругвайский гражданин Винсенте Сьерра, поступил под руководство Треппера, в неле-гальной работе пользуясь псевдонимом Кент. Для прикрытия деятельности резидентуры военной разведки Кент создал торгово­закупочную фирму «Симэкско».

В 1940 году Германия оккупировала Бельгию. ГРУ приказало разведчикам­евреям покинуть страну. Резидентом вместо Треппера стал Кент.

Сказка о «внезапном нападении»

В предвоенные годы за кордоном действовали советская военная разведка ­ Разведуправление (РУ) Генштаба Красной Армии (позднее ГРУ) и внеш-няя разведка – Иностранный отдел (ИНО) ГУГБ НКВД.

В целях конспирации разведкам полагалось работать автономно, не пересекаясь. Но в годы Большого террора разведывательные структуры понесли серьезный урон. Уцелевшие работали, на свой страх и риск возобновляли и искали новые связи во имя того, чтобы передать в СССР срочные важные донесения.

Едва Гитлер подписал план о нападении на СССР «Барбаросса», он оказался на столе у Сталина. Агент ГРУ журналистка Ильзе Штёбе (псевдоним Альта) еще 28 февраля 1941 г. передала из Берлина Директору (так в шифрограммах именовался адресат разведчиков в ГРУ): «Совершенно опреде-ленно вой­на с Россией начнется в этом году… Сформированы три группы армий: группа «Кенигсберг» должна наступать в направлении на Ленин-град, группа «Варшава» ­ в направлении на Москву, группа «Позен» ­ в направлении на Киев…»

О дате начала войны сообщали многие агенты. Важнейшие сообщения после расшифровки немедленно доставлялись в пять адресов: Сталину, Моло-тову, Берии, наркому обороны, начальнику Генштаба. Однако Сталин считал, что благодаря подписанному с Германией в 1939 году пакту о ненападе-нии война отсрочена до 1942 года, и донесениями разведчиков пренебрегал. Так что разговоры о «внезапности» нападения, чем оправдывались не-удачи в начале войны, не более чем сказка, нужная для назначения виноватых…

Железные правила разведки: в сообщении обязательна ссылка на источник и необходима проверка любой информации.

Альта в шифрограмме 28 февраля называла источник – Ариец. Это был псевдоним Рудольфа фон Шелиа, сотрудничавшего с советской разведкой с осени 1932 г. Работая в информационном отделе МИД Германии, Ариец передавал нам ценную информацию.

«Красная капелла»

С началом Второй мировой, а потом и Великой Отечественной деятельность разведок активизировалась. Активизировалась и работа фашистской контрразведки. Радистов на международном сленге называют пианистами. Им присущи индивидуальная манера, стиль «игры» на клавишах радиопе-редатчика, свой «почерк». Благодаря этому немецкие пеленгаторы установили, что не один радист передает из разных точек, а работает целый ор-кестр, по­немецки капелла. Шифровки передавались в СССР, значит, красными пианистами. Для борьбы с ними в гестапо создали зондеркоманду «Красная капелла». Сначала ее возглавлял Карл Гиринг, а в 1943 году его сменил заместитель Мюллера, криминальный советник Хайнц Паннвиц.

Когда после войны в печати стали появляться сведения о советской разведывательной сети, название «Красная капелла» приглянулось СМИ, и они стали так называть не зондеркоманду, а саму сеть. Это прижилось и бытует по сей день.

Продолжение следует.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта