Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Бакинская красавица

Всеволод ЧУБУКОВ

25 января ­ день рождения Владимира Высоцкого, который ласково называл Евгению Степановну Высоцкую­Лихалатову мамой Женей. Он вихрем ворвался в ее жизнь, заполнил заботами о себе, заставил забыть прежние потери и невзгоды.

Семья мастера одного из бакинских заводов Степана Меликовича и Февронии Александровны Мартиросовых жила в армянском районе, на 4­й Канта-пинской улице, впоследствии называвшейся улицей Свердлова. У них 25 декабря 1918 года родился шестой ребенок — девочка, которую назвали Евге-нией. Вскоре Степан Меликович умер. Выжить, не ожесточиться можно было лишь вместе с многочисленными родственниками и соседями самых раз-ных национальностей.

Женя подрастала и превратилась в очаровательную девушку сказочной, ослепительной красоты. И вот ее судьбу резко изменил случай. Однажды к ним во двор зашел статный парень в красивой летной форме, ранее живший в Баку. После школы он служил в армии, пошел в авиацию, окончил Ей-скую военную школу летчиков, стал флаг­штурманом легкобомбардировочной эскадрильи научно­испытательного института ВВС. Из Москвы прие-хал в отпуск. Сраженный ее красотой, он потерял дар речи. Ей было 16 лет, ему ­ 26. Через неделю, прибавив к возрасту невесты два года, сыграли свадьбу, и Сергей Акопян увез ее в подмосковный городок у железнодорожной станции Щелково (ныне Чкаловская). Там юная хозяйка выдержала экзамен у самого Валерия Павловича, попросившего ее приготовить что­нибудь из восточных блюд. К чаю она подала необыкновенно вкусный хво-рост. Прошла эта первая встреча Евгении с друзьями мужа в кругу известных летчиков: Г. Ф. Байдукова, А. В. Белякова, П. М. Стефановского, А. К. Серова, С. П. Супруна. В каждый свой приезд на испытания самолетов Чкалов восхищался ее кулинарными способностями. Он высоко ценил и Акопя-на как способного, рассудительного, многогранно образованного штурмана, предсказывал ему большое будущее.

Молодой семье выделили комнату на втором этаже трехэтажного дома, в котором жили пилоты. Прилежная и добрая, надежная в дружбе, обаятель-ная Евгения, по общему признанию бакинская красавица, едва освоившись, смогла завоевать уважение жильцов, имена которых знала вся страна.

Шумной компанией летчики отмечали почти все праздники и семейные торжества. Без шампанского не обошлось и награждение Сергея орденом «Знак Почета» за «отличное выполнение правительственного задания о снятии персонала дрейфующей станции «Северный полюс», руководимой И. Д. Папаниным», когда он 7 апреля 1938 года вернулся из Кремля. В числе 55 человек был отмечен и «авиаштурман ледокольного парохода «Таймыр» Акопян Сергей Захарович», руководивший поисковыми полетами не только льдины зимовщиков, но и пропавшего во время второго вылета И. И. Че-ревичного. Акопян и пилот самолета Р­5 Геннадий Власов (награжден орденом Ленина) разыскали полярников и сели у их лагеря. Нашли и экипаж Черевичного. Всех доставили на борт ледокола.

К слову, с открытием первой в мире дрейфующей полярной станции указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1937 года И. Д. Папа-нин, П. П. Ширшов, Е. К. Федоров, Э. Т. Кренкель были удостоены орденов Ленина, а Иван Дмитриевич – звания Героя Советского Союза. После за-вершения экспедиции указом от 22 марта 1938 года все вновь отмечены орденами Ленина, а Ширшов, Федоров, Кренкель – званиями Героев Совет-ского Союза.

Акопян продолжал испытания бомбардировщиков: СБ, ТБ­1, ТБ­3, Пе­2, Ил­4… Испытания Ту­2 начались в декабре 1940 года, пилотом был Михаил Нюхтиков, штурманом­испытателем – Сергей Акопян. Завершающий полет на пикирование разрешили на 6 июля 1941 года. В кабине самолета еще был бортинженер Мальцев. В самом начале прицельного пикирования на борту возник пожар ­ горел правый двигатель, он стал разрушаться. Теря-лась высота. Нюхтиков приказал прыгать. Первым выбросился с парашютом Мальцев, но не через нижний люк, как полагалось, а через верхний, и погиб при столкновении с хвостовым оперением. Нюхтикову удалось с травмами покинуть самолет и приземлиться с серьезным повреждением ног. Акопян должен был прыгать последним, но из­за малой высоты воспользоваться парашютом не смог, при падении самолета его взрывом выбросило из кабины. Погибших похоронили в Чкаловской. На то время это был единственный опытный экземпляр Ту­2. Испытания возобновились только через год. Об этой катастрофе мне рассказал мой друг Геннадий Амирьянц со слов Героя Советского Союза М. А. Нюхтикова.

Евгения Степановна тяжело переживала потерю мужа, у нее наступило время долгого и тягостного безразличия, жизнь ей казалась бессмысленной. Она пошла на трудовой фронт, рыть заградительные рвы, стала работать в госпиталях. Днем и ночью, без сна и отдыха, порой и во время воздушных тревог, дежурила у постели раненых бойцов. Медалью «За оборону Москвы» она будет награждена по праву.

В это тяжелое время Евгения Степановна встретилась с выпускником Московского автодорожного института Р. И. Лихалатовым, инженером Главного управления Шосдора НКВД СССР, и летом 1942 года вышла за него замуж. С ним она поселилась в его девятиметровой комнатке дома 15 квартиры 4 по Большому Каретному переулку. Через несколько месяцев в служебной командировке Ростислав Иванович трагически погиб. И снова депрессия. Помогли добрые люди. Евгения Степановна устроилась на работу секретарем начальника того же управления.

С. В. Высоцкий с сыном Володей 2 января 1947 года пришел на Большой Каретный, чтобы со второй женой, Евгенией Степановной, отправиться в Германию. Кто сейчас сможет сосчитать, сколько тревожных дней и ночей в Германии и Москве пережила за Володю мама Женя? Вовремя накор-мить, постирать, проверить уроки, подписать дневник, купить ему разные мелочи, не говоря уже об одежде и обуви, прийти в школу на родительское собрание, а бывало ­ и отругать... Мало ли что случалось! Она понимала груз высочайшей ответственности за мальчика, и он в меру своих сил старал-ся ее не огорчать.

Она умела радоваться жизни в любой, даже подчас сложнейшей ситуации. Никто никогда от нее не слышал жалоб на то, что она устала или ей нездо-ровится. К ней в дом одни шли с горем и бедой, другие — поделиться радостью. С детских лет познавшая нужду, Евгения Степановна не отказывала в милосердии ни знакомым, ни малознакомым людям.

Володе нравилось, как мама Женя реагирует на юмор, смех, поражался ее глубоким и оригинальным суждениям, редкому умению терпеть трудности и прощать человеческие слабости. Никогда не стремившаяся привлечь к себе внимания, заботливая и трудолюбивая, скромная и рассудительная, по­южному эмоциональная, но справедливая мама Женя для Володи была примером бескорыстного самопожертвования и надежным тылом. А Володя для нее стал единственным сыном, которым она восхищалась и гордилась.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта