Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Нет — тополям на Плющихе?

Столичные власти намерены избавить москвичей от ненужных деревьев

Роман КОРОЛЕВ

В ближайшие годы в Москве может вовсе не остаться «вредных» тополей, а также елей, кленов и нескольких видов ив: в столичном Департаменте природопользования уверены, что эти деревья слишком хрупкие, легко ломаются под действием ветра и способствуют распространению… пыли. Впредь деревья перечисленных пород сажать не станут, а те, что остались, заменят более стойкими – дубами, соснами, рябинами, липами и листвен-ницами.

Общественность начала реагировать: некоторые экологи говорят, что слухи об аллергенности тополя серьезно преувеличены, заменой деревьев могут маскировать очистку площадей под коммерческую застройку.

Согласно данным Департамента природопользования, в столице сейчас более миллиона неустойчивых к ветру деревьев ­ 1,25 миллиона ясенелист-ных кленов, 110 тысяч экземпляров ломкой липы и 29 тысяч обыкновенных елей. Тополя, которых в Москве насчитывается 288 тысяч, и козьи ивы (около 37 тысяч) собираются отправить под топор из­за того, что они распространяют опасный для здоровья пух, который переносит мелких клещей и вызывающую аллергию пыльцу.

Реализация программы ориентировочно намечена на 2017 ­ 2018 годы. Вековые деревья, которые превратились в городскую достопримечатель-ность, обещают оставить в покое, а замену прочих проведут постепенно ­ в первую очередь избавятся от аварийных и сухостойных деревьев, а новые саженцы посадят на их место, «лунка в лунку».

Чиновники от экологии считают, что в результате такого «оперативного вмешательства» воздух в городе очистится, аллергики и астматики перестанут страдать от вызванных «неправильной» пыльцой и летящим пухом весенне­летних обострений, пожарным не придется тушить пожары, которые воз-никают от вспыхивающих, как порох, пушинок тополя, а упавшие от ветра деревья больше не будут перегораживать городские улицы.

Теперь самое время вспомнить, что высаживать тополя в первопрестольной начали в 1960­е годы, в период бурного строительства жилых кварталов, потому что эти деревья хорошо приживаются, быстро растут, выделяют много кислорода, защищают от шума и грязи.

Планы избавить москвичей от «пушащих» деревьев городские чиновники озвучили еще летом 2014 года. Речь шла о том, чтобы заменить женские особи тополей мужскими, которые пух не распространяют. Тогда, помнится, Гринпис России подготовил обращение к властям, в котором объяснялось, почему массовую замену деревьев производить не нужно. Среди прочего экологи обращали внимание на то, что механизмы определения пола у тополей до сих пор не изучены, пол взрослого дерева определяется целым рядом генетических и экологических факторов. Похоже, остальные аргументы остались неус-лышанными, и теперь уже речь идет о тотальной очистке столицы от тополей.

­ Если говорить именно о тополе, то главная причина заключается в том, что это дерево лучше всего приспособлено к городской среде, ­ высказал «МП» свою точку зрения руководитель лесной программы Гринпис России Алексей Ярошенко. – Оно самое крупное из деревьев, которые легко при-живаются в условиях мегаполиса, очень быстро растет, способно выживать даже рядом с крупными автомагистралями, у него очень большая листо-вая поверхность и клейкая листва, на которую оседает всякая дрянь. Пожалуй, единственное еще более живучее дерево – это американский клен, который у нас тоже очень хорошо растет, но является очень сильным аллергеном. Тополь с точки зрения аллергии вообще практически безвреден и страдает в основном от суеверий необразованных людей. Вот начинается лето, начинают цвести всякие травки, у человека на них аллергия, а он ви-дит, что по улице летит тополиный пух, и думает, что это тополь виноват. На самом же деле тополиный пух – это просто целлюлоза. Аллергия на цел-люлозу бывает, конечно, но процент реагирующих на нее людей очень невелик по сравнению с числом горожан, страдающих от других вредных фак-торов, распространенных в условиях мегаполиса. И в пожарах уж точно не тополь виноват, а люди, которые пух поджигают. Что касается елей, то они очень уязвимы в городской среде, в нашем мегаполисе елка ­ довольно редкое явление, и там, где такие деревья все­таки удалось вырастить, их бы следовало сохранять и поддерживать, а не выкапывать.

Городские власти отмечают, что работа по замене старых, больных и засохших деревьев и так ведется постоянно: порядка трех – пяти тысяч таких деревьев заменяются в Москве ежегодно, еще часть подпадает под программу «лунка в лунку», направленную на замену старых деревьев молодыми на территории бульваров, скверов и общественных пространств. С принятием новой программы этот процесс пойдет быстрее.

Замена деревьев остается одним из любимых занятий городского Департамента природопользования. Никто не спорит: озеленение мегаполису на пользу, и тысячи новых саженцев – огромный плюс, но удовольствие это недешевое. Не первый год проводится сезонная замена деревьев в кадках вдоль Тверской: весной и летом улицу украшают липы, с наступлением холодов тут появляются туи, часть которых ближе к Новому году заменяют елями. После праздников елки возвращают в питомник, а туи привозят на прежнее место. Содержание всех этих деревьев и кустарников обходится городскому бюджету в 10 ­ 15 миллионов рублей ежегодно, еще в 8 миллионов рублей, по данным экспертов, оценивается стоимость каждого дерев-ца. О том, в какую сумму обойдется замена тополей по всему городу, чиновники пока не сообщают.

­ Очевидно, что на реализацию программы потребуются огромные деньги, а результат вряд ли окажется впечатляющим, ­ продолжает Алексей Яро-шенко. – Никто не спорит с тем, что больные и засохшие деревья в городе необходимо выкапывать и заменять новыми саженцами, от этого мы никуда не уйдем. Но, как это часто бывает в нашей стране, идея выдвигается хорошая, а реализация получается нелепая. Массовой замене деревьев пре-пятствует, во­первых, агрессивная внешняя среда, ведь выкапывать предлагается большое взрослое дерево, а на его место сажать маленький саже-нец, который с очень большой долей вероятности не выживет, а во­вторых, низкий уровень образования и «косолапость» сотрудников, которых Де-партамент природопользования набирает для выполнения такого рода работ.

В итоге слишком большое количество саженцев просто погибают. Приведу и другой пример из личного опыта. Несколько лет назад к нам обратились москвичи, живущие поблизости от станции метро «Площадь Ильича». К ним во двор приезжала комиссия от Департамента природопользования, которая отметила хрупкие деревья. Жителям они показались совершенно здоровыми, поэтому они попросили нас перепроверить эту информацию. Мы обследовали зеленые насаждения: действительно, деревья оказались совершенно здоровыми, зато поблизости стоял просто гигантский, полно-стью прогнивший тополь, который легко мог обрушиться кому­нибудь на голову, но его «эксперты» просто проигнорировали. Возникает подозрение, что такие комиссии могут быть заинтересованы не в реальном выполнении своей работы, а в том, чтобы освободить площадь под коммерческую застройку. В общем, заменять деревья нужно, только еще нужно контролировать добросовестность и компетентность людей, которые этим занима-ются.

C гринписовцем согласны и независимые столичные экологи.

­ Берясь за такие масштабные проекты, нужно иметь полную гарантию того, что можно сделать лучше, ­ считает эксперт Московского общества за-щиты природы Борис Самойлов. – Саженцы, которые сейчас высаживает московский Департамент природопользования, в массе своей не прижива-ются или в лучшем случае не вырастают в полноценные деревья: немного подрастут, пустят листочки, и на этом дело заканчивается ­ засыхают. А нормального посадочного материала нет, так как нет лесохозяйств, московская почва истощена, в ней нет органики ­ до такого состояния ее довели постоянными покосами травы и уборкой палой листвы. Таким образом, в результате замены здоровых деревьев на саженцы зеленым легким города будет нанесен огромный, непоправимый урон. Вдумайтесь: 50% всех зеленых насаждений столицы составляют именно тополя, а их собираются ме-нять на хилые прутики! Я был бы не против того, чтобы в городе, например, заменили другими деревьями американские клены: это растение чуждо нашей экосистеме, на нем не живут насекомые, не гнездятся птицы, под ним даже трава не растет, и стоит такое чудо 60 ­ 70 лет. Произрастающий в Москве бальзамический тополь – тоже чужак, завезенный из Северной Америки. Но на этом растении по крайней мере живет очень много насекомых, которыми питаются птицы. С ним другая проблема: у нас абсолютно не умеют за тополем ухаживать. Обрубят на нем все ветки, и получается уродли-вый пень высотой 7 метров. На Западе тополям обрезают кроны раз в 3 ­ 4 года, в результате остается красивое дерево, с которого не летит пух каж-дое лето. И занимаются этим специалисты, а не работники ЖКХ, которые о деревьях понятия не имеют, как в нашем случае. Но вообще перед тем, как проводить настолько сложную и дорогостоящую операцию, нужно проконсультироваться со специалистами в области лесного хозяйства. Уже само по себе то, что у нас эту программу собираются реализовывать кавалерийским наскоком, за год­другой, свидетельствует, что ни о каких консультациях речь даже не шла.

И в замене традиционных тополей на другие виды специалист не видит смысла:

­ Рядом с автомагистралями никакой альтернативы тополям нет. Не существует другого такого дерева, которое бы не только выжило в условиях зага-зованности, но и эффективно очищало воздух от пыли. Из­за очень высоких темпов роста тополь успевает за год вырастить столько же листвы, сколь-ко у него погибает от плохой экологии. Другое дело, что необязательно везде высаживать тополь ­ у него тоже должно быть свое место. И незачем повсюду высаживать именно американский бальзамический тополь, как это начали делать у нас в 1930­е. Вообще­то в России есть собственные виды тополей: осокорь, например, он же черный тополь. Просто в питомниках нет этих видов, а у нас предпочитают за рубежом закупать ­ за бешеные деньги.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта