Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Украина требует дефолта?

Так не будем в этом ей мешать

Владимир КРЕСЛАВСКИЙ

Бред, ложь и фантазии

Необходимость погашения в декабре российского долга вызвала в Киеве очередную бурю эмоций. Напомним, этот кредит Москва предоставила Януковичу в конце 2013 года. Экономика Украины имела проблемы всегда, деньги нужны были постоянно, а потому, чтобы не затягивать, как это обычно бывает с государственными кредитами, Москва согласилась купить у Киева евробонды на сумму три миллиарда долларов и сроком погаше-ния через два года. Подчеркнем: купить не через биржу, а напрямую и под государственные гарантии. Имелись, правда, еще и дополнительные усло-вия – вроде того, что государственный долг Украины не должен превышать 70% ВВП, иначе Россия может потребовать досрочного погашения евро-бондов, но Москва закрывала глаза на невыполнение этих условий Киевом. К слову, до конца года государственный долг Украины сравняется с ВВП.

Какое­то время евробонды находились в тени других украинских событий. О них вспоминали, но как­то лениво, в основном перед ежемесячной пла-той по процентам. Но потом МВФ одним из условий получения Украиной кредита поставил реструктуризацию части уже имевшихся у Киева долгов, и тут началось.

Сначала Верховная рада приняла закон о моратории, позволяющий правительству не платить по тем долгам, которые оно сочтет необязательными.

Затем в Киеве стали утверждать, что российский долг, поскольку он в евробондах, не государственный, а коммерческий, а значит, подлежит реструк-туризации на обычных условиях. После долгих и трудных переговоров с частными кредиторами договорились о списании 20% и переносе выплат на 2019 год.

Наконец, заявили, что российский долг вообще возвращать необязательно, поскольку он де является взяткой Януковичу за то, чтобы тот отказался от ассоциации с Евросоюзом.

Все это лукавство, самообман, но скорее всего откровенное вранье.

Закон о моратории принимался якобы для того, чтобы избежать дефолта. Но уже то, что такой закон появился, означает не что иное, как технический дефолт. То есть признание государством своей неспособности выполнять взятые на себя международные обязательства.

С квалификацией долга тоже все понятно. Единственное, что как­то роднит российский кредит с коммерческими обязательствами Украины, так это то, что номинирован он в евробондах. Но приобрела их Россия не на бирже, как делали это частные фонды, а по государственному соглашению. А значит, долг является государственным и реструктуризации не подлежит.

Ну и насчет взятки. Согласитесь, довольно странно давать ее после того, как уже что­то получил. А именно так было в конце 2013­го. Сначала Януко-вич отказался подписывать соглашение об ассоциации и только потом стал договариваться с Москвой о кредите. Еще можно было бы как­то понять, если бы Яценюк говорил о благодарности Кремля Януковичу за «послушание». Но, во­первых, а почему так много? А во­вторых, где деньги, Сеня? Благодарили Януковича, а тратили эти деньги Порошенко с Яценюком. Доказать это нетрудно, как и вообще разбить все фантазии Киева в суде.

Конечно, суды требуют времени и все тех же денег. Но вариант такой имеется, и репутацию Киева он окончательно подорвет. Гневные филиппики Яценю-ка могут убедить разве что ярых адептов украинской незалежности, а вот на зарубежных инвесторов и финансистов их действие противоположно. Согла-ситесь, что довольно странно выглядит, когда должник выставляет условия кредитору. Да к тому же еще и бредит о российской агрессии, экономических санкциях и международной изоляции Москвы.

Взрослые игры

То, что у Киева нет денег для возвращения российского долга, понятно всем. Ясно и то, что без кредита МВФ украинский режим рухнет в одночасье. Проблема в том, что по правилам Международного валютного фонда он не может кредитовать государство, находящееся в состоянии дефолта. А если Киев российские евробонды не погасит, дефолта не избежать.

Все последнее время наравне с тиражированием бредовых утверждений Яценюка западные СМИ обсуждали возможность изменения правил МВФ. Мол, надо сделать так, чтобы кредитование продолжилось, несмотря на неуплату России. Но нельзя изменить правила только для Украины, не поме-няв их и для всех других должников. А тогда будет подорван уже сам институт Международного валютного фонда, являющегося одним из инструмен-тов американского влияния.

Когда Путин выразил недоумение по поводу планов правила МВФ изменить – не легче ли выделить Украине дополнительные три миллиарда, чтобы она российский долг погасила? – волна спекуляций на эту тему поутихла. Поскольку слухи об особых условиях для Украины были запущены с од-ной­единственной целью: оказать влияние на Москву. Путин же показал, что все понимает, но если и пойдет на уступки, то лишь на своих, а не на навязываемых извне условиях.

Одновременно, как стало понятно на саммите «двадцатки», западные партнеры пытались уговорить Москву на перенос украинского платежа на сле-дующий год. Мол, сейчас у Украины денег нет, но ее экономика выправляется, и на следующий год деньги наверняка будут. Почему бы Москве немно-го не подождать?

И тезис спорный, и посыл неправильный.

Скажем так: возможно, Порошенко действительно верит в то, что ему «удалось стабилизировать финансовую систему, списать часть внешнего долга, восстановить и пополнить золотовалютные резервы и добиться минимального за последние шесть кварталов роста ВВП». Но происходит это на фоне растущей кредитной зависимости – одни долги списывают, а другие растут. По официальным данным, государственный долг Украины уже превысил $70 млрд., что в два раза больше, нежели два года назад. Может быть, ВВП и «демонстрирует тенденции к росту», но и расходы на обслуживание кредитов увеличиваются. Откуда Киев возьмет деньги для погашения российского долга в следующем году?

Ну а с посылом, что «Россия могла бы и подождать», вообще все ясно. Вы отказываетесь отменять санкции, утверждаете, что наша экономика порва-на в клочья, и рассчитываете на то, что Москва откажется от уплаты взятого у нее кредита? Не знаю, как на кого, а на меня после всех ужасов Донбас-са и одесской трагедии разговоры о братском народе, постоянно нуждающемся в нашей помощи, уже не действуют. Верните деньги, почему из­за вас должны страдать наши российские старики?

Предложение

Но повторим: у Киева денег нет. Предложение о выделении Киеву дополнительного кредита, чтобы он смог расплатиться с Москвой, осталось без ответа. Ситуация патовая. И здесь Путин очередной раз всех удивил. Суть его предложения, сделанного во время саммита G20, сводится к следую-щему.

Хорошо, вы нас убеждаете, что экономика соседей крепнет день ото дня, и стоит только немного подождать, не требовать в декабре уплаты долга, как в следующем году она до такой степени окрепнет, что Киев без труда нам наши три миллиарда вернет.

Мы вам верим и даже готовы сделать более заманчивое предложение. Пусть Украина возвращает нам не все сразу, а по миллиарду в год – в 2016, в 2017 и в 2018­м. Только, раз вы так уверены, что уже в следующем году три миллиарда у Киева будут, не могли бы вы дать гарантии на тот случай, если вдруг денег не окажется или соседи в очередной раз начнут мудрить? Нам все равно, кто эти гарантии предоставит – Брюссель, Вашингтон или международные финансовые институты. Главное, чтобы они были и мы могли спокойно, без нервотрепки, планировать свой бюджет.

Первым отреагировал МВФ. Там для приличия какое­то время подумали, а потом заявили: мы, конечно, в перспективах украинской экономики увере-ны, но никаких гарантий давать не будем. Пусть Киев и Москва договариваются между собой. Вашингтон и Брюссель пока молчат, но что­то подска-зывает, что и их ответ будет таким же.

Забавно то, что и в Киеве возможности избежать полномасштабного дефолта, оказывается, не рады.

19 ноября в эфире украинского телевидения Арсений Яценюк, обращаясь как бы к Москве, заявил: «Других условий, чем у других кредиторов, вы не получите! Базовое условие — уменьшение долга на 20% и перенос всех долгов на четыре года. Не хотите – тогда вы получите решение правительства Украины о введении моратория на выплату России трех миллиардов долларов». И добавил: «Просто хочу нашим соседям и государству­агрессору объяснить: мы три миллиарда долларов платить НЕ БУДЕМ!»

Доходчиво и понятно. Правда, тут же нашлись комментаторы, которые предположили, что сделал свое заявление Яценюк по указке из Вашингтона. Уж больно тому неохота давать гарантии, когда точно известно, что никакого процветания на Украине не ожидается.

«Из братских чувств»

Итак, что мы имеем? Три миллиарда, которые по непонятным причинам, видимо, из переполнявших нас тогда братских чувств мы дали в декабре 2013 года Украине. Эти деньги нам сейчас самим нужны, но возвращать их Киев не собирается. Предложение о списании 20% и переносе выплат на четыре года нас не устраивает. Хотя бы потому, что, если подать на неплательщика в суд, решение будет принято намного раньше.

Есть, конечно, еще вариант докапитализации за счет этих трех миллиардов российских банков, действующих на Украине. Но смысл? Киев изо всех сил старается их деятельность ограничить. Да и не пойдет он на это, денег нет.

Значит, дефолт. А что еще может предложить «страна­агрессор, ведущая экономическую войну со сделавшей свой европейский выбор Украиной»?

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта