Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

По сирийскому счету

Парижские события могут изменить мир

Владимир КРЕСЛАВСКИЙ

«Акт войны»

Шесть терактов. Почти полторы сотни убитых, три сотни раненых, многие из которых находятся в критическом состоянии.

Убийцы хорошо подготовились, выбрали время для нападения – после девяти вечера, когда парижане и туристы в большинстве своем не находятся дома, а гуляют, сидят в кафе, посещают спектакли и концерты. Теплый вечер располагал к отдыху и не обещал беды. Террористы выбрали наиболее оживленные места – бары, рестораны, концертный зал и стадион, где шел футбольный матч между сборными Франции и Германии.

На данный момент известно о восьми нападавших, все они или подорвали себя, или были застрелены.

Больше всего погибших оказалось в концертном зале «Батаклан», где в тот день выступала американская рок­группа Eagles of Death Metal. Вооружен-ные люди ворвались в переполненный зал и сразу начали стрелять. Сейчас говорят, что среди них была женщина, и именно она вроде как кричала: «Это вам за Сирию!» Восемьдесят человек погибли сразу, почти тридцать скончались чуть позже, большинство из тех, кого успели довезти до больни-цы, находятся в тяжелом состоянии.

На следующий день ответственность за теракты взяла на себя экстремистская группировка «Исламское государство». Объяснение – ответ на участие Франции в бомбардировках позиций ИГ в Сирии и Ираке. При этом террористы пообещали, что Париж – это только начало. За ним последуют теракты в… Будем надеяться, планы не осуществятся.

В своем обращении к французам Франсуа Олланд назвал произошедшее «актом войны», объявил трехдневный траур и ввел чрезвычайное положе-ние.

Делай, что должно

Почти все эксперты сходятся на том, что парижская трагедия продемонстрировала беспомощность французских спецслужб. Только представьте, за один день произошли шесть (по некоторым данным, семь) терактов. Два смертника взорвали себя вблизи стадиона в то время, когда там находился президент Франции – самый охраняемый в стране чиновник. А ведь эта террористическая атака готовилась. Бомбы, как уже установили французы, не были завезены, а изготавливались во Франции. Автоматы покупались там же. Наверняка узнавали, где будет сосредоточена полиция, на каких улицах и площадях будет больше всего народа. Для подготовки такой атаки нужен не один месяц, а спецслужбы ни сном ни духом. Агентурная сеть или на-прочь отсутствует, или присутствует только на бумаге.

Теперь говорят, что террористы удачно манипулировали информацией – накануне взрывов сообщения о заложенных бомбах поступали несколько раз. Из­за этого немецким футболистам даже пришлось поменять гостиницу. Но ведь это один­два дня, а теракты готовились месяцами. И потом, что это за спецслужбы такие, что ложное сообщение сбивает их с толку?

При этом сказать, что террористическая атака застала французские власти врасплох – никто не ждал, а тут случилось, тоже нельзя. И года не прошло после расстрела редакции карикатурного издания Charlie Hebdo. Тогда, если помните, тоже не один, а несколько терактов произошло, погибли сем-надцать человек. Но списали на совпадение, а весь пафос официальных заявлений свелся к тому, что «никто не заставит нас отказаться от свободы слова». В общем, «Я – Шарли» и делаю то, что хочу.

А вот о том, что делать должно, почти никто не говорил. Теперь оказывается, что зря. Может, займись тогда французский президент не самопиаром, а проверкой и выстраиванием работы спецслужб, нынешней атаки удалось бы избежать.

Пусть будет, что будет?

Неблагодарное занятие – гадать. Так, некоторые эксперты полагают, что не ввяжись Олланд в сирийскую операцию, не разбомби французы захва-ченные террористами нефтяные скважины, нынешней трагедии могло не случиться. Сомнительно. Не будем анализировать, насколько оправданно было вмешательство французов, но напомним: такие теракты готовятся не один месяц, а бомбежки случились только в октябре. Просто Париж ока-зался наиболее уязвим – каждый десятый француз мусульманин, подавляющее большинство из них не ассимилировано, социальные проблемы ко-лоссальные, молодежь не трудоустроена, а значит, проблем с вербовкой адептов у террористов не было. Сирия – не Сирия, идет война, и атаковать нас могут в любом месте.

Впрочем, без того, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, не обойтись. Понятно, что повестки прошедших в субботу в Вене переговоров по сирийскому урегулированию и начавшегося в воскресенье в Турции саммита «Большой двадцатки» были скорректированы. Теперь борьба с терро-ризмом выходит на первый план.

Путинские слова о том, что нет плохих и хороших террористов и бороться надо с террором как таковым, цитировали в эти дни многие. Но если для нас это аксиома, то для Запада, если он в конце концов согласится, это будет означать пересмотр всей внешней политики последних лет. И в Афганиста-не, и в Ираке, и в Ливии, и в Египте, а теперь вот в Сирии Запад строил свою политику на том, что вычленял какие­то группы, объявлял их борцами за свободу, полагая, что сможет ими манипулировать. Только вот управлять террористами до сих пор никому не удавалось. Рано или поздно они начи-нают взрывать и убивать тех, кто их вскормил. Парижские теракты показали это еще раз.

Если, как сказал Олланд, идет война, то надо определиться, кто с кем и против кого воюет.

Переговоры в Вене поначалу обнадежили – появилась информация, что удалось согласовать список террористических групп. Но потом Джон Керри заявил, что не надо, мол, заблуждаться насчет Асада. Он­де сам поддерживает террористов, покупая у них воруемую теми нефть. Это неправда. И, значит, все пошло по кругу: плохие террористы, хорошие террористы, борцы за свободу и т. д.

А ведь от того, как быстро удастся договориться, зависит и то, сколько еще террористических атак нам придется перенести.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта