Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Черный день столицы

Всеволод ЧУБУКОВ

Группа армий «Центр», шедшая в 1941 году на Москву, объединяла более 60% всех немецко­фашистских войск, нарушивших границу Советского Союза. Смоленское сражение задержало ее на два месяца, а под Вязьмой, где в окружении мы потеряли пять армий, они были остановлены еще на две недели.

Дорога на Москву практически осталась без прикрытия. В сентябре город стал прифронтовым. Воздушные налеты стали ежедневными и ночью, и днем. На площадях и крышах высоких домов, в том числе и на гостинице «Москва», установили сотни зенитных орудий и крупнокалиберных пулеме-тов, на бульварах ­ дивизионы аэростатного заграждения. Улицы перекрывали противотанковыми ежами и мешками с песком. Помню, что автомоби-лями, в том числе грузовыми и даже с газогенераторными установками, управляли исключительно женщины.

В октябре пришлось оставить: 5­го числа Юхнов, 6­го ­ Брянск, 13­го ­ Калугу, 14­го ­ Калинин (ныне Тверь), 15­го ­ Боровск и Верею. В ночь на 15 октября немецкие войска на одном участке прорвали нашу оборону, дивизии врага пошли по Московской области.

Утром 16 октября вооруженные пулеметами пять мотоциклов с колясками стремительно мчались по Ленинградскому шоссе, и у Химок на старом мосту через канал Москва ­ Волга два экипажа подоспевшими танками были уничтожены, а другие три, скрываясь за фермами моста, проскочили и только у водного стадиона «Динамо» взводом нашей мотопехоты были расстреляны. До центра Москвы рукой подать, порядка полутора десятков километров. Конечно, это была психологическая атака смертников, выполнявших приказ Гитлера. Их лихой прорыв показывал, что они первыми всту-пили на территорию Москвы.

В то утро двери метрополитена не открылись, значительное число маршрутов трамваев и троллейбусов отменено. Фабрики и заводы также оказались закрытыми. Госучреждения, в том числе Большой театр, предприятия, мосты начали минировать. Документация уничтожалась. Уже шел демонтаж эскалаторов подземки, снималось электрооборудование. Носивший имя наркома Л. М. Кагановича метрополитен готовили к разрушению. Именно Лазарь Моисеевич дал такой приказ. В истории московского метро это был единственный день, когда оно не работало.

По радио никакой информации, магазины закрыты, отоварить, как тогда говорили, карточки было негде. Пошли слухи о сдаче Москвы. Люди подав-лены, настроение гнетущее и тревожное. Никто не понимал, что происходит и что может произойти в ближайшие дни. Понимали, что положение стало угрожающим.

В городе паника. Бросали все. С чемоданами, тюками, мешками люди двинулись на восток. Вокзалы забиты народом. Редкие электрички ходят на паровой тяге, контактная сеть срезана – медь пошла на заводы. Ряд чиновников госучреждений, директора заводов и магазинов с продуктами на машинах бросились в бегство. Дороги успели перекрыть и поставить заслоны, там их задерживали, арестовывали, предавали суду и направляли в штрафные батальоны. Тех, кто сумел проскочить, ловили в других городах, их участь была такой же. Но были работники магазинов, которые, напро-тив, все оставшиеся запасы раздавали населению бесплатно. Уголовники начали грабить закрытые магазины и брошенные квартиры. Город опустел. Ныне это может понять только тот, кто тогда пережил эту страшную ситуацию.

Сталин узнал, что происходит в Москве и приказал немедленно восстановить движение всех видов транспорта и порядок в городе. В тот же день около семи часов вечера пошли первые поезда по линии от «Сокольников» до «Парка культуры». Линия от «Площади Свердлова» (ныне «Театральная») до «Сокола» начала работу на следующий день. Линия от «Улицы Коминтерна» (позже «Имени Коминтерна», «Калининская», «Воздвиженка», ныне «Александровский сад») по метромосту до «Киевской» была законсервирована. В соответствии с законом военного времени надлежащий порядок в столице был восстановлен за полтора дня.

Эвакуация населения Москвы началась с августа, но массовый характер она приняла 16 октября: в первую очередь это иностранные посольства, госучреждения, предприятия, Генштаб. Фабрики, заводы с оборудованием и рабочим персоналом отправляли в тыл страны, где они сразу приступа-ли к работе. Оставшиеся предприятия работали в обычном режиме, выпуская для фронта нужную продукцию.

Но 18­го числа обстановка усложнилась до предела: наши войска оставили Волоколамск и Можайск. На следующий день Государственный Комитет Обороны принял решение о введении в Москве, помимо военного, еще и осадного положения: «С 20 октября категорически запрещается всякое уличное движение (людей и транспорта) с 12 ночи до 5 утра. Нарушителей порядка немедленно привлекать к ответственности с передачей суду воен-ного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага расстреливать на месте».

В эти дни в Москве было сформировано четыре дивизии, к ним присоединились только что прибывшие первые полки из Сибири. И больше немцы к столице не приблизились.

Тогда «Московская правда» опубликовала стихотворение. Его автор мне неизвестен. По сегодняшним меркам оно простенькое, но сколько в этих строчках духовной чистоты и мощи, чувства веры и правды, боевого духа и силы. Кто он, этот истинный патриот, Москву любивший до боли? Стихи написаны сразу после 16 октября, когда еще ничего не было ясно и до Великой Победы было ох как далеко! А в те дни зловещий враг стоял у околицы столицы…

16 октября 1941 года

Черный пепел солнце заслонил,

в небе кружит, на асфальт ложится.

Кто­то, видно, для себя решил,

что ясна уже судьба столицы!..

Кто­то спешно бросил кабинет

и умчался по восточной трассе.

Кто­то, ловко улучив момент,

«брал товар» без продавцов и кассы…

Но – усилен боевой патруль,

спешно ремонтируются танки,

и пунктир трассирующих пуль

встретил «юнкерсов» над Якиманкой.

Но – опять, как в первый день войны,

шла осада райвоенкоматов.

И в ответ на: «Рано!», «Не годны!»

вновь настойчиво звучало: «Надо!»

Взяли в руки женщины Москвы,

как винтовки, ­ тяжкие лопаты,

чтоб противотанковые рвы

встали на пути врага преградой!

…Кто пережил этот горький день,

знает, что и он был не напрасным:

каждого, как зоркий луч­рентген,

просветил он – до предела ясно!

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта