Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Соглашение больших надежд

Иран и страны «шестерки» – США, Франция, Великобритания, Германия, Россия и Китай – достигли соглашения по иранской ядер-ной программе.

Владимир КРЕСЛАВСКИЙ

Десять лет переговоров

История с антииранскими санкциями, пожалуй, одна из самых долгоиграющих в мире. Вводить их начали почти сразу после сверже-ния шаха и захвата американского посольства в Тегеране, и со временем они лишь усугублялись. Но здесь надо все­таки отличать санкции, введенные Вашингтоном, ЕС или Совбезом ООН. В частности, зарубежные активы Ирана американцы и европейцы замора-живали самостоятельно, а вот оружейное эмбарго – перечень вооружений, запрещенных к поставке, – вводил Совет Безопасности ООН при полном согласии.

В конце концов от противостояния все устали и принялись подсчитывать убытки. Иран под санкциями выстоял, но его экономика находится сейчас в плачевном состоянии. Многие отрасли вообще дышат на ладан – технологии устарели, производство десятиле-тиями не модернизировалось, та же нефтянка, которую сейчас склоняют все, кому не лень, чтобы выйти на прежнее досанкционное производство, нуждается как минимум в годовом восстановлении. Кроме того, даже те товары и технологии, которые вроде как под санкции не попадали, Тегеран не имел возможности купить из­за невозможности использовать международную межбанковскую сис-тему СВИФТ, отключением от которой теперь то и дело грозят России.

Европа, сначала с воодушевлением поддержавшая антииранский пыл Вашингтона, со временем тоже стала от санкций уставать. И ладно там упущенная выгода компаний, хотя речь в данном случае идет о десятках и сотнях миллиардов долларов, но ведь и та же навязчивая идея Брюсселя добиться независимости от российского газа здесь лыко в строку. Иран занимает первое место в мире по разведанным запасам природного газа, и если он пойдет в Европу, может вполне составить серьезную конкуренцию российскому топливу.

Не будем и дальше перечислять, лишь скажем, что причин для начала переговоров с Ираном у всех хватало. Только шли они до поры ни шатко ни валко. Пока российские дипломаты не предложили сосредоточиться на выработке «дорожной карты», когда на каждый шаг Ирана по свертыванию своей ядерной программы шестерка посредников будет отвечать отменой тех или иных ограничений. А в последнее время чуть ли не главным сторонником соглашения с Тегераном стал Вашингтон – президентские выборы приближаются, а международный авторитет США снижается день ото дня, необходим прорыв. И здесь надо отдать должное Бараку Обаме, который, несмотря на жесточайшую критику внутри страны, все­таки довел переговоры до конкретного результата.

Соглашение

Впрочем, еще неделю назад казалось, что переговоры в очередной раз будут отложены. Дело в том, что, хотя по основным парамет-рам и удалось договориться, западные партнеры вдруг заявили, что оружейного эмбарго отменять не собираются. Мол, речь об этом может зайти разве что лет через восемь, когда станет окончательно ясно, что Ирану своей ядерной программы не восстановить.

Понятно, что такая постановка вопроса Тегеран устроить не могла. Армия Ирана нуждается в срочном перевооружении, и оставаться и без атомных разработок, и без современного оружия по крайней мере безрассудно.

При этом Запад при выдвижении этого последнего условия руководствовался не какими­то пацифистскими, а исключительно праг-матическими интересами: если оружейный рынок Ирана открыть сейчас, то он наверняка достанется России и Китаю. А вот лет через восемь­десять можно будет надеяться, что перевооружением иранской армии зай­мутся уже западные компании.

Москва считала, что оружейное эмбарго надо отменять одним из первых, Пекин, увидев, что переговоры зашли в тупик, предложил разрешить оружейные поставки через два года – в конце концов согласились на пяти годах.

Первым параметры достигнутого соглашения озвучил глава российского МИДа Серге­й Лавров. Санкции Евросоюза будут сняты практически сразу. Отменяются ограничения, введенные США на сотрудничество с Ираном в сфере гражданской авиации и в неко-торых других сферах. К системе СВИФТ Тегеран уже подключили.

Снятие запрета на поставки оружия должно произойти, как мы уже сказали, в течение пяти лет. Но, как отметил Лавров, поставки будут возможны при прохождении верификации в Совбезе ООН.

В свою очередь Иран согласился не обогащать уран свыше 3,67% в течение 15 лет. Глава МАГАТЭ Юкия Амано сообщил, что надеет-ся провести полную оценку военной стороны иранской ядерной программы до конца года. Однако, что немаловажно, проверяющие не смогут появляться где угодно и когда угодно, как того требовали США, а лишь после четкого обоснования необходимости своих визитов.

Вообще достигнутое соглашение – это многостраничный документ, в котором очень скрупулезно описано, что и за чем следует и как международное сообщество должно реагировать, если Тегеран вдруг решит от «дорожной карты» отойти. Теперь, как заметил Вла-димир Путин в заявлении, размещенном на официальном сайте Кремля, главное, чтобы все стороны достигнутые договоренности выполняли.

Кто выиграл, кто проиграл

Премьер­министр Израиля Биньямин Нетаньяху уже заявил, что проиграют все. Венское соглашение он назвал «ошибкой историче-ского масштаба», а Иран, по его мнению, получив доступ к современным технологиям, будет продолжать агрессивную политику в регионе и все равно свою атомную бомбу создаст.

Спорить не будем, жизнь покажет, кто прав, но пока оптимистические настроения преобладают.

На Россию во время переговоров постоянно оказывали давление, вбрасывая в СМИ ужастики о готовой со дня на день хлынуть на мировой рынок иранской нефти. Мол, Москве это невыгодно: цены на нефть неминуемо упадут, доходы бюджета снизятся. И первый день вроде как это подтвердил: на нефтяных биржах после известия о соглашении с Ираном марочный сорт Brent упал более чем на 2%, а рубль просел по отношению к доллару на 44 копейки, к евро – на 65.

Но, во­первых, к вечеру ситуация стала выравниваться – вряд ли иранская нефть, да еще в катастрофических для других игроков объемах, хлынет на рынок со дня на день. Нефтяная отрасль Ирана нуждается в серьезной модернизации, а сделанных запасов хва-тит на месяц­полтора. К тому же, когда санкции вводили, квоты Ирана взяла Саудовская Аравия, теперь она должна их вернуть, полу-чается то на то. Хотя, конечно, волатильности на нефтяном рынке избежать вряд ли удастся.

А во­вторых, не стоит сводить все значение достигнутого соглашения для России исключительно к нефти и газу. Иран – наш сосед и надежный партнер во многих областях: это и мирный атом, и вооружения, и модернизация производства, в том числе и нефтяного. И теперь этому сотрудничеству не будут мешать искусственные ограничения, против которых Россия всегда выступала.

Кроме того, еще один сильный региональный игрок способствует укреплению региональной безопасности. Иран давно хочет всту-пить в ту же Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), и теперь процесс его принятия туда наверняка ускорится.

В общем, пока плюсов у венского соглашения гораздо больше, чем минусов. И остается лишь повторить за нашим президентом: главное теперь, чтобы достигнутые договоренности неукоснительно выполнялись.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта