Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Зачем банкротят Украину?

Владимир КРЕСЛАВСКИЙ

Хотя внешний долг Украины достиг 100% ВВП, Международный валютный фонд объявил, что продолжит кредитование Киева даже в том случае, если тот не выполнит его условий о реструктуризации части долга.

Долг

Сразу скажем, решение МВФ не имеет прецедентов. Как правило, он жестко настаивает на выполнении своих условий, что только под-тверждает пример загнанной в угол Греции. А реструктуризация части уже имеющегося у Киева долга была одним из обязательных пунктов программы, предложенной Международным валютным фондом Украине. Практически МВФ дал добро Киеву на дефолт.

Вообще роль фонда в экономической ситуации, складывающейся на Украине, вызывает много вопросов. Наблюдатели давно заме-тили, что прогнозы МВФ по украинской экономике почему­то всегда оказываются более оптимистичными, нежели даже данные самого Киева. К примеру, правительство планирует падение ВВП к концу года на 9%, а МВФ продолжает заявлять о пяти с полови-ной. Инфляция уже давно перешагнула рубеж в 20%, а аналитики фонда заявляют о десяти, и т. д.

К чему это ведет? Инвесторы, которые ориентируются на данные МВФ, надеются на благоприятное развитие ситуации, а на самом деле экономика Украины скатывается к дефолту и вернуть сделанные в нее инвестиции с каждым днем становится все более пробле-матично. То есть Международный валютный фонд преднамеренно вводит в заблуждение, и здесь важно понять: почему?

Ведь даже не экономисту понятно, что, если ВВП страны из­за разрыва традиционных экономических связей падает, а долговая на-грузка на бюджет растет, рано или поздно она достигает такого размера, что дефолт становится неминуемым.

По данным главы фракции «Оппозиционного блока» в Верховной раде Юрия Бойко, уже сейчас государственный долг Украины достиг одного триллиона гривен (почти 48 миллиардов долларов) и сравнялся с ВВП страны. «За прошлый год он вырос в три раза, – под-черкнул депутат, – а власть не хочет этой проблемы замечать».

Отметим, что еще весной эксперты полагали, что госдолг Украины сравняется с ВВП к концу 2015­го, но вот сейчас всего лишь июнь, и остается гадать, с каким долгом Украина окажется в декабре.

Впрочем, это, кажется, мало кого в Киеве волнует. Это у нас почему­то некоторые считают, что, объявив дефолт, украинское прави-тельство должно будет уйти в отставку, «обнищавшие народные массы выйдут на улицу и сметут узурпировавший власть режим».

На самом деле, все не так просто. Достаточно вспомнить наши девяностые, чтобы понять: терпению народному нет границ. А уж в этом мы с украинцами точно похожи. Все по Высоцкому: «Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков».

Дефолт

Впрочем, дефолт Украины вряд ли кого­то удивит. Подписав закон, позволяющий правительству приостанавливать обслуживание кре-дитов, Порошенко сделал банкротство Украины лишь вопросом времени. А Яценюк, находясь в Вашингтоне, заметив, что «частные кредиторы обязаны(!) пойти на реструктуризацию долгов и сделать свой вклад в борьбу украинского народа», предупредил, что вы-платы кредиторам, в том числе и России, могут прекратиться уже в июне. «Народ Украины больше не может так жить, – подчеркнул глава кабинета. – Недопустимо, чтобы на обслуживание долга шло столько же средств, сколько на оборону».

Оставим за скобками: какая борьба, с кем борьба и сколько средств должно идти на оборону. Заметим только, что свои деньги Россия от Киева вряд ли в ближайшее время получит.

Во­первых, кто и когда «агрессору» долги возвращал? Можно быть уверенным, что закон, объявляющий Россию агрессором, в Киеве принимали не ради одного лишь пропагандистского эффекта, а имея в виду вполне шкурнические интересы.

Во­вторых. Хотя мы, конечно, правильно настаиваем на том, что трехмиллиардный российский кредит, выданный Украине, является государственным – договаривались президенты, деньги были взяты из Фонда национального благосостояния и т. д. Но евробонды, в которые был обращен кредит, были приобретены на Лондонской бирже, где размещались для покупки их частными фондами. А это позволяет Киеву утверждать, что и наши три миллиарда являются не государственным, а частным долгом. Москва, конечно, имеем полное право требовать возвращения кредита через суд. Но такие процессы длятся годами, а за это время или ишак сдохнет, или эмир помрет.

Наконец, у Украины просто нет денег. Говорят, что и у нас это давно поняли. В марте, мол, были готовы даже договариваться об отсрочке. Но потом Порошенко, проигнорировав минские соглашения, ужесточил экономическую блокаду Донбасса, и у нас пошли на принцип: переговоров о реструктуризации не ведем и исходим из того, что кредит будет погашен в срок и полностью.

На днях замминистра финансов РФ Сергей Сторчак напомнил, что «любой неплатеж Украины по российскому кредиту – это дефолт». Но, кажется, в Киеве это уже никого не пугает. Наоборот, на дефолт смотрят, как на еще одну возможность нагреть руки.

Чем хуже – тем лучше

Впрочем, это только нормальному человеку кажется, что дефолт – всегда плохо. Кредитовать экономику становится не из чего, инфля-ция галопирует, предприятия банкротятся, безработица растет, а финансовая система трещит по швам. Но это, повторим, с точки зрения простого и адекватного человека. С точки зрения власть имущих все может выглядеть иначе.

Во­первых, в мутной воде рыба всегда лучше ловится: кто­то нищает, а другой, не особо обремененный моральными принципами, богатеет и набивает мошну.

Во­вторых, отказавшись платить по долгам – эта идея сейчас среди украинских экономистов довольно популярна, Национальный банк Украины (НБУ) сможет за счет кредитов МВФ нарастить золотовалютные запасы, что, возможно, стабилизирует ситуацию. То есть курс гривны станет более­менее предсказуемым, производственные кредиты более доступными и т. д. Предполагается, что для этого зо-лотовалютные запасы НБУ должны достичь примерно 17 млрд. долларов (сейчас что­то около девяти).

Есть, правда, одно условие: так называемый «цивилизованный дефолт». То есть когда с кредиторами удается договориться о «разма-зывании» внешнего долга по времени. Но здесь, как водится, проблема: договариваться в Киеве не умеют, требуют не реструктуриза-ции, а списания, полагая, что не они, а им все вокруг обязаны и должны.

Поэтому наиболее вероятным является вариант, озвученный Яценюком: до конца месяца Украина заявит о замораживании выплат по кредитам, объявив таким образом дефолт в самой что ни на есть жесткой форме. Результат: паника на рынке и крушение всего, что только можно. Кто не успел – тот опоздал.

Наконец, о чем уже многие говорили, дефолт ускоряет обвал реального сектора экономики. Предприятия разоряются, дешевеют, и скупить их получается за бесценок.

По данным немецкого журналиста Марко Майера, до конца года Киев планирует продать более 1200 предприятий. Что­то, возможно, купят и сами наделенные властью украинцы. Но подавляющее большинство активов предназначено американцам. Россиян, которым Украина должна больше других, просили не беспокоиться.

Отметив, что уже сейчас часть аграрных земель отходит американкой компании Monsanto, Майер предполагает, что последний визит Яценюка в Вашингтон был связан не столько с договоренностями по новым кредитам, сколько с предпродажной подготовкой Украины.

По словам журналиста, вся страна выставлена «на летний sale»: купи одну, получи пять.

В общем, все, как всегда: кому – война, а кому – мать родна, кому – дефолт, а кому – нажива.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта