Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Естествоиспытатель в музыке

Создатель ансамбля русской музыки Дмитрий Викторович Покровский (1944 – 1996)

Михаил ВОСТРЫШЕВ.

Какая у него была профессия? Музыкант, фольклорист, артист, композитор, сценарист, педагог, ученый.

Мать вспоминала о сыне: «Он стремительно входил, влетал в квартиру, в репетиционный зал. Он стремительно пришел когда­то и в этот мир – роды длились всего семь минут. И, к великой скорби моей, он так же стремительно, преждевременно ушел из жиз-ни…»

Когда мальчику исполнилось три года, родные с удивлением заметили, что Митя самостоятельно научился читать. С этого же воз-раста он пристрастился слушать по радио классическую музыку.

В пять лет он хотел стать милиционером, потому что «их все слушаются», в семь – клоуном, потому что полюбил цирк. Но музыка и народное творчество всегда оставались на первом месте.

– Я родился в семье, где и профессиональные, и личные интересы были связаны с народным искусством, – говорил Покровский. – Мать занималась изучением народно­прикладного искусства, отец – камнерез, преподаватель. Бабушка – литературовед, педа-гог, была близка к окружению Льва Толстого. В доме царила любовь к народному искусству, и ее я впитал с раннего детства.

В школьные годы Митя играл на балалайке и контрабасе в Московском дворце пионеров.

Когда в десятом классе он стал победителем математической олимпиады, ему предложили без конкурса быть зачисленным на механико­математический факультет МГУ. Учителя и школьные товарищи были уверены, что Митя станет крупным математиком или физиком. Но он выбрал музыкальное училище.

Потом – Музыкально­педагогический институт имени Гнесиных. Преподаватель курса «общее фортепиано» Берта Кременштейн вспоминала: «Ежегодно в сентябре в класс приходит «новый набор». Среди новеньких первокурсников Митя, студент факультета народных инструментов, был не из самых младших. Крупный, крепкий на вид молодой человек, немного угловатый, стеснитель-ный, в полувоенном костюме, с какой­то спецификой речи, сдержанный в общении… Очень скоро я поняла: этот студент не только музыкален и умен, он еще, как бы это сказать поточнее, по­настоящему серьезный, глубокий человек».

Летом теперь Дмитрий обязательно ездил в фольклорные экспедиции – слушать и записывать русские песни. Эти поездки про-должались и после окончания института. Солистка ансамбл­я Дмитрия Покровского Тамара Смыслова вспоминала: «Помню, как Покровский впервые запел. Мы были в экспедиции в Пензенской области: собирали песни, расшифровывали тексты, записывали наигрыши на саратовской гармонике. И вот однажды, перебираясь в кузове попутной машины из одного села в другое, я открыла тетрадочку с записями, запела. Митя подхватил, и вдруг мы поняли, что своими голосами перекрываем шум мотора грузовика. Как потом говорил сам Покровский, именно в этот момент он почувствовал, что у него открылся певческий голос».

В 1973 году Дмитрий Покровский создал Экспериментальный ансамбль народной музыки. Белла Эренгросс вспоминала: «Хорошо помню первое выступление ансамбля в Центральном Доме работников искусств, которое мне довелось услышать. До этого при-ходилось слышать отдельные песни, которые исполнялись иногда на семейных праздниках… Зал был полон. Концерт произвел потрясающее впечатление своей самобытностью, ощущением подлинного, настоящего».

Ансамбль Покровского с каждым годом становился все более известным и в Советском Союзе, и за рубежом. Ставились все но-вые и новые самобытные спектакли, в которых русский фольклор сочетался с современной музыкой.

– Желая оставаться экспериментальным, ансамбль должен все время обновляться и постигать парадоксальным способом непо-стижимость своей конечной цели – жить как фольклорное образование внутри академической культуры, – говорил Покровский. – Будучи экспериментальным, ансамбль неизбежно обречен на постоянное обновление, на постоянное преодоление естественной логики развития концертирующего ансамбля.

Январь 1980 года. В клубе Московского инженерно­физического института ансамбль Покровского выступал вместе с джазовым оркестром «Арсенал» саксофониста Алексея Козлова. Зрители впервые увидели возможности современной интерпретации на-родной музыки в симфоджазовом стиле. Ансамбль сошел со сцены под рев и аплодисменты зрительного зала.

Конец 1982 года. Театр на Таганке. После главного прогона и бурного обсуждения запрещен властями спектакль «Борис Годунов» Юрия Любимова, при участии ансамбля Покровского. Мария Нефедова вспоминала: «Спектакль, музыкальная ткань которого была соткана из народных песен из репертуара ансамбля… Естественно, выступление Покровского в защиту спектакля было самым эмоциональным и очень резким. Публика в зале просто замерла, понимая, что это Покровскому не простят. Так и случилось».

– С 82­го по 85­й год нас практически не было, – говорил Покровский. – Для того чтобы мы сломались, было сделано все! Тогда многие ребята ушли из ансамбля, основали свои подобные коллективы. Но некоторые просто потеряли веру в справедливость, в возможность выживания истинной культуры, кто­то обозлился. Я сам в это время борьбы сделался другим человеком, я разучился улыбаться. Попытка уничтожить нас – это была в сущности попытка носителей придворного псевдоискусства уничтожить то, что идет им на смену, попытка покрыть пробивающуюся траву асфальтом. С 1985 года стала обозначаться наша победа.

Май 1994 года. На свой 50­летний юбилей Покровский дирижировал музыкантами оркестра Бруклинской академии в Нью­Йорке, исполняя премьеру двух опер Игоря Стравинского – «Свадебка» и «Байка», а солисты его ансамбля пели. Этим выступлением По-кровский показал перспективу развития хорового пения. Это было слияние магии гениальной музыки с живой энергетикой голо-сов и нетрадиционным сценическим решением.

Тысячи концертов в клубах и на стадионах, озвученные фильмы и спектакли, студийные записи, выступления по радио и телеви-дению… Дмитрий Покровский всегда искал и находил что­то новое, чего нет ни у кого другого, он фонтанировал идеями, часто невероятными и парадоксальными. Недаром же его называли мистификатором и авантюристом, естество­испытателем в музыке.

Когда Покровский ушел из жизни, друзья говорили:

– У Покровского была своя особая харизма. Ни одного Покровского больше нет. И быть не может.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта