Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

О злостных вредителях, американских агрессорах и зеленых легких Москвы

Андрей ФЕДОРОВ

С самого детства мы постоянно слышим избитые фразы - "Лес наше богатство!", "Берегите лес от пожаров!", "Лес - зеленые легкие планеты!" - и тому подобные правильные лозунги и призывы. Однако когда начинаешь серьезно вникать в проблемы экологии, общаясь со специалистами разного ранга, в обязанности которых входит именно охрана и приумножение наших лесных ресурсов, начинаешь понимать, что одними лозунгами нашим лесам явно не поможешь.

Лишний раз убедился в этом, когда приехал на встречу с руководством национального парка "Лосиный остров" в самый что ни на есть тематический праздник - Международный день леса.

Лосинка, как часто любовно называют специалисты и москвичи этот природный национальный парк, без всякого преувеличения место уникальное. Всего на 125 квадратных километрах, треть из которых находится в черте огромного мегаполиса, собрана практически вся флора и фауна среднерусской полосы. Особенно это ощутил и даже этим загордился, когда почти ровно год назад привел на экскурсию сюда своих друзей, журналистов из Китая, которые работали тогда в Москве в качестве спецкоров Первого национального телеканала КНР.

Многие, наверное, знают, как трепетно относятся китайцы к природе. Так вот, за те три года, что мои коллеги провели в Москве, они даже представить себе не могли, что буквально в сорока минутах езды от их дома на Кутузовском есть настоящий лес, в котором шумят вековые дубы и сосны, текут лесные ручьи, есть целое озеро с островами, на которых гнездятся утки и цапли, а по песчаной косе то и дело бегает суетливая ондатра. Когда, огибая на парковом каноэ островок, мы увидели стоящего по пояс в воде лося, который с аппетитом поедал сочные поросли молодой осоки и лишь лениво, не отрываясь от трапезы, повернул голову в нашу сторону, китайцы буквально задрожали от восхищения.

- Этого просто не может быть! - шепотом восклицал мой коллега Нинг, делая трясущимися от волнения руками фотоснимки.

А вот и нет, может. Но вернемся в день сегодняшний. Заместителя директора Лосинки, государственных инспекторов заповедника, ученых из ВНИИЛМ (Института лесной механизации) и группу школьников, для которых сегодня лесные специалисты проводили открытый урок, я застал на экологической тропе.

Взрослые дяди рассказывали четвероклассникам одной из московских школ о том, какие деревья произрастают на территории парка, о здешних зверях и птицах. Ну и о том, конечно, что все это природное достояние нужно беречь и приумножать.

- Подобные экскурсии со школьниками мы проводим в парке постоянно, - рассказывает замдиректора Лосинки Вера Киселева, - но сегодня особенный день. Скорее всего это даже не праздник, а возможность лишний раз задуматься над состоянием лесов на планете. Вот и сегодня мы пригласили наших ученых - коллег из ВНИИЛМ - не только провести наглядный урок по биологии для школьников, но и дать оценку общего состояния наших деревьев.

- И каково состояние? - спрашиваю руководителя отдела радиационной экологии ВНИИЛМ Андрея Раздайводина.

- В целом обстановка удовлетворительная, хотя наблюдается некоторое количество деревьев, пораженных грибами-паразитами, сухостои хвойных, мертвые ельники - следствие "работы" жука-типографа. Однако эта проблема решаема. Нужно просто чаще проводить санитарную обработку отдельных парковых зон.

- Сейчас у нас в парке от жука-типографа полностью погибли хвойные породы на 850 гектарах, - поясняет Вера Владимировна, - но, увы, мы не можем начать санитарную чистку пораженных деревьев. Эти расходы не были запланированы в нашем бюджете вышестоящей организацией, то есть Министерством природных ресурсов и экологии РФ, в чьем непосредственном ведении находится особоохраняемая территория Лосиного острова. Это вообще наша основная проблема - нам выделяется на год определенный бюджет, в котором по пунктам прописано, как и на что деньги следует тратить. Но лес живет не по бумажкам чиновников, а своей собственной жизнью. Например, как предугадать, что в таком-то году на наши хвойники массово нападут вредители? Показываем, скажем, министерским еще зеленые ели, а в них уже живут типографы. Дерево обречено, его нужно немедленно пилить и вывозить из парка, пока из него не начался массовый вылет жуков-типографов на рядом стоящие взрослые ели. А нам говорят: не дадим пилить зеленую живую ель! Мол, по действующему закону это запрещено - вот когда окончательно засохнет на корню, тогда и пилите. В результате имеем 850 гектаров полностью погибших хвойников, которые сейчас доедают короед и жук-усач, превращая древесину в труху. Да и средств на ее утилизацию у нас нет. Если учесть, что ежегодно наш парк посещают пять миллионов горожан, есть большая вероятность, что гнилые деревья могут рухнуть на отдыхающих в парке людей. И мы, увы, ничего не можем с этим сделать.

По словам Киселевой, сильно вредит делу и то, что проходит очень много времени, пока в недрах министерства чиновники примут решение по тому или иному вопросу, связанному с жизнедеятельностью парка. Но даже если в конце концов будет получено разрешение на санитарную рубку, это совершенно не значит, что буквально завтра приедут рабочие с соответствующей техникой и начнут вывозить мертвый сухостой. Сначала будет организован тендер среди множества компаний, желающих заработать на этом немалые деньги (например, утилизация одного гектара сухостоя стоит 300 тысяч рублей). Потом будет долгий и мучительный выбор. То есть время растянут по максимуму. Причем очень часто "выигрывают" подобные тендеры люди, не имеющие вообще никакого понятия о санитарных рубках в лесу, особенно в смешанном. А в нем, как правило, мертвая ель стоит в окружении других деревьев, и просто так валить ее нельзя. Профессиональные рубщики, используя альпинистское снаряжение, пилят сухостой по частям, начиная с макушки. На такую процедуру уходит достаточно много времени. А неграмотные азиаты с бензопилами тупо валят сухостой, который при падении повреждает другие, здоровые деревья, стоящие рядом. На их ранах, полученных в результате такой варварской рубки, очень быстро появляются бактерии, паразиты и грибки, и вот уже соседи спиленной елки сами один за другим начинают болеть и умирать. Зато по бумагам получается дешево и быстро - тендер выиграл тот, кто предложил меньшую сумму. Все "по-честному".

Естественно, такие "санитары" леса Лосинке и даром не нужны. А профессионалы стоят немалых денег. И очень трудно порой убедить кабинетного чиновника, который, возможно, и в лесу-то настоящем ни разу не был, почему грамотная санитарная обработка стоит дороже команды гастарбайтеров.

Говорю об этом с такой уверенностью, потому что лично сталкивался с подобными проблемами в середине 1990-х, когда работал охотинспектором в Дмитровском районе. И хотя отвечал на своих лесных кварталах только за животный мир, с лесхозами мы работали очень плотно. Например, помогали лесникам проводить санитарные рубки, ставить ограждения вокруг школ (совсем молодые посадки ели или сосны), чтобы их не объедали лоси. Тогда как-то все понимали: не будет здорового леса - не будет птиц и зверей, не будет чистого воздуха в Москве и окрестностях, и много чего еще не будет.

- Часто в Москве дворники убирают в парках прошлогоднюю листву. Против этого выступают многие горожане, считая, что таким образом уничтожается естественный почвенный перегной: земля не получает питательных веществ, следовательно, плохо растет трава, и, как следствие, летом вместо нее у нас лишь сухая земля и пыль. Нужно ли убирать в городе прошлогоднюю листву с газонов, или ее лучше не трогать? - задаю вопрос руководителю отдела защиты леса ВНИИЛМ Николаю Лямцеву.

- Естественно, в лесопарковых зонах Москвы и Подмосковья листву никто не убирает. Это просто физически невозможно, да и не нужно. А вот вдоль оживленных магистралей и вблизи проезжей части ее обязательно нужно собирать и вывозить, поскольку она впитывает в себя все вредные вещества с проезжей части. Но тогда необходимо на места убранной прошлогодней листвы подсыпать свежий чернозем и высевать траву.

Если этого не делать, то действительно она очень быстро превратится в выжженную пустыню, на такой земле ничего расти не будет.

- А вы знаете, кто в лесу самый злостный вредитель? - в свою очередь задал мне вопрос Андрей Раздайводин.

- Наверное, все же человек.

- Согласен, но я имею в виду дерево, которое вы наверняка видели не только в парке, но и во дворе вашего дома.

Я только пожал плечами, сказав, что вредных деревьев на земле не бывает.

- Бывает. Это клен ясенелистный, или, как его еще называют, американский - его еще в середине 1950-х годов завезли к нам из Америки. Дело в том, что сейчас он довольно агрессивно вытесняет другие породы деревьев. Американский клен очень неприхотлив. Не боится ни жары, ни холода, ни городских выхлопных газов. Поэтому его и начали высаживать в больших мегаполисах. Однако не учли, что живет этот клен не более 40 лет, а во взрослом возрасте на нем любят селиться всякие вредные для растений насекомые и грибки. Причем само дерево особенно не страдает, а вот все окружающие - береза, тополь, осина, даже дуб - начинают болеть и потом, как правило, погибают. Более того, в апреле и мае клен начинает цвести - его пыльца очень сильный аллерген, вредный для здоровья людей. Изучение пыльцы показало, что в ней содержится большое количество канцерогена. А это приводит к раковым заболеваниям уже среди людей. Вот такой "американский террорист". Самое же печальное, что, распространившись по Москве, он сейчас пошел атакой и на наши леса. Например, в Подмосковье коммунальщики уже начали уничтожать этот сорняк гербицидами "Ураган" и "Торнадо".

- А как с ним бороться в городе?

- Постепенно заменять другими породами деревьев. Например, тополем, который выделяет до 30 литров кислорода в год. Только сажать нужно не женские особи, от которых летит обильно пух, а мужские. А так и воздух чище, и другие деревья не погибают. Таким же способом надо поступать и в парках.

- А как в целом сейчас лесоводы оценивают экологическую обстановку подмосковных лесов?

- В целом удовлетворительно, хотя есть отдельные районы с критической обстановкой. Ну, сами посмотрите на экологическую карту: бледно-зеленым цветом заштрихованы районы с идеальной экосистемой. Обычный зеленый - хорошая обстановка, ярко-зеленая - напряженная, красный цвет - критическая по всем трем средам: почве, воде и атмосфере. Карта обновляется каждый год. Как видите, больше всего бледно-зеленого и зеленого. Как говорится, жить можно.

Естественно, первым делом отыскал свою дачу в Дмитровском районе. Облегченно вздохнул: экология - лучше не бывает.

А вот Подольский район - сплошное красное пятно. Напряженная остановка в Сергиевом и Павловом Посадах. Кому интересно, можете разыскать в интернете эту экологическую карту Подмосковья и сами сделайте выводы, куда стоит ехать по осени за грибами и ягодой, а куда и носа совать не надо.

А вообще из беседы со специалистами стало ясно, что жизнь леса невозможно регламентировать никакими инструкциями, правилами и законами. Он живет сам по себе, по собственным законам, и чем глубже мы будем вникать в них, тем лучше станет наша городская среда, тем ближе станем мы к самой природе, будем жить в гармонии с ней, не мешая друг другу.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта