Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Зависимость не приговор

Елизавета ЕРЕМИНА

Бытует мнение, что бывших наркоманов не бывает. Но, может, есть исключения? Может, это все же не болезнь, а привычка, от которой можно избавиться, если очень захотеть? Однозначного ответа нет. Возможно, потому, что тему наркотиков, да и вообще любой зависимости, у нас обсуждать не любят. Ассоциируя их с чем-то предосудительным и общественно неприличным.

Новости о происшествиях, мало-мальски связанных с наркотиками, повсеместно вызывают охи и ахи у растерянной публики. Каждый исключает возможность, что кто-нибудь из его близких когда-нибудь окажется в подобной ситуации. Общество не любит говорить о том, что знает поверхностно, а недостаточная осведомленность автоматически программирует на негативное отношение. Но стоит ли быть настолько категоричными? Как показывает опыт, прежде чем начать действовать, нужно опуститься на самое дно, а потом постепенно подниматься. Внутри человека происходит процесс, когда что-то щелкает, и он осознает всю необходимость перемен.

На сегодняшний день в Московском научно-практическом центре наркологии (МНПЦ) Департамента здравоохранения города Москвы проводятся различные курсы реабилитации и социальной адаптации. Начиная с первичного мотивирования и детокс-программ и заканчивая специальным отделением - домом под названием "На полпути", где все прошедшие реабилитацию живут до того момента, пока полностью не социализируются. Здесь пациентам помогают решить вопросы трудоустройства, возвращения родительских прав и многие другие.

Не так давно открывшийся загородный филиал МНПЦ в Ступине располагает еще большими возможностями. В первую очередь у пациентов есть возможность проводить много времени на природе и отдыхать от городской суеты, которая нередко провоцирует различные нервные расстройства и срывы. Пребывание в центре - добровольное, более того, это место полностью разрушает образ учреждения, в котором находятся люди, нуждающиеся в лечении.

"Мне 33 года, употреблял наркотики около 20 лет и сейчас уже где-то пять месяцев остаюсь трезвым, - рассказывает один их пациентов центра в Ступине Алексей. - Я попал сюда после очередной передозировки по наставлению друзей. Как мне кажется, в любой реабилитационной программе важно делать акцент на свободе выбора и нормальном человеческом отношении. Врачи должны не только слушать, но и слышать. Человек не должен чувствовать себя так, будто его посадили в клетку, из которой то и дело хочется вырваться".

Москвичка Людмила употребляла наркотики 10 лет, сейчас вот уже полгода девушка "держится": "Раньше я проходила лечение в другом месте, но там постоянно заставляли работать, считая, что только труд - правильное лекарство, не хватало психологической помощи, я стала сильнее по закалке, но не решила своих проблем, поэтому и вернулась к тому, с чего начала. Но сейчас все налаживается".

С момента открытия в центре находятся 93 человека, из них более 20 процентов - уже больше четырех месяцев.

- Мы можем остановить заболевание, но есть генетические факторы риска, особенности биохимии головного мозга, которые останутся с человеком на всю жизнь, - говорит главный психиатр-нарколог Минздрава России, директор Московского научно-практического центра наркологии Евгений Алексеевич Брюн. - Специальные программы и направлены на то, чтобы человек научился справляться с особенностями своей психики. Конечно, риски существуют, есть процент, который остается неизлечимым.

Еще один пациент центра, 33-летний Леонид принимал наркотики и различные психотропные вещества больше 20 лет.

"У меня были и хорошая работа, и высшее образование, - рассказывает он. - Когда оказался в городской 19-й больнице после передозировки, врач предложил мне поехать на бесплатную реабилитацию в Ступино. И вот я уже два с лишним месяца чувствую облегчение. Но знаю, что нужно еще время. У меня есть опыт, когда я проходил самостоятельное лечение. Я ходил как не в себе, то есть мне и с наркотиками было плохо, и без них. Сейчас идет "размораживание", появляются мотивации к жизни. За 20 лет формируется свой собственный мир. Если возникает тяга к наркотикам, мне кажется, нужно обратиться именно в государственное учреждение, в отличие от других организаций у них есть опыт работы и заинтересованность".

Другой участник программы по восстановлению Максим это мнение разделяет: "Я пытался излечиться при православных храмах, занимался трудотерапией, думал, что чем больше буду уставать, тем лучше спать буду, чем больше буду проводить времени на свежем воздухе, тем лучше станет аппетит. Но этого не происходило, также я отдельно работал с психологами, мама меня пыталась вытащить из этого болота. А в Ступине тоже есть это все, но плюс еще программа. За все 20 лет я еще не был таким "чистым", как за эти семь месяцев. В коммерческих организациях меня пичкали психотропными лекарствами, и на этом все заканчивалось".

По статистике порядка 50 процентов больных, прошедших годовой курс, остаются здоровыми на всю жизнь, через два года к этим 50 добавляются примерно еще 35 процентов, сколько остаются "чистыми" после пяти лет - сказать сложно. Подсчитать эффективность работы очень трудно, лучшие результаты выпадают из поля зрения, так как люди начинают вести здоровый образ жизни, отрешенный от наркотиков и всего, что с этим связано.

Примечательно: все, кто уже прошел большую половину курса, становятся волонтерами и наставниками тех, кто только ступил на трудный путь реабилитации. Многие же хотят остаться работать и помогать другим и после лечения.

По мнению медиков, помимо собственного желания, очень важна поддержка близких и родственников. Зачастую семья и друзья не знают, как им себя вести, реагировать и общаться с тем, кто попал под влияние зависимости. Врачи, работающие в центре наркологии, рекомендуют посещать специальные группы для родственников. Это клуб по интересам, где люди делятся друг с другом схожими проблемами, а те, кто уже прошел через это, готовы дать совет, который будет полезнее, чем помощь любого психолога плюс помощь врача. Личный опыт других достовернее, чем общие слова, пусть даже и поддержки. "Когда в семье есть больной человек, болеет вся семья, - говорит Брюн. - Это и есть соцзависимость, и помогать нужно всем".

Говоря о профилактике детской наркомании, Брюн отмечает, что в соответствии с "Законом о тестировании" в городе проводится работа со старшеклассниками.

- В 15 - 17 лет с ними можно говорить о наркотиках открыто, а до 14 о наркотиках говорить не нужно, это, наоборот, будет привлекать, потому что у них познавательный процесс, и любую информацию, которую познает подросток, он хочет проверить на своем опыте, - говорит руководитель МНПЦ наркологии. - Потребительское общество начало зарождаться после Второй мировой войны. Сначала на Западе, потом в Советском Союзе, и уже совсем активно - в новой России. Получается так, что дети с пеленок уверены, что главное в жизни - получать удовольствие и только положительные эмоции. Та реклама, которую они ежедневно слышат и видят, автоматически программирует найти эти удовольствия. Мы всегда говорим родителям, что голова и руки ваших детей должны быть заняты если не 24 часа в сутки, то 20 уж точно. Чему вы научите ребенка до пяти лет, то с ним и будет происходить. Если он до этого возраста не приучен работать, значит, работать он никогда не будет.

Разговаривать с подростками о вреде наркотиков практически бесполезно. В этом возрасте у ребенка крайне нестабильная психика, и зачастую именно тогда он приобщается к запретному, воспринимая наркотические средства как стрессопротекторы. Ему тяжело жить в ситуации, где общество предъявляет к нему все большие требования. Он ищет способ урегулировать все. Подростки убеждены, что легкие наркотики никогда не вызовут зависимости и не причинят вреда. Более того, если провести опрос, выяснится, что многие "любители" вообще не считают употребление чем-то зазорным или катастрофичным, приравнивая это к обычным сигаретам. Для них это такое же баловство, способ расслабиться и получить какие-то положительные эмоции. То есть примерно тот эффект, который из поколения в поколение люди получают от алкоголя.

Наркотестирование в школах приносит свои плоды. Дети знают, что они вынуждены пройти тест, и это заставляет их подумать, стоит ли принимать наркотики. Важно и окружение - есть ли среди друзей потребители наркотиков. Сейчас среди старшеклассников употребление наркотиков сократилось с 10% до 3%, также снижается "спрос" на табак и алкоголь.

Эксперты единогласны в том, что вести нравоучительные беседы с подростками неэффективно. Упор нужно делать на родителей. Все идет от семьи. Дети копируют поведение взрослых, и давно устаревшее правило привилегий старшинства на них не действует. Если можно маме и папе, значит можно и мне, считает ребенок. Поэтому прежде всего учить нужно родителей.

- В СМИ нужно говорить о том, как решать конфликты, о депрессиях, - считает доктор Брюн. - Иногда я говорю родителям: если вы научились говорить с ребенком с внутриутробного возраста и он привык к вашей речи, ее поэтике и модулировке, то в подростковом возрасте, в кризисный момент, когда человек ищет опоры, он будет говорить с вами. Если же вы с детства не приучили его к этому, он будет решать своим проблемы вне дома и не разговором. В качестве воздействия на родителей нужно рассказывать о факторах риска, которые приводят к различным заболеваниям - генетическим, врожденным - к патологии беременности и родов, к гиперкинетическому синдрому с дефицитом внимания, к внутричерепной гипертензии, обнаруживаемым у детей в возрасте 2 - 6 лет, а также о психологическом факторе в семье: гипоопеке и гиперопеке.

По мнению заместителя руководителя столичного Департамента здравоохранения Игоря Павлова, сегодня крайне необходимо акцентировать внимание общества на очевидных последствиях наркозависимости.

- У человека появляется ахиллесова пята, он становится управляем, что мешает ему устраивать свою жизнь самостоятельно, в итоге он лишается свободы, а потом и деградирует социально. И хочешь не хочешь, любая наркозависимость к этому приводит, - говорит он. - Сейчас ребята любят быть свободными, но свобода связана с ответственностью и способностью принимать самостоятельные решения.

На первый взгляд все это выглядит как запугивание - родителей последствиями, а детей тестированиями. Но в системе воспитания эксперты выделяют три смыслообразующих фактора: страх, любовь и ответственность. "Страх есть система ограничений. Если человек сам не способен сформировать для себя ограничения, то ему нужно помочь в этом", - уверен заместитель руководителя департамента.

А главный эксперт по вопросам социальной реабилитации и ресоциализации наркозависимых УФСКН России по городу Москве Татьяна Сергеева уверена в том, что ребенок должен знать, что его проблемы - это ответственность перед обществом. Если он не отвечает за свое здоровье, думая, что это касается только его, то ему нужно объяснить, что общество и государство через свои институты очень много в него вкладывают и хотят получить здорового и социально активного гражданина.

- А антинаркотическая полиция ставит перед собой два приоритетных направления - снижение предложений и спроса, - говорит она. - Что касается первого - это борьба в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ посредством уголовных и административных норм. Перед нами стоят такие задачи, как социализация, адаптация наркозависимых и реабилитация пациентов, не достигших совершеннолетнего возраста. В приоритете - позитивная профилактика. Мы говорим о спорте, здоровом образе жизни, привлекаем творческих людей, представителей шоу-бизнеса, которым любит подражать молодежь.

Проблема наркозависимости остается одной их самых важных и требующих обсуждения и контроля. И решать ее нужно коллективно: государству, социальным организациям и, конечно же, СМИ. По мнению экспертов, не стоит забывать, что все мы люди и сбиться с пути может каждый. Жестокость и бесчеловечность бесполезны, а взаимопонимание и желание помочь обязательно приведут к положительному результату.

Позвонить на "горячую" телефонную линию центра наркологии можно в любое время, она работает круглосуточно. Телефон 8 (495) 709-64-04.

Анонимные группы социальной поддержки собираются еженедельно по понедельникам и четвергам в 17.00 во всех филиалах МНПЦ в Москве.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта