Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Он жил заботами Москвы...

Юлия ЕРЕМЕНКО

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения советского партийного и государственного деятеля, депутата Совета Союза Верховного Совета СССР, почти 18 лет занимавшего должность первого секретаря Московского городского комитета КПСС Виктора Васильевича Гришина.

С распадом Советского Союза и исчезновением КПСС как единственной и руководящей политической силы СССР отношение к ее деятелям все больше негативное. Многие годы и о Викторе Васильевиче в широких массах если и вспоминали, то не добрым словом - слухи о его, как сейчас говорят, коррумпированности и автократическом стиле руководства начали распространяться еще в советские годы. Но те, кто долгое время трудился с ним бок о бок и общался не только в рабочей, но и в неформальной обстановке, отзываются о нем совсем по-другому.

В послесловии к книге мемуаров В. В. Гришина "От Хрущева до Горбачева", которую он закончил незадолго до своей смерти, Юрий Петрович Изюмов, проработавший с Виктором Васильевичем десять лет, с 1970 по 1980 год, рассказывает, каким на самом деле был этот незаурядный человек и как много он делал для Москвы, для москвичей в различных областях городского хозяйства, культуры и даже спорта.

Когда в 1967 году В. В. Гришин был назначен на место первого секретаря Московского горкома, город находился в очень тяжелом положении, вспоминает Ю. П. Изюмов. "Промышленность десятилетиями не получала серьезных вложений, а следовательно, не реконструировалась, не обновляла оборудование и технологии. В руководстве давно привыкли, что москвичи и так всегда все выполняли и перевыполняли. Сильно отставало от требований времени городское хозяйство, строительство. Обеспеченность москвичей жильем, школами, больницами, детсадами, магазинами, столовыми и прочими жизненными благами была на порядок ниже, чем во многих областных центрах, не говоря уже о столицах союзных республик" - пишет он и как результат десятилетней работы В. В. Гришина приводит цифру - объем валовой продукции, производимой в столице, увеличился вдвое. Но и это не самое большое достижение тогдашнего первого секретаря МГК, считает Ю. Изюмов. Огромных, почти сегодняшних объемов достигло в те годы жилищное строительство, что позволило практически полностью переселить москвичей из бараков и коммуналок в отдельные квартиры. "Ежегодно вводилось около 20 новых школ, множество детских садов, магазинов, столовых, АТС, автобусных и троллейбусных маршрутов, рос метрополитен...

В городе поддерживались образцовая чистота и порядок", - пишет Юрий Петрович. Что ж, если это результат автократического руководства, я - за автократию. Что еще? "За всеми большими проблемами В. В. (так за глаза называли Гришина в аппарате горкома. - Прим. ред.) никогда не упускал простых житейских вопросов. Каждый его рабочий день начинался с подробного доклада начальника Главторга о запасах продовольствия и товаров и наличия их в продаже. Раз в неделю он обходил несколько магазинов, чтобы лично проверить, насколько доклады соответствуют действительности. Так же проверялся ход строительства и благоустройства. Делалось это без рекламы, без телеоператоров и корреспондентов - как обычное будничное дело, делится воспоминаниями Ю. Изюмов. Многое В. В. Гришин делал и для развития культуры. Так, например, при нем в Москве было построено больше театральных зданий, чем за все остальное советское время. В том числе: Детский музыкальный театр имени Наталии Сац, новое здание "Уголка Дурова", Цирк на Воробьевых (тогда - Ленинских) горах, Театр на Таганке. Кстати, принимал участие первый секретарь Московского горкома и в делах и проблемах деятелей культуры - он помог театру Аркадия Райкина перебраться в Москву, не раз помогал Юрию Любимову, деятельность которого в то время не поощрялась партийным руководством страны. Без Гришина могла бы не увидеть свет картина С. Бондарчука "Они сражались за Родину", так же как и "Калина красная" Шукшина или "Зеркало" Тарковского... Когда московский "Спартак" вылетел из Высшей лиги, Виктор Васильевич, никогда до этого не занимавшийся спортивными делами, но понимая, что падение "Спартака" стало для москвичей настоящей трагедией, сделал все возможное и невозможное, чтобы вернуть "Спартаку" былую славу. И в первую очередь добился перевода К. И. Бескова из "Динамо" в "Спартак" - дело для того времени неслыханное!

Тем не менее когда должность первого секретаря ЦК КПСС занял М. С. Горбачев, была развернута, по словам Ю. Изюмова, шумная и гнусная кампания по дискредитации Московской организации КПСС и ее руководителя. При этом "нелицеприятные факты" о коррумпированности Гришина строилось исключительно на слухах и домыслах: никаких доказательств этим "фактам", как заявлял сам В. В., "не было и быть не могло". Миф о баснословном богатстве Гришина развеялся с его смертью - он скончался в собесе, куда бывшему партийному и государственному деятелю пришлось идти для перерасчета пенсии...

Сегодня, в день столетия Виктора Васильевича Гришина, мы публикуем воспоминания Леонида Ивановича Матвеева, который в 1984 - 1986 годах был секретарем МГК КПСС и работал под руководством Гришина. Надеемся, они помогут читателям более объективно оценить личность этого человека и его труд на благо нашего города.

"Первая моя встреча с Виктором Васильевичем Гришиным произошла в 1968 г. К тому времени прошел год, как Виктор Васильевич работал в Москве. Перед моим избранием первым секретарем Московского горком ВЛКСМ состоялась беседа с ним.

После горкома комсомола я пять лет проработал секретарем ЦК ВЛКСМ. Однажды раздался звонок по правительственной связи. Снял трубку и услышал голос В. В. Гришина: "Леонид Иванович? Вы не могли бы зайти ко мне? Мы с вами давно не виделись". Для меня это был совершенно неожиданный звонок, мы не встречались пять лет. Я ответил, что готов прибыть в любое время. "Сейчас можете?" - прозвучал вопрос.

Виктор Васильевич доброжелательно встретил меня, пригласил садиться и сразу задал вопрос: "Вы сколько лет работаете в ЦК ВЛКСМ? Не пора ли вам возвратиться в Московскую партийную организацию?" У меня, вероятно, был недоуменный вид. Виктор Васильевич продолжал: "В аппарате горкома партии есть два вакантных места заведующих отделами. Я прошу вас возглавить отдел культуры". Моему удивлению не было предела. "Виктор Васильевич! - воскликнул я. - Ведь я не гуманитарий, у меня нет соответствующего базового образования, тем более в сфере культуры". Он ответил: "Нам нужны не культработники, а политические работники. Кроме того, в свое время я дал согласие на ваш переход в ЦК ВЛКСМ, а теперь получил согласие на ваше возвращение на работу в Московскую городскую партийную организацию. Вашу кандидатуру поддерживает московская творческая интеллигенция". Аргументировать мне было нечем, да и не имело смысла. Я согласился. Так начался один из самых запоминающихся периодов жизни. В нашу сферу входила работа с литераторами, кинематографистами, театрами, музыкантами. Круг обязанностей был необычайно широк и интересен.

Виктор Васильевич, несмотря на большую занятость по руководству городом и обязанностями члена Политбюро ЦК КПСС, постоянно интересовался состоянием дел в культуре, смотрел новые кинофильмы, довольно часто посещал консерваторию и спектакли московских театров, но, естественно, весь репертуар посмотреть не мог. Однако в ЦК КПСС, особенно на Политбюро ему задавали вопросы о том или ином событии в культурной жизни Москвы. Что отвечал Виктор Васильевич, не знаю. Но нас стал беспокоить вопрос, как выйти из этого положения. И мы нашли простой выход. Перед выпуском, например, нового спектакля на генеральную репетицию приходил инструктор отдела культуры. После просмотра спектакля он беседовал с режиссером о просмотренном спектакле, высказывал свое мнение и замечания. Все это в спокойной обстановке обсуждалось с режиссером. На премьеру, как правило, я приходил. Какие-то замечания режиссер принимал, с какими-то не соглашался. После этого В. В. Гришину направляли справку о новом спектакле. Сообщали о просмотре, о беседе с режиссером, с какими замечаниями он согласился, а какие считает неприемлемыми, т. к. они касаются принципиально важных и нужных элементов. С чем мы в свою очередь соглашались. Получив такую справку, В. В. Гришин был проинформирован и мог отвечать на вопросы.

Так же поступали при выходе нового кинофильма, при открытии художественной выставки и других событиях в культуре. Сейчас стало модным, особенно на телевидении, говорить о запретах, об отсутствии при советской власти свободы творчества. Как свидетель и участник творческих процессов в Москве ответственно заявляю, что в период работы В. В. Гришина не было запрещено ни одного спектакля, кинофильма, книги, не было снято с выставок ни одной картины.

Виктор Васильевич Гришин сыграл исключительную роль в судьбе и жизни нашего поколения. Уроженец старинного русского города Серпухова, что в ста километрах к югу от Москвы, он прошел большой путь от помощника машиниста Серпуховского паровозного депо до первого секретаря Московского горкома КПСС, члена Политбюро ЦК КПСС. Сейчас изданы книги воспоминаний и самого Виктора Васильевича, и его соратников, друзей и близких. Поэтому нет необходимости повторяться.

Скажу о впечатлениях личного общения с Виктором Васильевичем. С сентября 1975 года после моего перехода в отдел культуры Московского горкома КПСС начался период постоянного сотрудничества с В. В. Гришиным, который продолжался до 1986 года, до моего перехода в Министерство иностранных дел СССР. Общение с В. В. (так мы называли между собой Виктора Васильевича) было постоянным как во время моей работы завотделом культуры МГК КПСС, так и первым секретарем Первомайского райкома КПСС, заведующим отделом организационно-партийной работы и затем секретарем Московского горкома КПСС. С Виктором Васильевичем ухо нужно было держать востро. Его звонок по правительственной связи мог быть в любой момент и вопрос или поручение могли быть самыми неожиданными. Всегда нужно было быть в состоянии готовности. Помню нужно было, например, на память назвать, когда юбилей у Михаила Александровича Ульянова и, получив поручение, поехать к нему в Театр им. Евг. Вахтангова, поздравить от имени горкома партии и В. В. Были прямые поручения заняться реконструкцией и благоустройством музеев-заповедников "Коломенское" и "Кусково", Крутицкого подворья, строительством Детского музыкального театра под руководством Наталии Сац с постоянной информацией о ходе названных работ.

Такие ситуации можно перечислять долго, но главное - отвечать ему нужно было конкретно и по делу. Так что состояние готовности было всегда. А так как отделов в горкоме партии было около пятнадцати (на память), то можно представить, каким кругом вопросов занимался Виктор Васильевич. И это не включая крупных проблем жизни города, вопросов для рассмотрения и решения на бюро горкома КПСС, участия в работе Политбюро ЦК КПСС.

Во время работы в Первомайском райкоме партии вопросы были уже другие, но состояние готовности еще более обострилось. Примерно через полгода после моего избрания первым секретарем райкома Виктор Васильевич позвонил и сказал, что завтра приедет в райком, но вопросов, которые его интересуют, не назвал. Я позвонил членам бюро райкома и попросил быть на всякий случай на местах. На следующий после звонка день Виктор Васильевич приехал, встретился с нами, секретарями райкома партии, а затем со всем составом бюро райкома. Его интересовала обстановка в районе, атмосфера в райкоме партии, взаимоотношения между райкомом и райисполкомом, с директорами и секретарями партийных организаций. Виктор Васильевич ценил конкретность, деловитость, инициативу. На последнюю он особенно реагировал. Помню, во время подготовки к Олимпийским играм (в районе строился крупнейший в Европе туристический комплекс на десять тысяч мест и современный спортивный зал тяжелой атлетики) я раза два звонил ему, предлагал приехать и ознакомиться с тем, как идут дела. Мой расчет был прост: о приезде Виктора Васильевича узнают руководители строительных организаций и примут меры по ускорению строительства. Сначала он сетовал на занятость, но вдруг звонит помощник и сообщает, что В. В. выехал к нам. Так что никакой показухи не было. Мы никого не вызывали, но сразу приехали все строительные начальники, и состоялся "разбор полетов".

Наиболее тесное взаимодействие с В. В. было во время работы секретарем МГК КПСС. Еженедельные заседания бюро горкома, участие в обсуждении вопросов повестки дня, доклады на совещаниях первых секретарей райкомов партии и председателей райисполкомов, личные встречи - это далеко не полный перечень общения с Виктором Васильевичем. И во всем была характерная для него конкретность и ясность рассматриваемых дел и вопросов. Виктор Васильевич был очень требовательным руководителем, и эта черта передавалась всем нам, его соратникам, подчиненным, коллегам. Но требовательность не сопровождалась нажимом или резкостью. Он никогда не повышал голоса, был корректен и вежлив. Но именно это вызывало уважение и желание лучше выполнять свое дело.

Вспоминается такой эпизод. В августе 1984 года мы с женой улетели в отпуск. Пришла моя очередь провести по обмену отпуск в Венгрии. По графику отпуск заканчивался 31 августа, и 1 сентября мы вылетали домой.

Вторым секретарем РК КПСС работала Л. П. Кезина. Я долго колебался, лететь мне или нет, потому что по установившейся традиции 1 сентября все секретари райкомов должны быть в школах. Тем более, у нас в районе вводили в строй новую школу. В конце концов решили, что мне нужно поехать в отпуск, а на Л. П. Кезину я надеялся, как на себя.

Прилетев из отпуска вечером 1 сентября, первым делом позвонил Л. П. Кезиной, и она меня ошарашила. 1 сентября в наш район на открытие новой школы приезжал В. В. Гришин. Любовь Петровна рассказала, что все прошло хорошо, школа понравилась В. В. Гришину, никаких вопросов не было, кроме одного: "А где первый секретарь райкома?" "Мы ответили, - продолжает Кезина, - что он в отпуске, сегодня прилетает и завтра, 2 сентября, будет на работе".

Приезжаю в райком утром 2 сентября, звоню В. В. Гришину и объясняю, что не мог быть на Дне знаний и открытии школы, т. к. рейс самолета был только на 1 сентября для всей группы, в состав которой я входил. И в ответ слышу: "Хороший первый секретарь всегда успевает туда, где ему нужно быть". Я расстроился, но делать было нечего.

На следующий день в 9 утра раздается звонок: "Это Гришин. Вы не могли бы сейчас подъехать ко мне?" "Конечно", - отвечаю. Еду, а сам думаю, что же ждет меня. Вхожу в кабинет. В. В. Гришин задает вопрос: "Леонид Иванович, вы сколько времени работаете секретарем райкома партии?" "Пять лет", - отвечаю я. В. В. Гришин продолжает: "Мы посоветовались в бюро горкома партии и считали бы необходимым сделать следующее. В аппарате горкома освободилось место заведующего отделом организационно-партийной работы. Мы предлагаем вам занять это место. Правда, вы уже работали заведующим отделом горкома, но отделом культуры. А отдел, который мы вам предлагаем, - основной, ключевой отдел. Как вы смотрите на это?" Я был ошарашен. Вчера я был плохим секретарем райкома, а сегодня мне предлагают занять должность заведующего центральным отделом. Но я не стал сомневаться и тут же дал согласие. "На работу выходите завтра, а с Первомайским райкомом мы решим", - заключил В. В. Гришин. Прошло три месяца, и меня избрали секретарем Московского горкома партии. Мне было поручено курировать административные органы, сферу обслуживания и управление делами. Полтора года довелось работать под непосредственным руководством В. В. Гришина. Требования были высокими, работать непросто. Рабочий день начинался в 9.00, заканчивался в 10 - 11 часов вечера. Были и ночные смены, когда по причине перебоев с мясными продуктами приходилось ночью объезжать холодильники и мясокомбинаты, а утром следующего дня вызывать директоров этих организаций вместе с секретарями РК КПСС и проводить, как говорилось, "разбор полетов".

Бывали моменты неофициального общения. Как-то примерно в 10 часов вечера раздался звонок правительственной связи. Снимаю трубку и слышу:

- Добрый вечер, Леонид Иванович! Это Гришин. Вы что так поздно делаете?

- Работаю, Виктор Васильевич. Рассматриваю почту.

- Как дела в городе?

- Все спокойно, никаких ЧП.

- Хорошо, продолжайте. До свидания.

В другой раз так же вечером случилось возгорание поезда метро непосредственно в тоннеле. Звонит Виктор Васильевич:

- Леонид Иванович! Вы знаете о ЧП в метрополитене?

- Да, знаю. Меры принял.

- Проследите за выполнением работ и спасением людей.

- Виктор Васильевич! Может, привлечь Леонида Александровича Борисова (секретаря горкома партии), ведь транспорт под его кураторством?

- А Главное управление внутренних дел и пожарная охрана по вашей части?

- Да!

- Ну, так и действуйте.

И я действовал до четырех часов утра вместе с милицией, пожарниками, метростроевцами и метрополитеном. А в 9 утра докладывал В. В., что пожар ликвидирован, все люди выведены из тоннеля, никто не пострадал.

Закончилось наше сотрудничество в декабре 1985 года, когда Виктор Васильевич был освобожден от должности первого секретаря МГК КПСС и перешел на работу в группу советников при Председателе Президиума Верховного Совета СССР А. А. Громыко. Однако и после этого он часто звонил и интересовался нашими делами.

Даже люди, которые относились Виктору Васильевичу неприязненно, признавали его большую значимость и влияние на государственные дела. Предшественником Виктора Васильевича Гришина на посту первого секретаря МГК КПСС был Николай Григорьевич Егорычев. На одной из встреч с большой аудиторией он публично заявил, что "если бы его (Гришина) избрали Председателем Президиума Верховного Совета, Союз бы не развалился".

Самой драматичной была одна из последних встреч.

Шел декабрь 1985 года. Почти полтора года я проработал секретарем МГК КПСС. В один из дней попросил Виктора Васильевича Гришина, первого секретаря горкома партии, принять меня в связи с накопившимися вопросами. Это был четверг - день, когда проходило Политбюро ЦК КПСС. Виктор Васильевич предложил, чтобы я подождал окончания заседания Политбюро, после чего мы встретимся. Примерно в 20.00 из секретариата В. В. Гришина мне сообщили, что можно приходить.

Я вошел в кабинет, мы поздоровались, я сел в предложенное кресло, начал разворачивать документы. И вдруг слышу: "Леонид Иванович! Не разворачивайте документы. Вам придется докладывать новому первому секретарю горкома". Я оцепенел и только смог из себя выдавить: "В чем дело, Виктор Васильевич?" "Горбачев, - начал Виктор Васильевич, - попросил меня после заседания Политбюро задержаться и начал разговор о том, что я уже 17 лет работаю первым секретарем МГК КПСС, что это большая нагрузка, что возраст тоже уже солидный, о том, что они советовались в Политбюро и пришли к выводу, что мне пора уходить на отдых". "Они, - продолжал В. В. Гришин, - уже за меня решили, что мне пора уходить. Что я могу сделать? Ничего. Я напишу в заявлении одну фразу "Прошу освободить меня от обязанностей первого секретаря МГК КПСС".

Я находился в таком состоянии, что запомнил только начало разговора, его концовку и немного середину. Я был словно в тумане. Гришин продолжал что-то говорить, но я не смог запомнить. Я пытался выйти из кабинета, он меня не отпускал. Видимо, я был первый человек, которого он встретил после разговора с Горбачевым, и ему нужно было выговориться...

Настроение было отвратительное, я понимал, что рушится устоявшийся порядок вещей. Не спал всю ночь. Перебирал в памяти всю свою жизнь, все ее перипетии...

Все наветы на личность и деятельность Виктора Васильевича Гришина - это вымыслы недобросовестных людей. Ветер истории уже их развеивает. Сейчас на доме по Спиридоновке, 19, где жил Виктор Васильевич, установлена мемориальная доска: "Выдающемуся государственному деятелю".

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта