Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Автор двух пьес драматург Николай Робертович Эрдман (1902 - 1970)

Михаил ВОСТРЫШЕВ

Премьера его первой пьесы "Мандат" состоялась в Театре Всеволода Мейерхольда 20 апреля 1925 года. После премьеры в Москве появились две новые знаменитости - драматург Эрдман и актер Эраст Гарин, исполнивший в спектакле главную роль Гулячкина. Пять лет спустя Эрдманом была написана вторая и последняя пьеса "Самоубийца". С ее премьерой затянули, она состоялась только в 1982 году на сцене Театра сатиры и после пяти представлений была запрещена...

Сын бухгалтера, обрусевшего немца, не закончив последнего класса реального училища при Евангелической лютеранской церкви апостолов Петра и Павла в Петроверигском переулке Москвы, он ушел в Красную Армию, участвовал в боях против казачьего атамана Миронова. После демобилизации вернулся в Москву.

Вместе с братом Борисом, художником, в 1919 году Николай был вовлечен в компанию имажинистов во главе с Есениным, Мариенгофом и Шершеневичем. Кстати, Есенин считал Эрдмана самым сильным поэтом из имажинистов. Потом Эрдман подружился с Маяковским, на долгие годы стал закадычным другом Андрея Платонова.

Если о первой пьесе Эрдмана "Мандат" почти не спорили, ее приняли восторженно, то совсем по-иному сложилась судьба второй.

После того как Эрдман прочитал свою комедию "Самоубийца" Станиславскому, тот немедленно принял ее к постановке в Художественном театре.

Мейерхольд, которому Николай Робертович отдал эту пьесу раньше, обиделся на него. Репетировали сразу в двух театрах, но премьеры не дождались ни в одном.

Актриса Художественного театра Софья Пилявская вспоминала: "Впервые я увидела его, когда в Художественном театре он читал своего "Самоубийцу" труппе. Первый, даже не смех, а хохот всей нашей тогда такой благовоспитанной труппы раздался на первых же репликах. Сам автор ждал тишины с каким-то даже отрешенным лицом. Читал Николай Робертович невозмутимо, ровным голосом, а слушатели давились от смеха: так ясно вставала вся картина "драмы" семьи Подсекальниковых".

Актриса Театра Мейерхольда Елена Тяпкина вспоминала о генеральной репетиции "Самоубийцы": "Назначена была эта репетиция ночью. Даже своих актеров, не занятых в пьесе, и никого из работников театра не пропускали, все было оцеплено. В театре были только те, кто нужен на сцене. Но Сталин не приехал, были Каганович, Поскребышев и с ними довольно много народу из правительства. Принимали они каждый акт замечательно, хохотали в голос - нам же все слышно. Но потом встали и ушли потихоньку, ничего никому не высказав. Когда стало ясно, что спектакль запрещен, Мейерхольд забрал Эрдмана к себе на дачу в Горенки и дня три Эрдман оставался там у них. Эрдман запрещение "Самоубийцы" воспринимал трагически".

Николай Робертович пописывал для варьете, мюзик-холла, "Синей блузы" стихи, тексты песен, скетчи, басни. Во всех кабаках времен нэпа распевалась популярная песня "Шумит ночной Марсель...", написанная Эрдманом вместе с композитором Юрием Милютиным. В 1930-х годах он принимал участие в написании киносценариев фильмов "Веселые ребята", "Волга-Волга", работал литературным поденщиком в Театре сатиры и Театре имени Евг. Вахтангова.

Эрдман любил повторять фразу: "Слово не воробей, выпустишь - не поймаешь. Выпустишь - не поймаешь, тебя поймают - не выпустят".

За "острый язык" в 1933 году в Гаграх на съемках комедии "Веселые ребята" Эрдман был арестован и сослан на три года на вольное поселение в Енисейск. Затем были переезды в Томск, Калинин, Вышний Волочек, Торжок, Рязань, Саратов, а между ними нелегальные наезды в Москву.

В Москву окончательно он вернулся в начале 1942 года - его вызвали работать в Ансамбле песни и пляски НКВД! Эрдман написал для него несколько программ. Николая Робертовича восстановили в гражданских правах и даже в 1950 году наградили Сталинской премией за сценарий фильма "Смелые люди".

Актер Владимир Этуш вспоминал: "Николай Робертович трудно шел на контакты, не любил распахивать свою душу. Но то, что он приоткрывал, было полно достоинства и света. Он был индивидуальностью, со своими представлениями и своими категориями оценок явлений жизни. Например, он любил говорить: "Искусство - скандал!" Скандал в устах Николая Робертовича означал громкий успех, эпатаж, который должно было производить всякое подлинное искусство в обществе".

Николай Робертович отчетливо понимал, что часто халтурит ради заработка. И честно признавался в этом. Мало кто способен на поступок, о котором вспоминал актер Сергей Юрский: "Я познакомился с Николаем Робертовичем в Таллине. Меня вызвали туда на кинопробу. Вежливый ассистент режиссера проводил меня до моего номера в гостинице "Палас" и сказал, что заедет за мной через два часа: проба в двенадцать. Однако тут же вернулся и передал приглашение автора сценария зайти поговорить - он живет этажом ниже, в люксе. Я зашел. Эрдман сидел в пижаме в гостиной своего номера и неспешно открывал бутылку коньяка. Было девять часов утра...

- Мы сейчас выпьем за ваш приезд.

- Спасибо большое, но у меня проба в двенадцать, - чинно сказал я.

- У вас не будет пробы. Вам не надо в этом фильме сниматься.

- Почему? Меня же вызвали.

- Нет, не надо сниматься. Сценарий плохой.

У меня глаза полезли на лоб от удивления.

- Я, видите ли, знал вашего отца. Он был очень порядочным человеком по отношению ко мне. Вот и я хочу оказаться порядочным по отношению к вам. Пробоваться не надо и сниматься не надо. Сценарий я знаю - я его сам написал. Вам возьмут обратный билет на вечер, сейчас мы выпьем коньячку, а потом я познакомлю вас с некоторыми ресторанами этого замечательного города.

Все произошло по намеченной Эрдманом программе. В этом фильме я не снимался".

Ему не дали жить жизнью талантливого писателя, запретив великолепную пьесу "Самоубийца", и он всецело отдался другой жизни. Он пишет либретто оперетт и правительственных концертов, киносценарии фильмов "Застава в горах", "Спортивная честь", "Здравствуй, Москва!", "Рассказы о Ленине", бесчисленных мультфильмов, представлений "цирка на льду", подрабатывает консультантом в московских театрах.

Он стал духовным самоубийцей своего таланта. А когда-то о нем говорили, что он будет блестящим продолжением русской комедийной драматургии Гоголя - Сухово-Кобылина. Не пришлось...

Однажды в дачном поселке писателей на Красной Пахре киносценарист Климентий Минц спросил Эрдмана:

- Николай Робертович, вы довольны своей судьбой?

После паузы хозяин дачи сказал:

- Давайте-ка лучше выпьем.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта