Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Врач-невролог Анатолий МАРИНИН: "Сегодня очень интересно работать!"

Наталия ПОКРОВСКАЯ

Шутка ли - пятьдесят лет на скорой! А у врача-невролога, старейшего сотрудника подстанции №34 Анатолия Васильевича Маринина так сложилась жизнь. И по словам его коллег, научил он их многому, опыт его - бесценен. Особенно в наши дни, когда в службу скорой помощи приходят молодые ребята, нуждающиеся в совете мудрого наставника.

- Анатолий Васильевич, профессию выбирали по призванию?

- Совершенно верно. Отец мой, кстати, был против, он хотел, чтобы я в Плехановский институт поступал. А я совсем мальчишкой в 1963 году пошел работать на скорую. После армии работу фельдшером стал совмещать с учебой в Первом мединституте. А когда уже учился в интернатуре, меня назначили заведующим подстанции №13, располагавшейся на Симферопольском бульваре Советского района Москвы. К слову, это была первая подстанция, на которой объединили детскую неотложку и службу скорой помощи для взрослых. В те времена не хватало детских врачей, так что я два года ездил на вызовы как педиатр.

В 1975 - 1980 годах я руководил оперативным отделом станции скорой помощи, потом на протяжении 20 лет был заведующим подстанцией №34, на которой и по сей день работаю врачом-неврологом одной из спецбригад.

- В последние годы, благодаря городским программам, связанным с модернизацией и совершенствованием всей системы столичного здравоохранения, что, на ваш взгляд, изменилось в работе скорой, экстренной медицины?

- Очень многое! Если говорить о модернизации, то тут даже сравнивать сложно - небо и земля! Раньше что у нас было в арсенале? Ящик, укладка со шприцами, которые стерилизовали прямо на подстанции, разовых-то не было, да мизерный набор медикаментов. А сейчас оснащение совсем иное! Каждая бригада скорой может снять ЭКГ, в машинах есть дефибрилляторы, аппарат искусственной вентиляции легких. При необходимости мы можем интубировать больного прямо в квартире. И все это сегодня в порядке вещей. Работа на скорой становится престижной. Поверьте, сейчас стало очень интересно работать. Не говоря уже о том, что в прежние годы врачи скорой ездили на вызовы кто в чем. А теперь у нас замечательная форма - летняя, зимняя... Даже брюки утепленные есть! Раньше об этом приходилось только мечтать. И все эти, казалось бы, мелочи, очень важны. Это говорит об отношении руководства к сотрудникам.

- А что вспоминается из работы на скорой в советские годы?

- Расскажу один случай. В конце шестидесятых получил я вызов в одну квартиру в доме около Курского вокзала. Молодой человек порезал себе вены. Наркоман, в стадии абстиненции. Захожу в комнату, а он подойти к себе не дает, да еще умудрился дверь запереть - мне и не выйти... Тычет себя вилкой и ножом в живот да еще говорит: "Подойдешь - и тебе, мол, достанется. Около трех часов я у него просидел. Связи-то никакой мобильной тогда не было. Сейчас, конечно, все иначе - все линейные врачи имеют постоянную связь с диспетчерами. Но вообще в те времена мы наркозависимых видели крайне редко. Для нас это тогда вообще было экзотикой. Мы даже ездили специально к таким больным, чтобы понять, что такое ломка... Это очень пригодилось потом, особенно в девяностые годы, когда число наркоманов в нашей стране резко возросло. Сегодня их становится заметно меньше, вероятно, профилактическая работа, развернутая в городе, дает свои результаты.

- А что скажете по поводу молодой смены? Насколько я знаю, молодые специалисты сейчас охотнее идут на работу в скорую...

- Знаете, мне очень нравятся наши ребята! И если в 1960 - 1970 годы молодые не слишком шли на работу в скорую, не престижно это было, то сейчас - совсем другое дело. И знаете, мне нравятся молодые специалисты! Они даже порой спорят с нами по поводу того или иного сложного случая. А значит - им не все равно. Это очень важное качество. Конечно, опыта ребятам еще не хватает, и чтобы помочь им, на нашей подстанции ежедневно обсуждаются те или иные вопросы, связанные с работой бригад. Здесь есть даже ответственный сотрудник смены - это опытный врач, к которому обращаются за советом молодые специалисты.

- А какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать врач скорой помощи?

- На скорой остаются только те, кто пришел сюда по призванию. Остальные, как правило, через год уходят - искать себя в ином направлении системы здравоохранения. Врач скорой - прежде всего хороший диагност. Он должен уметь быстро принимать решения, по первому симптому безошибочно определить степень угрозы для жизни. И он должен быть готов остаться один на один с болезнью.

- А как комплектуются бригады? Ведь это тоже, наверное, непросто - работать постоянно бок о бок с одним человеком...

- Конечно, притирки необходимы. На линии, в бригаде должна работать слаженная команда. И в идеале фельдшер должен с полуслова понимать врача. Времени на лишние объяснения может ведь и не быть. Я, например, со своим фельдшером работаю уже пятнадцать лет. У нас - команда.

- "103" часто набирают в крайнем, критическом случае. А курьезы происходят?

- Конечно. Например, приезжаем на вызов. Диспетчеру сказали: боли в животе. Захожу... и с порога спрашиваю: "Какой у вас срок беременности?" Ясно же это! А мне пациентка заявляет: "Я не беременная!" Зовем ее мать, та тоже пытается нам объяснить, что еще с утра такого живота у дочки не было. Ну вот и однажды, еще в советские годы, родила у меня такая "небеременная" парня возле Елоховской церкви... Встречаются подобные случаи и в наши дни. Спросите, как мама не смогла беременность у дочери заметить? Трудно ответить на этот вопрос. Может, люди стали менее внимательны даже к своим близким...

- А с чем чаще всего врачам приходится сталкиваться на вызовах?

- Со всем, чем угодно! Это раньше мы ездили в основном на самые экстренные случаи, в общественные места. А "хроников" видели редко. Инфарктов много, инсультов. И тут, надо сказать, наш пациент в последнее время помолодел. Ритм жизни изменился. К тому же люди сегодня не слишком спешат к врачу, ждут до последнего... Это очень серьезная проблема. Так что, несмотря на то, что сейчас московские службы скорой и неотложной помощи разделили, вызывают нас по самым разным поводам. Но контингент потенциальных пациентов скорой все-таки изменился. Во-первых, он стал моложе. В ночное время суток большое число вызовов поступает из клубов и дискотек. Стали не редкостью и 35-летние охранники с инсультом. А что вы хотите? Они же работают на износ, вахтенным методом. Немало и мигрантов, в том числе нелегальных.

- Анатолий Васильевич, я слышала, что у многих врачей скорой есть какие-нибудь талисманы...

- Не знаю, как у других, а у меня есть! Вот эту небольшую комнатную пальму я больше тридцати лет вожу с собой с одной подстанции на другую.

- А что вы можете посоветовать горожанам, как врач скорой, неотложной медицинской помощи?

- Следить за своим здоровьем и ни в коем случае не заниматься самолечением! И, конечно, мне бы очень хотелось, чтобы в наши дни у пациентов было бы больше доверия к врачам. В нашей работе это необходимо.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта