Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Сколько стоит бомба

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

В стране начались разговоры о "мобилизационной экономике". Пять лет назад в телевизионном сериале "Сталин LIVE" рассказывали, что еще в 1939 году Роберт Оппенгеймер предлагал нам проект атомной бомбы, но Сталин отказался, сказав, что 2 миллиарда долларов - непосильное бремя для СССР.

Прежде чем смеяться, разберемся, откуда ноги растут. Из записок сына Лаврентия Берии - Серго Берии. Ему было 15 лет, когда к ним на дачу приезжал какой-то молодой ученый по имени Роберт (фамилию его С. Берия не называет), а через несколько лет отец ему говорил, что этот Роберт работает в Америке над "бомбой колоссальной разрушительной силы". Однако в книге прямо не указывается, что это Оппенгеймер. В общем, очень сомнительный источник. Других упоминаний о той встрече нет. В том числе и в мемуарах Павла Судоплатова, добрая половина которых посвящена атомному проекту: "В 1944 году было принято решение, что координировать деятельность разведки по атомной проблеме будет НКВД. В связи с этим под моим началом была создана группа "С" (группа Судоплатова), которая позднее, в 1945 году, стала самостоятельным отделом "С"... Через 12 дней после сборки первой атомной бомбы в Лос-Аламосе мы получили описание ее устройства из Вашингтона и Нью-Йорка".

Книга С. Берии и тем более телесериал породили массу прямых утверждений в прессе о встрече Оппенгеймера и Лаврентия Берии: "Это факт".

Хотя сомнения, если не иронию, должна была вызвать уже сама причина, по которой Сталин в телесериале отказывается от предложения Оппенгеймера: очень дорого, экономика страны не выдержит такое бремя. То есть Сталин там рассуждал как министр финансов какой-нибудь капиталистической страны, живущей по законам Адама Смита и Карла Маркса, по законам денег.

Но в сталинской экономике СССР деньги не имели значения. Земля и все, что в ней, все полезные ископаемые принадлежали государству. Деньги как эквивалент труда были условны. Если надо что-то построить, создавали лагерь, загоняли за колючую проволоку необходимое количество бывших свободных советских граждан, а ныне зэков, - и они работали за скудный паек. (Да еще в колхозах миллионам и миллионам крестьян до 1959 - 1966 годов фактически не платили денег, они работали за "трудодни", получая продукты.) Так, на бесплатном, рабском труде начинались и заканчивались все "великие стройки социализма" - каналы, электростанции, заводы, включая предприятия циклопического военно-промышленного комплекса. Потому и смехотворны телесериальные рассуждения вымышленного Сталина о непомерной цене атомного проекта для финансов СССР.

Экскурс в прошлое необходим, чтобы лучше увидеть настоящее. Сегодня, в связи с санкциями Запада, в самых разных кругах, включая и церковные, заговорили о "мобилизационной экономике" и вообще - о "мобилизации". Слово многозначное. Но по давней нашей традиции всегда брал верх прямой военный смысл. И нынче на совещании у президента поставлена задача "развернуть собственное производство" в военно-промышленном комплексе, чтобы не зависеть от поставок комплектующих из других стран, прежде всего Украины.

Только не мешает учесть, что Россия давно уже страна с рыночными экономическими отношениями, какими бы они ни были. И деньги при всех издержках государственного вмешательства в бизнес были и остаются деньгами. То есть кровеносной системой экономического организма. Куда они идут: к какому органу, к сердцу ли, к мозгу ли подается больше всего крови?

В ближайшее десятилетие уже запланировано выделить предприятиям военного комплекса более 23 триллионов рублей. Каждый год - 2,3 триллиона. А на здравоохранение в стране с населением 143 миллиона выделяется в год 383 миллиарда. На гражданскую (подчеркнем - гражданскую) науку - 304 миллиарда рублей в год.

Любое международное противостояние неизбежно вызывает то, что в давние времена называлось "гонка вооружений". Сейчас, в атмосфере обострившихся отношений с Западом, расходы на ВПК безусловно возрастут.

Но сталинская лагерная экономика, где деньги не имели определяющего значения, закончилась со смертью Сталина и частичным упразднением ГУЛАГ-а как существенной отрасли народного хозяйства. Однако СССР продолжал прежними и даже более высокими темпами наращивать военно-промышленный потенциал. На ВПК, то есть отрасль, производящую нереализуемый, не приносящий дохода продукт, в СССР работало до 70 процентов всей экономики. Что отразилось и в анекдотах. Самый популярный - о слесаре Иванове, который крал на заводе детали, чтобы дома собрать швейную машинку, но у него все время почему-то получался пулемет. Ситуация абсолютно реальная: швейные машинки выпускались на оборонных предприятиях. И многое другое, необходимое для жизни людей, делалось там и квалифицировалось не как "основная продукция", а как "подсобное производство", в заводском обиходе - "цеха ширпотреба". Предприятия ВПК выпускали 90 процентов телевизоров, холодильников, радиоприемников, 50 процентов пылесосов, мотоциклов, электроплит.

Секретарь ЦК КПСС Валентин Фалин писал впоследствии: "83 процента ученых и технологов занимались военной и паравоенной тематикой... Эксперты открытым текстом пытались убеждать власти предержащие: мы занимаемся самоедством, обслуживанием доктрины США, нацеленной на доведение нашей страны до экономического и социального коллапса".

То есть, по мнению Фалина, это был план США: втянуть нас в гонку вооружений, которую мы не выдержим.

Практически каждый третий гражданин СССР проживал в зоне предприятий военно-промышленного комплекса. Я, например, в "городе четырех заводов". Один мой друг, глядя на готовое Изделие (только так и называлась их продукция), говорил: "Если запустить его в сторону Великобритании, то Великобритании не будет". Второй добавлял: "Одно Изделие - годовой бюджет нашего города с населением в 180 тысяч". Таких заводов у нас было четыре.

В общем и целом, по данным Гос-комстата СССР, расходы СССР на ВПК достигали 51,9 процента от валового национального продукта, или 73,1 процента от производственного национального дохода, то есть всего объема вновь созданной стоимости товаров и услуг.

Так что крах советской экономики - еще и прямое следствие непосильных военных расходов.

Но к ним обязательно надо прибавить и неэффективность системы как таковой. Мы, в общем, выплавляли стали, производили цемента, добывали нефти почти в два раза больше, чем США, выпускали тракторов и комбайнов в десять раз больше, чем США. А результаты... В конце года на закрытых Пленумах ЦК КПСС говорили о реальном положении дел. В 1973 году генеральный секретарь ЦК Л. И. Брежнев констатировал: мы тратим на производство станков столько же металла, сколько США, Япония и ФРГ, вместе взятые, но по числу сделанных из этого металла станков и по их производительности далеко отстаем от каждой из них в отдельности; Финляндия производит древесины в 10 раз меньше, чем мы, а выручает валюты от экспорта в 2 раза больше; на строительство КамАЗа запланировали 1,7 миллиарда рублей, а теперь требуется еще 2,5 миллиарда...

Помощнику своему Брежнев говорил при подготовке доклада: "Все успехи этого года были за счет политических средств (использование студентов, армии, горожан на уборке). Налаженного, действующего автоматически механизма у нас нет, и опять будем нажимать на соцсоревнование, награды, ордена..."

Системный кризис приобретал гипертрофированные черты в военно-промышленном комплексе. Многочисленные КБ, СКБ, заводы создавали и выпускали не просто огромное количество бомб, снарядов, танков, ракет, но и абсолютно ненужное количество их видов и подвидов - так они оправдывали свое существование. Если в США было 2 - 4 типа тех или иных ракет, то у нас в 10 и в 5 раз больше.

ВПК СССР остался и действует на территории России, страны с рыночной экономикой, все на тех же советских принципах: огромные, никем и ничем не сдерживаемые и неподконтрольные расходы, научная и технологическая отсталость, неэффективность. К исконным советским недостаткам прибавляется новый, российский - коррупция.

В начале года Генпрокуратура сообщала, что только в Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) и Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) возбуждено 48 уголовных дел по хищениям и преднамеренным банкротствам, еще 43 находятся на стадии доследственной проверки. В 2013 году выявлено нарушений на 35 миллиардов рублей. Корпорация ОСК вкладывала государственные деньги не в производство, а размещала их на депозитных счетах коммерческих банков, получив за три года по процентам 200 миллионов рублей, израсходованных "на текущую деятельность и выплату премий".

Сегодня мы снова на старой развилке: вкладывать деньги в науку, новые технологии, медицину, образование и культуру - или в арсеналы. Три года назад председатель комитета по обороне Виктор Заварзин докладывал на заседании Госдумы, что у нас на складах хранится 311 тысяч вагонов боеприпасов, подлежащих утилизации. Из них более 100 тысяч вагонов боеприпасов - с истекшим сроком годности.

311 тысяч вагонов - это эшелон протяженностью от Москвы до Красноярска. И еще на 200 - 300 километров дальше...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта