Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Почему москвичи перестали сдавать бутылки?

Павел КУЗЬМИЧЕВ

Правы те, кто утверждает, что деньги в Москве лежат под ногами - только успевай собирать. И ведь не поспоришь - урны под завязку забиты стеклотарой и алюминиевыми банками, которые легко могли бы превратиться в деньги. Нужно всего только собрать их и отнести в пункт приема. Но вот беда - пункты приема вторсырья в последнее время можно встретить все реже. Не превратятся ли они постепенно в городскую легенду? Не окажется ли так, что сотни килограммов стекла, цветного металла и макулатуры будут оказываться просто на городских свалках?

Я попытался выяснить, можно ли заработать на советской традиции?

К сожалению, нет в интернете единой интерактивной карты, которая указывала бы точные адреса абсолютно всех компаний, занимающихся сбором и последующей переработкой вторсырья. Более или менее подробную нашел на сайте "Гринпис". В основном фирмы, специализирующиеся на приеме вторсырья, находятся в промзонах, что в общем-то логично: бизнес в прямом смысле слова достаточно грязный. Но я постарался найти что-то более доступное, куда можно добраться на общественном транспорте, ведь не у каждого пенсионера, которые преимущественно и занимаются сбором вторсырья, есть машина.

Поискав у себя на балконе мусор, пришел к выводу - там его намного меньше, чем мне всегда казалось. Из совсем уж ненужного удалось обнаружить только алюминиевый конус - это было сопло от пожарного рукава. Как оно у меня оказалось - уже не помню, но теперь точно настало время отправить его на свалку.

Прежде чем выйти из дома, захватил заодно подшивку газет, чтобы сдать еще и макулатуру. Выходя из подъезда, ожидал услышать от сидящих на лавочке бабушек что-то вроде "молодец, настоящий пионер". Были же времена, когда сбором металлолома и макулатуры именно они занимались особенно активно. Однако из-за холодной погоды бабушки остались в этот день дома, а потому добрых слов в свой адрес я так и не услышал. А ведь в этом вопросе поддержка необходима, и не только на уровне бабушек, но и на уровне государства. Сейчас поймете почему.

Со своим добром отправился на 2-ю Филевскую, чтобы узнать, сколько мне удастся выручить за железяку. Пункт приема цветного металла находится прямо внутри дворов, в одноэтажном нежилом помещении. Вид у приемного пункта самый что ни на есть "совковый": обшарпанное кирпичное строение, крашенная не одну сотню раз дверь... Ценников никаких нет. В каморке за стеклом маячит опухшее лицо приемщика.

- Скажите, какие цены на цветмет? - спрашиваю.

- Че у тебя? - недовольно отвечает мужик.

- Много чего, цены какие? - начинаю дерзить в ответ.

- 34, 160, 65, - пыхтя от ярости, отвечает тот.

- Расшифруйте!

- Алюминий, медь, латунь...

- Вот такая штука на сколько потянет?

- Рублей на 50, - приемщик кладет товар на весы и начинает двигать гирьки.

Оказалось, что полагается мне целых 63 рубля. Не густо, конечно, но хоть что-то. Думал, вообще ничего не получу.

Теперь оставалось найти еще один пункт, где принимают макулатуру и стеклотару. Согласно все той же интерактивной карте "Гринписа", он находился совсем недалеко.

На месте уперся в зеленые железные ворота, на которых ни слова нет о пункте приема. На территории двора кучи картона, разной бумаги и ящики с бутылками. Приемщица, попросившая не называть ее имя, оказалась куда разговорчивее, чем ее предыдущий коллега, и согласилась рассказать все как есть.

- Бутылка стоит рубль, это если стандартная, если нестандарт, то она идет на стеклобой, по двадцать копеек за штуку они у нас.

- А макулатуру принимаете? - спрашиваю, демонстрируя увесистую пачку газет.

- Принимаем, полтора рубля за килограмм. Любую берем: и глянцевые журналы, и газеты, и картон, все по одной цене.

- Дешево как-то. Поэтому, наверное, и нет никого, или так всегда было?

- Раньше народу было намного больше, потому что цены были выше. В лучшие времена по 2,5 - 3 рубля за бутылку давали. В соотношении с тогдашними зарплатами это были очень хорошие деньги. А потом каждый завод начал делать свои оригинальные бутылки, рифленые, с надписями и эмблемами. Цена бутылки сразу упала, потому как некоторые заводы отказались от приема "вторички". Ну и мы перестали их тоже принимать, сейчас вот они идут у нас как стеклобой. Затем, когда кризис наступил, вообще чуть не прикрылась контора. Закупочная цена упала, и мы, соответственно, снизили цены. Люди, которые раньше сдавали бутылки, либо перестали вообще их сдавать, либо переключились на металл и алюминиевые банки. Теперь уж, наверное, никогда и не вернем этих клиентов. К нам, помимо бомжей, иногда приходят местные жители, в основном пожилые. Как они сами говорят - по привычке. Молодые вроде тебя редко приезжают, в основном макулатуру сдают, всякие офисные бумажки, часто даже деньги за это не берут, безвозмездно.

Женщина выдала причитающиеся мне монеты. За свою пачку я получил только шесть рублей. Итого за раз мне удалось заработать 69 рублей. Учитывая затраты на дорогу, я все-таки оказался в минусе.

Если бы в шаговой доступности таких пунктов приема было больше да еще оформленных поаккуратнее, то, пожалуй, сдача вторсырья вошла бы в привычку. Для пенсионеров сбор вторсырья - возможность заработать небольшую прибавку к пенсии. Но ехать далеко с бутылками наперевес многим уже просто физически тяжело.

Что же касается молодого поколения, то здесь речь идет, наверное, не столько о деньгах, сколько о гражданской позиции. Переработка вторсырья - это же не только большая польза для экономики города, но и забота об окружающей среде, что сегодня особенно актуально и даже модно во всем мире.

Может, стоит сделать на это упор? Разработать какую-нибудь новую городскую программу и попытаться пробудить в жителях Москвы сознательность? Пока получается, что интерес у населения к этому занятию падает, пункты приема дряхлеют, а много вторсырья уходит на полигоны ТБО вместе с мусором.

- Проблема действительно есть, и очень серьезная, - рассказал "МП" президент отраслевой ассоциации "Стеклосоюз России" Виктор Осипов. - Касается это не только стекла, но и вторичного сырья в целом. У нас даже сама постановка вопроса не совсем верная.

Мы привыкли называть макулатуру, цветной металл, стекло и тому подобное твердыми бытовыми отходами. Но это именно сырье, а не отходы. Применение битого стекла, например, просто необходимо на стекольных заводах, так как без стеклобоя значительно ухудшается качество продукции и увеличивается цена производимой упаковки. Заводы заинтересованы в получении стеклобоя, но необходимы бесперебойные поставки от сборщиков, с этим сейчас есть проблемы. Кроме того, переработка "вторички" позволяет экономить невосполнимые природные запасы - например, того же кварцевого песка, который еще пригодится нашим потомкам. Не так давно побывал в Австрии, ознакомился с тем, как у них решается вопрос переработки вторсырья. Стоит отметить: там весь этот рынок монополизирован государством. Конечно, в Австрии задействованы в дополнительных услугах и частные компании, которые, например, осуществляют транспортировку или сортировку сырья, но сами заводы по переработке и все муниципальные системы по сбору принадлежат государству. Утилизируется всего лишь 4 процента, все остальное запускается по второму кругу. У нас в советское время повторной обработке подвергалось порядка 87 процентов вторсырья. А все потому, что был специальный закон о вторичном сырье, который регулировал вопросы в этой сфере. Сегодня такого закона нет. По заданию Администрации президента страны Счетная палата провела аудит всех свалок и полигонов ТБО, и выяснилось, что действующие свалки занимают по всей России 4 миллиона гектаров, на которых находится 9 миллиардов тонн этого самого вторсырья. И это не считая законсервированных полигонов! Вы только представьте, какие колоссальные деньги мы теряем! Вот поэтому и нужна законодательная база в этом вопросе - в частности, закон об упаковке и упаковочных отходах. Без правового поля мы этот вопрос не решим.

Помнится мне, был у нас уже некий иностранный опыт, увы, не самый удачный. Относительно недавно в Москве были установлены специальные автоматы. Ты ему банку или бутылку, он тебе денежку - схема простая. Но эксперимент провалился: расценки в них оказались непривлекательными, зато вандалы охотно взялись портить новую технику. Тогда эти аппараты исчезли с улиц города. А вслед за ними исчезли и те, кто сдавал вторсырье. Может, снова попробовать - на других условиях и с более эффективной предварительной разъяснительной и воспитательной работой?

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта