Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Дети одной матери

У русских и китайцев много общего

Андрей ФЕДОРОВ

С коллегами из Поднебесной корреспондент "МП" познакомился при выполнении очередного задания редакции...

Год назад довелось делать репортаж из временного лагеря для гастарбайтеров. Тогда наши блюстители порядка в общей сложности задержали и поместили во временный палаточный лагерь около трехсот человек различных национальностей, незаконно проживающих в столице. Были тут таджики, узбеки, грузины, молдаване, украинцы, белорусы, вьетнамцы и большая группа китайцев - в основном молодых юношей и девушек, которых в ходе зачистки полиция обнаружила на закрытом складе, оборудованном под швейное производство.

Естественно, такая полицейская операция в масштабе целого мегаполиса не осталась без внимания всевозможных правозащитных организаций и прессы, в том числе и зарубежной. И вот, ожидая разрешения для журналистов пройти на территорию палаточного городка и посмотреть, в каких условиях содержатся задержанные, я заметил двух китайских журналистов: молодого человека и девушку с видеокамерой, бравших интервью у одного из правозащитников, который так же, как и мы, ожидал разрешения на общение с задержанными.

Логотип на микрофоне тележурналистов мне был хорошо знаком. Несколько лет назад вместе с коллегами с китайского радио и телевидения мы совершали автопробег по Поднебесной в рамках Года России в Китае, проехав по 12 китайским провинциям без малого 9 тысяч километров.

Сразу вспомнилось это удивительное путешествие, во время которого "с колес" написал в нашей газете 15 репортажей. Чуть ли не целую книгу. Когда ребята закончили свою работу, я подошел познакомиться.

Молодого человека звали Нинг Ке, а его телеоператора и супругу - Инь. Тогда нам не удалось толком пообщаться. Массивные железные ворота наконец открылись, и разношерстная журналистская братия, вооруженная телекамерами, фотоаппаратами и диктофонами, хлынула на территорию лагеря для задержанных нелегалов...

Но визитками мы все же обменялись и потом не раз бывали друг у друга в гостях. Дело в том, что, больше месяца путешествуя на автомобиле по Китаю, я сделал для себя много интересных открытий, в том числе и о нашей с китайцами схожести. Русские и китайцы действительно очень похожи. Как два брата, рожденные от одной матери, но разных отцов. Мы не похожи только внешне, во всем остальном сходство поразительное.

Мы так же любим свою родину и готовы, если надо, за нее умереть без всяких условий и оговорок. У нас одни и те же духовные ценности: работа, семья, дети и внуки. Наши женщины так же могут лить слезы над сентиментальными сериалами, а мужики в это время - пить во дворе пиво и часами обсуждать футбольные матчи.

Наши женщины после работы одинаково бегают с сумками по магазинам, попутно забирая ребенка из детского сада или школы, потом одной рукой убирают дом или готовят еду, а другой - "воспитывают" непослушное чадо.

Мы одинаково любим большие застолья - такие, чтобы стол ломился от закусок и всевозможных напитков, купленных часто на последние. А хорошенько выпив и закусив, петь любимые песни.

Еще, путешествуя по Китаю, заметил, что совместные русско-китайские браки самые крепкие. Причем оба супруга прекрасно говорят как по-китайски, так и по-русски, а их дети и даже внуки тоже знают два языка.

Но есть и существенные отличия. В отличие от нас у китайцев очень хорошая память. Например, ни один правитель, а их в Китае не счесть, не разрушил ни один памятник своего предшественника, каким бы плохим, с его точки зрения, тот ни был. Даже во времена культурной революции, когда отношения между нашими народами были довольно напряженными, в Китае не снесли ни один памятник русским солдатам и военным советникам, погибшим во время японо-китайской войны. До сих пор у памятников советским солдатам, отдавшим свои жизни за Китайскую народную республику, принимают детей в пионеры, и они торжественно клянутся быть такими же честными и смелыми, как советские солдаты.

А мы последние сто лет только и делаем, что перманентно сносим памятники ставшим вдруг неугодными царям и идеологам, и в большинстве случаев не знаем, кем были наши прадеды...

Но вернемся к моим китайским знакомым. Недавно у них закончился четырехлетний контракт, и мне стало интересно перед разлукой узнать, что думают о Москве и москвичах Нинг и Инь.

- Работать в Москве нам очень понравилось, - рассказывает Нинг, - тем более, что это была наша первая зарубежная командировка, да еще на такой большой срок. Было немного страшно, тем более что я еще не очень хорошо знал русский язык, а супруга, кроме китайского, владела только английским. На нас ложилась большая ответственность, справимся ли мы с поставленными перед нами задачами. Но как только мы приехали в Москву, стало понятно, что все должно получиться. Русские коллеги отнеслись к нам очень доброжелательно. Старались всячески помочь. Ведь прежде чем получить разрешение на съемку определенного сюжета, у вас, как и у нас, нужно порой пройти много всевозможных согласований. Написать письма-запросы и т. д. В этом нам очень помогали в первые месяцы работы русские журналисты и наши более опытные товарищи, за что всем огромное спасибо.

- Нинг, русский язык учил, наверное, еще в Китае? Сейчас вы говорите как настоящий москвич, только с небольшим акцентом. Тяжело давался наш язык?

- Очень тяжело! - смеется мой друг. - Все началось с того, что мои родители отдали меня в школу, где изучали в качестве иностранного несколько языков - английский, французский и русский. Меня записывали в школу одним из последних, и места были только в "русской группе". Как потом выяснилось, у меня вообще нет способности к иностранным языкам. А русский для нас, китайцев, самый сложный. Наверное, так же, как и для вас, - китайский.

- Это точно! За месяц пребывания в Китае выучил лишь несколько фраз, главная из которых - "Камбей"! Что дословно переводится как "Пьем". А по-русски вариантов море: "Давай выпьем!", "За здоровье!", "Поехали!", "Ну, вздрогнем!" и так далее.

- Вот видишь, сколько значений только одного действия. Поэтому мне пришлось, с точки зрения китайца, учить много "лишних" слов. Например, вы говорите: "Понедельник, вторник, среда и т. д." В Китае только чжоу 1, чжоу 2, 3 и т. д. "Чжоу" обозначает "неделя". После окончания средней школы я поступил в Китайский народный университет на факультет журналистики. Там спрашивают: "Какой язык в школе учил?" Я говорю: "Русский". Декан: "О! Иди дальше учи". После окончания университета работали с женой корреспондентами в Китае. И вот четыре года назад в Москве открылось бюро Центрального китайского телевидения. Вспомнили про мой "русский"... Так попали с Инь в Москву, и я, по твоим словам, стал говорить, как москвич.

- Хотелось бы продлить контракт здесь?

- Ну, это не от меня зависит. Куда пошлют, туда и поеду. А вообще Москва для меня такой же родной город, как Пекин. Обязательно постараюсь сюда когда-нибудь вернуться, если не по работе, то как турист, уже с ребенком, которого мы хотим родить по возращении в Пекин. Сейчас руководство планирует послать нас в Кению. Я не против, а вот жена хочет в англоязычную страну, чтобы практиковать свой английский. Как говорится, поживем - увидим.

- Какие репортажи в России и странах СНГ запомнились больше всего?

- Так сразу трудно ответить и выделить что-то особо. Было очень много интересных командировок. Запомнился репортаж о праздновании Нового года в Монголии дунганами, которые живут на границе Киргизии и Казахстана, а также в Ханты-Мансийском автономном округе в стойбище оленеводов. Были командировки в Ингушетию, Чечню, в Киргизию, когда там были беспорядки. Но больше всего, конечно, запомнилась Олимпиада в Сочи. До сих пор под впечатлением!

- С какими трудностями столкнулись при подготовке материалов?

- Вообще иностранным журналистам работать в России довольно сложно. Нужно проходить много всевозможных согласований и получать массу разрешений. В некоторых случаях на все чисто бюрократические "утряски" уходит несколько дней. Сам понимаешь, что такое для журналистов время, определяющее оперативность подачи материала. Пожалуй, это была основная трудность. Впрочем, в Китае бюрократическая машина развита еще сильнее. Так что мы были к этому готовы и старались подавать все документы заранее. В целом же нам очень понравилось. Особенно климат в Москве и природа Подмосковья. В Москве и пригороде очень много зелени, водоемов, интересных памятников архитектуры. И потом я заметил, что когда берешь интервью у какого-нибудь россиянина, не важно, кто он - бизнесмен, политик, простой труженик, - когда узнают, что мы китайские журналисты, становятся предельно открытыми, искренними и доброжелательными. Это о многом говорит. Например, о том, что две наши великие страны нашли общий язык и готовы к дальнейшему сотрудничеству на благо наших народов.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта