Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Московские спасатели приступили к очистке водных акваторий столичных пляжей

Андрей ФЕДОРОВ

А проще говоря, водолазы начали поднимать со дна мусор, выброшенный в воду москвичами в прошлом году. Первым на очереди стал Большой Академический пруд в Коптеве.

- Всего очистить дно пляжей нужно на 11 водных объектах, разрешенных для купания, - рассказывает сотрудник МЧС, начальник отдела организации поисково-спасательных работ Владимир Артеменко корреспонденту "МП", пока три водолаза-спасателя готовятся к погружению. - Правда, погружаться будет только один водолаз. Двое останутся на берегу, чтобы обеспечивать страховку находящемуся под водой и держать с ним радиосвязь. Ребята обеспечены самым современным снаряжением и оборудованием для поисково-спасательных работ под водой. Думаю, часа за три управятся.

Что там, на дне?

Обычно такой вопрос задают каждому водолазу, выходящему на берег, люди, которые никогда не были под водой. И поверьте, "подводные рабочие" очень не любят на него отвечать. Да и что можно увидеть в столичных прудах, с берегов которых еще не до конца сошел снег? Ил, муть, консервные банки, пустые бутылки, целлофановые пакеты, куски арматуры. А еще - ощутить жуткий холод, словно тебя засунули в холодильник и ко всему прочему подняли давление. Более сложной, опасной и мерзопакостной работы в Москве и придумать нельзя...

Поэтому Алексея Кротова, облачающегося в сухой гидрокостюм, спрашиваю, хватит ли мощности его фонаря, чтобы разглядеть на дне хоть что-то.

- Работать буду практически на ощупь. Прозрачность - "ноль". Разглядеть объект в такой мутной воде можно только, когда упрешься в него, - отвечает водолаз.

Старший группы Вяче-слав Луценко. Сегодня он на страховке. Цепляет к грудному карабину водолазного костюма коллеги страховочный фал.

Третий член команды - Юрий Александров, его работа - обеспечивать радиосвязь с водолазом.

- Один, два, три, слышно нормально? - тестирует Юрий.

- О'кей! Слышу на пятерочку.

- Леша, пошел! - командир начинает медленно травить страховочный фал.

Алексей медленно пятится лицом к берегу и вскоре исчезает в мутных водах Академического пруда.

- Максимальная глубина, на которой сейчас будет работать Алексей, всего 2,5 метра, - рассказывает руководитель Луценко.

- Значит, продувка ему не понадобится, - невольно "умничаю" я.

- О, наш человек! - поддерживает разговор "связист" Юрий.

Через минуту выясняется, что мы с Вячеславом "братья-подвохи", то есть подводные охотники.

Страховочный фал медленно уходит в глубину со скоростью 40 - 50 сантиметров в секунду. Это значит, что Алексей практически ползет на брюхе по самому дну в кромешной "грязно-желтой мгле". Лишь луч фонаря, закрепленный на шлеме водолаза, выхватывает рельеф дна в радиусе не более 30 сантиметров.

Сейчас работу Алексея можно сравнить с работой сапера. Не дай бог пропустить предательски торчащий из песка острый осколок разбитой бутылки...

Страховочный фал в руках командира замер. Значит, водолаз что-то обнаружил на дне.

- О'кей? - спрашивает по радиосвязи Юрий.

И получив утвердительный ответ, кивает в сторону старшего группы: мол, все в порядке, водолаз работает.

- Идет назад, - комментирует Луценко, медленно выбирая фал на берег.

Вскоре на поверхности воды появляется Алексей. Пара уток-огарей испуганно шарахается в сторону, недовольно ругается и летит прочь от "подводного чудища".

Алексей передает напарнику груду железяк и несколько пластиковых бутылок. Снова уходит под воду.

Как и предполагал начальник МГПСС Артеменко, вся операция по очистке пляжного дна Академического пруда заняла около трех часов. Завтра другая смена водолазов будет обследовать другие водоемы.

- Однако не особо богатый улов у Алексея, - бубню себе под нос так, чтоб слышали спасатели.

- Народ стал культурнее, - откликается "связист" Юрий, - меньше в воду мусора кидать стал... Да и к чему? Сами же потом летом тут купаться будут.

Однако с мнением Юрия я бы до конца не согласился. Чтобы в этом убедиться, достаточно залезть под воду в "дикой" пляжной зоне на противоположном берегу, со стороны парка рядом с Екатерининским гротом. Летом отдыхающих здесь тоже предостаточно. Поскольку сейчас употребление спиртного, даже пива, в целях безопасности на официальных пляжах запрещено и за этим хоть как-то следят местная полиция и спасатели, а на противоположном берегу можно делать, что хочешь. Именно там в основном и собираются "теплые" компании, бросая в воду пустые бутылки и оставляя на берегу после себя мусор, который потом непременно попадает в воду. Рельеф дна здесь не однородный. Встречаются ямы до 6 метров, о которых знают местные рыбаки и зимой сверлят тут лунки. Некоторые вместо коловоротов используют обычные ломы, которые у них частенько улетают под лед. В прошлом году пытался выдернуть один такой лом из илистого дна, так как чуть не врезался в него головой при погружении. Выдернуть вертикально торчащую железяку кое-как удалось, а вот поднять на поверхность не смог. До сих пор дно возле самой плотины, как ковром, усеяно стреляными картонными гильзами от салютов и фейерверков: в Новый год народ толпами выходит на лед и устраивает здесь чуть ли не до самого утра огненную феерию, не удосуживаясь потом убрать за собой отстрелянные гильзы и кассеты. Естественно, весной весь этот пиротехнический мусор оказывается на дне.

Про бутылки, консервные банки и пластиковые мешки я уже не говорю. На дне этого добра тонны.

Золото и оружие

За три погружения водолаз Алексей Кротов поднял на поверхность несколько пластиковых бутылок и довольно увесистых железяк, кусок металлической трубы. Золотых украшений и "паленого" огнестрельного оружия в этот раз не было, хотя, по уверению водолазов, довольно часто в пляжной зоне находят золотые кольца, цепочки и крестики. Этакий "гонорар" водолазу за выполненную работу.

Пожелав ребятам, чтобы количество погружений равнялось количеству всплытий, покинул Академический пруд и поехал на Головинские, которые не подлежат чистке, поскольку пляжи тут все дикие и купание запрещено. Летом прошлого года мне довелось делать репортаж об экологическом состоянии этих прудов. Картина примерно такая же, что и на диких пляжах Академического.

На сей раз я не собирался погружаться, думаю, тут ничего не изменилось с прошлого года. Хотя вроде бы была идея возродить тут лодочную станцию, организовать пост ПСС и соответственно оборудовать пляж с волейбольной площадкой, душевыми кабинками и туалетом. Но пока телодвижений со стороны управы Коптево здесь не наблюдается, хотя в выходные теплые летние дни по берегам собирается много отдыхающих, в основном, любителей шашлыка.

Моя же цель была несколько иной. В очередной раз проникнуть в закрытый коллектор реки Жабинка, которая вытекает из Головинских прудов и впадает через 7,5 километра в Академические пруды, протекая под городскими улицами. Эта подземная речка Жабинка, спрятанная более полувека назад в бетонный туннель, похожий на метрополитеновский, обладает собственной экосистемой. В речке полно рыбы. Особенно зимой, когда ей тяжело дышать подо льдом, и она устремляется в проточный подземный водоем, богатый кислородом. С потолка тут и там спускаются большие причудливые сталактиты и корни деревьев, получающих влагу прямо из реки. Вода в подземной реке необыкновенно прозрачная, а главное, дно не замусорено отходами жизнедеяльности горожан. Здесь вечная тишина, покой и экологическое равновесие. Единственное, что может напугать неискушенного человека, попавшего впервые в подземную Жабинку, - это снующие по узким парапетам крысы и блуждающие по туннелю туманные образования, вызванные разницей температур под землей и на поверхности. Иногда вихревые туманные потоки напоминают фигуры людей, животных, многоголовых змей и прочие фантастические образы. Однажды я почти сутки пытался фотографировать это интересное подземное явление. Получились довольно жуткие картинки.

Но не это сейчас меня интересовало.

Каждую весну в подземную речку на нерест приходит ручейная минога, проделывая огромный путь из больших рек и озер. Для небольшой ручейной миноги, похожей на маленького угря, здесь поистине нерестовый рай. Чистая проточная вода, мало хищников и постоянная температура воды - зимой и летом плюс 6 градусов.

Достав из рюкзака болотные сапоги, спустился в коллектор, перелез через водопад и вышел на небольшой пляж. Здесь я обычно надуваю резиновую лодку и потом уже сплавляюсь по подземной речке. Зимой здесь можно подстрелить из подводного ружья судака или щуку, хотя и лещи попадаются довольно крупные.

Искать нерест ручейной миноги в начале апреля начал неспроста. Уж больно аномально ранняя в этом году весна. Лед почти везде сошел с водоемов, и маленькие змееподобные рыбки устремились раньше срока к традиционным местам нереста.

Мои предположения оказались верными. Ручейную миногу я нашел именно у "пляжа". Погрузил подводную фотокамеру в воду и сделал несколько снимков...

На этом репортаж о начале чистки столичных водоемов и подготовки их к летнему купальному сезону, который традиционно начнется 1 июня, можно было считать законченным.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта