Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Театральный художник Федор Федорович Федоровский (1883 - 1955)

Михаил ВОСТРЫШЕВ

Он как бы окунался в русскую историю, рисуя декорации к операм "Иван Сусанин", "Псковитянка", "Князь Игорь", "Садко", "Хованщина", "Борис Годунов". Радужными цветами переливались у него узорчатые главки храма Василия Блаженного, блестели стены Московского Кремля, освещенные лучами утреннего солнца...

Федоровский в первую очередь был художником музыкального зрелища - оперы. Его привлекали былины и предания русского народа, поэтические фантазии почти целиком поглотили творческое воображение художника...

На болотистых берегах Яузы прошли детство и юность Федоровского. В 1907 году он окончил с золотой медалью декоративное отделение Строгановского художественно-промышленного училища. Рисовать он учился у Константина Коровина, размаху архитектурного мышления - у Ивана Жолтовского.

В этом же году он начал работать художником в частной опере С. И. Зимина, связь с которым не прекращалась до 1917 года.

В 1913 году Федоровский по приглашению организатора русских спектаклей за границей С. П. Дягилева посетил Париж, где ему поручили написать декорации к опере Мусоргского "Хованщина". Об этой работе А. Луначарский писал: "Все, до чар на столе Хованского и гребня, которым он чешется, здесь великанское. Чудовищно чванны и роскошны боярские костюмы. Словом, дикая красота и еще невиданный облик европейской азиатчины".

После Октябрьской революции Федоровский участвовал в оформлении революционных празднеств, рисовал плакаты.

Многие работы художника связаны с Большим театром, где с 1 декабря 1921 года он работал заведующим художественной частью. Здесь он создал декорации к поставленной в 1922 году опере Бизе "Кармен". Яркостью красок художник передал силу любовных страстей, красоту желтой от солнца Севильи. Костюмы были чрезвычайно красивы по сочетанию красок и орнамента. Он как бы переложил музыку Бизе на цвет.

Много споров вызвали декорации Федоровского к опере Мусоргского "Борис Годунов", премьера которой состоялась в Большом театре в январе 1927 года.

Федоровский писал о своем видении оформления этого гениального произведения: "Зритель наших дней научился уже по-иному смотреть на историю, на прошлое народа, уже умеет отделять внешнюю красоту быта царей от того народного, на чем эта красота выросла. Сейчас зализанные эффекты счастливых царских покоев так же не нужны, как и агитационный плакат - и тот и другой одинаково нарушают художественную правду. Сценическое оформление "Бориса" представляется мне поэтому в общих чертах в следующем виде. Две крепостные башни феодальной старой Москвы XVI века, архитектурный портал, монументально связывающий сценическую площадку тремя возвышающимися уступами лестницы, определяет собой три класса народа: наверху духовенство, ниже боярство, еще ниже стрельцы, а внизу - под каменными стенами - народ".

Красно-золотая Русь эффектно контрастировала с голубовато-синими тонами парка польского замка Марины Мнишек, красные и малиновые кафтаны бояр - с черно-серой массой народа. Его палитра как бы следовала за музыкой.

С начала работы над "Борисом Годуновым" Федоровский не бросал ее в течение двух десятилетий. Декорации совершенствовались, пока не предстали во всей своей красе в 1946 году.

Особенно тщательно работал Федор Федорович над эскизами костюмов. Ему до всего было дело, он даже грим придумывал сам для каждого персонажа. В поисках своеобразия костюмов не только ведущих солистов оперы, но буквально каждого человека, выходящего на сцену, художник создает к каждой новой опере сотни эскизов углем, сангиной, пастелью, маслом и рисует на ватмане огромные, почти трехметровые композиции. В соответствии с музыкальным содержанием произведения он создает и цветовую гамму костюмов.

Большая рабочая комната Федоровского была увешана его чудесными пейзажами. И не скажешь, что эти спокойные картины написал театральный художник, для которого главное - размах, широта. Но, оказывается, именно природа вдохновляла его на создание декораций.

- Я не признаю курортов, - говорил Федор Федорович, - и каждый свой отпуск провожу в деревне. Она дает мне неисчерпаемый творческий материал.

Солист Большого театра Иван Козловский писал в 1974 году: "Значение Ф. Федоровского в искусстве, и в частности в оперном, очень велико. Я сказал бы, что это "звучащий" художник в опере. Он всегда покорял изобретательностью, масштабностью, умением решать проблемы вдохновенно, при этом создавая реальную эпоху или мир сказочный. Не потому ли спектакли, осуществленные им в далекие времена, живут и сегодня?.. Творческий дух Федоровского для всех, кто любит и ценит оперу, является образцом и притягательной силой. Когда и сейчас видишь в театре новое и чему-то радуешься, чем-то печалишься, то мерилом этому служит Федоровский".

В начале 1950-х годов Федоровский тяжело заболел и потерял зрение. Это, конечно, было трагедией для художника. Но он продолжал работать, его художественные замыслы претворяли теперь в сценические образы воспитанные им театральные художники Л. Федоров, Г. Кольбе, Н. Коровин и другие. Федор Федорович не мог участвовать в подготовке спектаклей, но он составлял записки, в которых давал подробные указания, как смонтировать отдельные части декораций, какой фактурой их обработать, как осветить ту или иную картину.

Федоровский умер, но в Большом театре продолжали жить оперные спектакли с его декорациями. Он умер, а на кремлевских башнях продолжали сиять звезды, созданные по его эскизам.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта