Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

О церкви, волонтерстве и детских домах

Шод Муладжанов

В гостях у главного редактора "МП" Шода Муладжанова в эфире авторской программы "Шод-шоу" на радио "Московская правда" побывала Ольга Семенова - дочь и духовная наследница одного из выдающихся российских публицистов, знаменитого писателя Юлиана Семенова.

- Ольга, ты довольно давно живешь вдали от родины, так расскажи, что привело тебя в Москву?

- Наш фонд совместно с Союзом журналистов Москвы вот уже третий год подряд в День прессы вручает премии замечательным российским журналистам, блестящим профессионалам, которые работают в области экстремальной журналистики. Они отстаивают свою точку зрения и не боятся говорить правду.

- К этой области журналистики относятся, как правило, расследования. Эти люди готовят материалы разоблачительного свойства, связанные с определенным риском.

- Да, именно так.

- Являясь семейным и благополучным человеком, ты достаточно давно живешь не в России. И даже написала книгу "Повседневная жизнь современного Парижа". Так зачем тебе работать в сфере поддержки российской журналистики?

- Мой отец всегда говорил, что на пишущем журналисте лежит колоссальная ответственность, что журналист - светский проповедник. И для меня, извините за пафос, поддержка профессионалов, которые независимо от ситуации говорят правду, является долгом. Это - дань памяти моему отцу, который также часто говорил, что "нельзя быть Иванами, не помнящими родства". Когда папы не стало, мне показалось, что создать такую премию необходимо. Параллельно с этим мы создали музей отца в Крыму, в который приходят люди, читают его книги и говорят о Юлиане Семеновиче замечательные слова.

- Тебе часто приходится читать российские газеты или журналы?

- Конечно, правда, в основном в интернете.

- А у тебя нет ощущения, что наша журналистика, в том числе расследовательская и исследовательская, потихоньку заходит в тупик? Да, журналисты пишут о каких-то нехороших вещах, о коррупции, преступлениях, но этот жанр пробуксовывает. Ведь раньше каждая такая публикация приводила к определенным последствиям, а сейчас и власть, и чиновники, и олигархи относятся к таким материалам равнодушно: мол, пишите, что хотите, а мы будем жить, как жили.

- Сейчас у меня такого ощущения нет, хотя вполне возможно, что в скором времени, как и на Западе, таковое может произойти. Я считаю, что в России пресса пока что обладает огромным влиянием, и надо этим пользоваться. Это мое субъективное мнение. Может быть, я просто оптимист.

- А ты можешь попытаться сравнить уровень российской и французской журналистики?

- Вы знаете, есть звезды как на журналистском горизонте Франции, так и в России. На мой взгляд, пока работают такие журналисты, как вы, Снегирев, Анин, Додолев, с российской журналистикой все в порядке.

- А если взять уровень молодых журналистов, которые по идее должны совершать прогресс? Есть ли надежда, что российские молодые журналисты не уйдут в бизнес-структуры, а продолжат заниматься творчеством?

- Мне хочется в это верить. И, конечно же, создание общества потребителей не поможет в этом. Но я верю в то, что если молодые журналисты будут смотреть на старую гвардию, на Романа Кармена, Александра Кармена, на Юлиана Семенова, если они будут учиться у вас, то все будет нормально.

- Давай тогда поговорим о немного другой стороне вопроса. Культурный фонд, который ты в общем-то и основала при помощи друзей и родственников, он нацелен на Россию? Что самое интересное за последнее время удалось сделать?

- Да, конечно, он нацелен на Россию. И мы по мере сил старались все гонорары отца отправлять на помощь детским домам, потому что состояние многих из них оставляет желать лучшего. Мне кажется, что это необходимо делать, потому что уровень развития общества определяется степенью его милосердия.

Также недавно мы открыли памятник Юлиану Семенову в Ялте, автором которого стал Александр Рукавишников - один из лучших наших скульпторов. Памятник замечательный, и Ялта его приняла, о чем свидетельствует то, что теперь на его фоне делают фотографии молодоженов и маленьких детей, и это очень приятно. Мы вручаем премии молодым журналистам и думаем продолжать работать в этом направлении.

- Мы можем открыть небольшой секрет и рассказать нашим читателям, что я попросил тебя сделать серию материалов о том, какой опыт поддержки детских домов накоплен во Франции. И главное - нужно обратить внимание на процесс усыновления детей. Потому что с этим вопросом связана масса проблем - психологических, педагогических, житейских, морально-этических и других, которые нужно решать не после того, как дети попали в приемную семью, а до, чтобы усыновление стало благом, а не трагедией. Скажи, а во Франции как обстоят с этим дела?

- Там милосердие в обществе воспитывается с детства. Например, в самой обычной школе вместе с моим сыном и другими абсолютно здоровыми ребятами училась группа детей с синдромом Дауна. И они играли вместе в футбол, болтали на переменах, проводили рука об руку массу времени. Таким образом, общество привыкает к присутствию инвалидов. Это называется безбарьерная жизнь. Что касается сирот, то вопрос стоит очень остро. Особенно, когда речь идет о детях с ограниченными возможностями. Ведь прежде, чем принять в семью такого ребенка, нужно задуматься: а сможете ли вы нести этот крест? Не скрою, я, мама двоих детей, однажды заговорила с мужем об усыновлении еще одного ребенка, на что он ответил мне - нет, я не смогу. Это честный подход.

- Да, наверное, главное в этой теме в первую очередь быть честным перед самим собой, а потом уж перед другими. Ольга, а ты часто встречаешься с тем, что в нашей стране некоторые хорошие вещи формализуются и превращаются в показуху? Я говорю, например, о волонтерстве, заниматься которым сейчас очень модно. В чем принципиальная разница в подходе к этому движению здесь и в Западной Европе?

- К сожалению, мне кажется, что за рубежом все организовано правильнее, потому как изначально базируется на милосердии. А мы по советской традиции думаем, что если сделаем что-то хорошее, нам там, наверху, какой-то плюс поставят. Неправильно это. Вот у меня есть подруга, благополучная женщина, которая занимается помощью людям, оказавшимся на улице. И она мне говорит, что каждую среду должна подойти к церкви и участвовать в раздаче бесплатного супа парижским бомжам, при этом непременно здороваясь и желая "приятного аппетита". Потому что никто не знает - от сумы и от тюрьмы не зарекайся, - может быть, через несколько лет она окажется на их месте. И, кроме того, контакт благополучных граждан с теми, кого судьба побила, будит в последних человечность, потому что во Франции человек очень быстро может опуститься, потеряв квартиру и работу, если нет поддержки семьи. Такие случаи происходят постоянно.

- Надо внутри себя искать линию добра, а не идти на поводу у каких-то низменных побуждений...

- Думаю, что и такой расчет изначально не совсем плох. Может быть, на первом этапе волонтерством человек займется не из милосердия, а потом постепенно придет к нему. Такое тоже бывает. Ведь даже в церковь нас впервые приводят, как правило, близкие, а уж потом мы ходим туда сами.

- Вот ты затронула очень интересную тему. Ты знаешь, что в России религию и церковь постоянно соотносят друг с другом. Религиозные чувства и отношение к церковным служителям сравняли. Теперь у нас нельзя их ругать, даже когда они делают гадости, потому что это воспринимается чуть ли не как нападки на религию, на верующих. У нас вера и обряды стали неотделимы друг от друга. А как на Западе с этим обстоят дела?

- Знаете, говорят, "для кого церковь - не мать, для того Бог - не отец". Разные, конечно, бывают ситуации, но, на мой взгляд, сильно критиковать церковь нельзя. Потому что большинство батюшек все же нам помогают. С другой стороны, стоит ли нашей церкви быть настолько политизированной? Вот в чем вопрос. Во Франции ситуация с церковью катастрофическая, так как французы не хотят учиться на священников, семинарии пустуют, службы проводят прихожане. И очень скоро и крестить, и отпевать будут прихожане. Возможно, скоро придется обратиться с просьбой к папе римскому, чтобы разрешить священникам жениться, как нашим батюшкам. Отсутствие семьи - главная причина нежелания католиков идти в священнослужители.

- У меня создается впечатление, что в России модно быть набожным, модно участвовать в религиозных отправлениях, но на внутреннем мире человека это очень слабо отражается.

- Абсолютно с вами согласна. Потому что многие, несмотря на то, что в выходные ходят в храм, на протяжении всей недели совершают неблаговидные поступки. Но терпение бога тоже не безгранично. Одно дело - периодически посещать службы, но совсем другое - внутреннее воцерковление, которое подразумевает под собой тяжелую работу.

- Как думаешь, журналистика, как пропаганда, может повлиять в этом вопросе?

- Конечно, я же уже процитировала слова Юлиана Семеновича, что журналист - это светский проповедник. "Тиражные" газеты обладают уникальной возможностью обращаться к широким массам населения.

- Спасибо, Ольга. Хочется пожелать тебе и твоей семье счастья. И чтобы фонд, который вы создали, действительно делал добро, помогал развитию журналистики, культуры и связей между Россией и Францией.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта