Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Безупречная формальность - не живая музыка!

Юлия НИКОЛЬСКАЯ

Композитор и пианист Антон Батагов - фигура для современной музыкальной жизни довольно необычная. В девяностых его концертные выступления и записи неминуемо обсуждались прессой и аудиторией, многие становились знаковыми событиями, менявшими традиционные представления о восприятии музыки. Но в 1997 году Антон отказался от концертных выступлений, посвятив себя студийной работе. Так продолжалось вплоть до 2009 года, когда Батагов возобновил выступления в США, а этой осенью привез новую программу "Избранные письма Сергея Рахманинова" в Москву. О том, почему так надолго оставил концертную деятельность и что, по его мнению, изменилось в мире академической музыки за это время, Антон Батагов рассказал корреспонденту "МП".

- Антон, чем вызвана была столь продолжительная пауза?

- Дело в том, что не я первый и не я последний, кто ее делает. Так, например, Глен Гульд сделал такую паузу навсегда. Просто раз и навсегда понял, что не хочет выходить на сцену для того, чтобы кого-то развлечь, превратив свое творчество в некое компромиссное представление, которое выглядело бы не так, как он того хочет, а так, как того желает публика, ведь она - живой организм, который может заскучать, особенно если играть сложную музыку.

- Иными словами, вы ощутили некий общий упадок культуры, который и послужил причиной того, что аудитории стало сложно воспринимать серьезную академическую музыку?

- Этот вопрос можно обсуждать очень долго, так как история его глобальна. Я думаю, что за последние тридцать лет общий упадок культуры только прогрессировал. Сейчас существуют музыканты, призванные развлекать слушателей, и таковых огромное количество. Но есть и исполнители, которые занимаются музыкой с другими целями. И они неминуемо сталкиваются с тем, что не оправдывают ожиданий публики, потому как далеко не каждый из сотен людей, сидящих в зале, готов воспринимать сложные произведения. Оказавшись в такой ситуации, я осознал, что написание музыки для меня несоизмеримо важнее, поэтому, как мне тогда казалось, сделал шаг в сторону сочинения, очень глубоко ушел в электронику, занялся чисто студийной работой и в этой атмосфере ощущал себя очень комфортно. - Однако вы все-таки вернулись к роялю и зрителям четыре года назад, сначала в США, теперь в России. В сентябре в Рахманиновском зале презентовали новый альбом "Избранные письма Сергея Рахманинова", затем приняли участие в акции "Ночь музыки". Что послужило толчком к возвращению?

- Каждый человек переживает разные этапы своего развития. Получается, что тот этап для меня оказался исчерпан. То есть я продолжаю делать студийные записи, которые по-прежнему составляют важную часть моей жизни, но я понял, что надо выйти к людям и в реальном времени обратиться к ним. Знаете, когда я играл раньше, то чувствовал, что нужно то ли подчинить зал, то ли пойти на какие-то уступки. Сейчас этого нет, я ощущаю, что выступления превратились в абсолютно ненасильственный процесс. Например, когда я играл бесплатный концерт в Рахманиновском зале, оказалось, что пришли в два раза больше слушателей, чем он может вместить. Мы это поняли еще накануне, и я заранее обзавелся несколькими десятками подушек, которые положили на сцену и вокруг нее. Таким образом, некоторая часть пришедших на концерт сидела непосредственно рядом с роялем. Меня потом спрашивали, а не мешало ли это мне? Я говорю - наоборот! Тогда получился очень правильный обмен энергией, единое состояние, а не просто однонаправленный процесс от исполнителя к слушателям.

- А если говорить о проекте "Ночь музыки", которая по аналогии с "Ночью музеев" и "Библионочью" прошла в Москве в первые выходные октября, как вы считаете, способна ли подобная акция достичь заявленной цели, привлечь внимание к классической музыке или это одномоментный всплеск, который в скором времени забудется?

- Нет, я склонен верить, что это первая ласточка, за которой должны последовать и другие. Ведь сама идея очень проста, и я удивляюсь, почему раньше до этого не додумались. Посмотрите, сколько было народу, и это происходило по всей Москве. Лично я ощущал свободу, охватывающую всех, потому что дневные рамки нашего поведения и восприятия ближе к ночи перестают работать. Кажется, что в этом такого - на три часа позже начать концерт, но впечатления уже принципиально иные.

- Сейчас вы настроены довольно оптимистично, однако в одном из интервью пару лет назад обмолвились, что, по вашему мнению, "академическая музыка давно в гробу". Изменили мнение на этот счет?

- Тогда я имел в виду не академическую музыку как таковую, а то, как ее играют очень и очень многие. И это не мое субъективное мнение. То же самое думают целый ряд музыкантов, которые не просто автоматически надевают фраки, выходят на сцену и на протяжении всей своей жизни на автопилоте играют стандартные программы, принятые в классическом музыкальном мире нашего времени. Мое мнение разделяют те музыканты, которые играют ради того, чтобы изменить что-то как в себе, так и в слушателях. Представьте себе, что каждый вечер во всех уголках мира на сцены выходят люди и за большие деньги играют прекрасную музыку, написанную гениальными людьми, которые вложили в свои сочинения нечто очень существенное. И сегодня эта музыка превратилась в пустую формальность, пусть и технически совершенно безупречную. Концертные агентства по всему миру занимаются постоянным производством этого продукта, и их задача - не допустить никакого глубокого переживания, не входящего в рамки этого бизнеса.

Это же происходит и на телевидении. Руководство телеканалов считает, что зрители непременно хотят смотреть боевики и пошлые сериалы, но люди уже давно наелись всем этим!

- Получается, что изменить ситуацию должны сами люди, которые являются потребителями этого, грубо говоря, продукта. В наших силах отказаться от "пустышек". Но как простому обывателю, интересующемуся академической музыкой, сориентироваться в море предложений мегаполиса, не обладая музыкальным образованием, как понять, какое исполнение стоящее, а какое - "на автопилоте"?

- Тут наличие музыкального образования ни в коем случае не является плюсом. Я далеко не первый, кто убеждается в том, что очень часто люди неискушенные воспринимают все гораздо более открыто. Но дело даже не в этом, а в том, что музыканты, которые не вписываются в эти жесткие рамки бизнеса и делают что-то глубокое и настоящие, есть. Ну, хотя бы Алексей Любимов, Полина Осетинская, Петр Айду... Всех не перечислить, да и молодые совсем появляются ребята, которые несут в себе потрясающий заряд. Абсолютно любой человек, прослушав одно и то же произведение в разных исполнениях, слышит разницу, и не потому, что у одного музыканта пассаж получился лучше. Сердцем это чувствуется.

- А вы с одинаковым мироощущением создаете музыку для разных направлений, ведь среди ваших достижений немалое место занимает музыка к кинофильмам и для телевидения?

- Как ни странно - да. Хотя когда делаешь музыку для телевидения, то осознаешь, что там одни законы и одна задача. В кино - другая. Но в целом это вопрос искренности. Нельзя для заработка делать одно прикладное сочинение, а потом сесть и написать "для вечности". При таком подходе не будет ни того, ни другого.

- Приоткройте секрет, какие композиции в авторском исполнении прозвучат 10 ноября со сцены ММДМ в рамках программы "Магия кино"?

- Там прозвучат мои работы, связанные с кино и телевидением. Но телевизионных вещей будет мало - многие вещи прозвучат в виде фортепианных транскрипций, потому что они писались не для рояля соло, в отличие от таких композиций, как, например, музыка для фильма Ивана Дыховичного "Вдох/выдох". Будет музыка из фильмов Татьяны Данильянц и кое-что из музыки телеканалов "Культура", РТР и НТВ периода 1997 - 1998 годов. Что касается самой формы - играть на рояле соло музыку, которая вроде бы не является концертной, мне кажется очень правильным решением на данном этапе не только моей жизни, но и ситуации в искусстве. Хочется разрушить стереотип, что саундтрек - это огромная, мощная и как бы искусственно надутая масса звука с гипертрофированными низкими частотами, которые направлены исключительно на то, чтобы масштабом потрясти слушателя.

- Значит, можно надеяться, что композитор и пианист Антон Батагов время от времени будет радовать публику своими выступлениями и не скроется в студии, как шестнадцать лет назад?

- Безусловно, я продолжаю работать в студии, но и выступления с самой разной музыкой и самыми разными идеями концертных программ в моих планах есть.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта