Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Милости прошу... неприкаянно

Наталия ПОКРОВСКАЯ

Каждый день, спеша по делам, вижу ее - согбенную, держащую в руках маленькую затертую иконку, - старушку. Стоит она на самой окраине огромного города около станции метро "Выхино". Здесь заканчиваются огни фешенебельных магазинов, лишь фонари кольцевой автострады символизируют могущество и мощь богатой, сытой, презентабельной столицы великой страны. И женщина эта, прожившая бог весть какую сложную жизнь, приведшую ее на паперть задворок первопрестольной, кажется маленькой точкой на карте всесильного мегаполиса.

...Сотню, тысячу раз пыталась выяснить, что за беда или чей указ заставляет ее в дождь, в жару бередить жалость в прохожих. И в сотый, тысячный раз, не узнавая, да и не пытаясь меня запомнить, не глядя в глаза, снова бормочет она в ответ - "милости прошу...". И при этом как-то удивительно трогательно сжимает морщинистыми пальцами клюку... да затертую иконку.

Попадаю ли я под обаяние ее трепетного образа? Наверняка! Подаю ли? Всегда. Вопреки расхожему мнению, что все они, мол, ряженые...

Не судья я ей. Как и многим другим старикам, стоящим с протянутой рукой на просторах магистралей, в толпе прохожих, на вокзалах и в переходах столицы.

На пенсию в Москве прожить сложно, но можно. Социальные льготы, субсидии, гуманитарная помощь, продовольственные наборы... Только приди - и возьми. И проще, наверное, зажав тридцатник на билет в метро, промчаться мимо сгорбленного старца, утешив себя очередным подсчетом в уме, насколько ему, пенсионеру, легче выжить в городе благодаря государственной благотворительности, нежели тебе - уставшему труженику, лишь мечтающему о соляных пещерах да кислородных коктейлях в районном центре социального обслуживания.

Проще... Наверное. Но на душе все равно почему-то свербит, и не дают успокоиться эти ее руки и тихо-робкое "милости прошу...".

Милости... тире великодушно-доброго, милосердного отношения просит она всего лишь.

И знаю, понимаю, у каждой такой бабушки - своя история. Одну сын-алкаш заставляет просить милостыню, отбирая пенсию. Можно бабушке этой подать, а можно сделать так, чтобы сын ее не обижал и она бы сама своей пенсией распоряжалась. Только защитить - сложнее. Не хотят, согласно суровой статистике, пожилые люди жаловаться, сообщать в те или иные инстанции об обидах, что наносят им непутевые дети.

У другой могли мошенники квартиру отнять, и она по добрым людям ютится... Значит, нужны юристы, чтобы восстановить ее право на жилье. "Да разве хватит правозащитников на каждую бабку?" - услышала однажды я от знакомого риелтора, не слишком озадачивавшегося дальнейшей судьбой людей из расселенных им коммуналок.

А иная старушка может просто выходить к людям "за милостью", убегая от тотального одиночества пустых, холодных стен собственной квартиры, в которой телефон оживает так редко, что забываешь звук его звонка.

...Не знаю чем объяснить, но в последнее время словно пробило где-то душевную затычку и прорвало горожан сообщениями, поступающими на "горячую линию" "МП", опубликованными в социальных сетях о стариках, бедующих в ожидании милосердия в нашем городе.

"Хочу рассказать об одной бабушке. Встречаю ее около метро "Октябрьская"- кольцевая. Или прямо около входа она стоит, или с правой стороны около дома 2-а по Ленинскому проспекту. Обычно вижу ее вечером после работы, часиков в шесть-семь... Называет себя просто Евгенией, говорит, что ей девяносто лет. И с виду - очень старенькая, хрупкая.

Стоит всегда с сумкой-тележкой, ходить ей, видно, тяжко - ноги очень болят. И такие добрые глаза... Но всегда грустные. Я ее спросила, нужна ли помощь, она очень засмущалась, застеснялась и отрицательно покачала головой. Мол, рядом есть церковь, она туда ходит за помощью. А у метро стоит по вечерам - дома никто не ждет..."

Это письмо пришло мне на почту несколько дней назад. Написала его девчушка, делающая первые шаги в журналистике. И хочет она помочь этой женщине, да не знает как.

И понятно ведь - не всегда и не каждый может быстро и четко оценить такую вот щемящую ситуацию, когда не к толпе, а к тебе лично тянется просящая ладонь.

Мы не привыкли подавать милостыню и забыли как это - милость дать?

Но читаю-перечитываю еще и еще истории таких вот неловких для рассказывающих их встреч - с одиночеством, немощью, старостью и неприкаянной милостью.

"Пару дней назад были в ТЦ "Город" на Рязанском проспекте, зашли с молодым человеком поесть в Макдоналдс, - рассказывает москвичка Татьяна, позвонившая в редакцию. - Недалеко за столиком сидела компания мам с малышней, когда они уже собрались уходить, к их столику подошла бабуля с палочкой и начала доедать еду со стола. Не каждый день я встречаю такое, поэтому первые пять минут меня трясло, я не знала, что делать. Мой парень дал денег и сказал: "Иди, поговори с ней, может, помощь нужна..." Но у меня был жуткий страх и паника, страшно было подойти к незнакомому человеку, ведь неадеквата очень много вокруг, не знаешь, как человек отреагирует. В итоге я себя переборола и подошла к ней, предложила купить еду. На что она мне сказала: "Спасибо, я вот тут поем, мне хватит". Протягиваю ей деньги... Взяла не сразу, потом заплакала... Тут уж и у меня началась истерика. Так мы с ней ревели, а потом рассказала она мне историю. Оказывается, сама она из деревушки под Подольском, а ее мужа положили в больницу здесь, в Москве. "За дедом ухаживать надо, домой путь неблизкий, вот я здесь и мытарюсь", - призналась она. Впихнул мой парень ей денег, какие у него с собой были... А чем еще поможешь?! А больше не видела я ее, хоть и стала ради этой старушки чаще наведываться в "Город".

И кто сказал, что очерствело душой столичное общество? Да, не всегда знаем, чем помочь. Да, нет времени, чтобы остановиться, вникнуть поглубже в решение проблемы чужого, незнакомого старика... Но откликаемся ведь... Хоть чем-то, там, в глубине души. И вместе с ними, просящими, взываем к другим о милости.

"На "Комсомольской"-радиальной у турникетов около недели назад меня остановил дедушка и попросил десять рублей. Сказал, что у него пенсия маленькая. Обычный опрятный старик лет семидесяти, абсолютно седой. Дал. Дайте и вы, если его увидите. Не обеднеете же, а ему вдруг - надо".

Можно всю свою жизнь прожить, ругая невнимательное, бездушное к старикам, инвалидам, сиротам государство. А можно собственным открытым сердцем помочь - остановившись, как сделал студент, рассказавший эту историю в своем интернет-блоге. Или как обычная москвичка Ирина, разместившая на своей страничке в социальной сети такое объявление:

"У метро "Беговая" в подземном переходе (который выходит к пригородным поездам) КАЖДЫЙ ДЕНЬ с утра стоит бабушка и собирает денежки в пакет от фрискаса. Так больно смотреть, что все люди бегут с электрички и никто не останавливается. Пожалуйста, не проходите мимо!"

Встречаются и иные истории. Тоже из нашей повседневной жизни. Некоторое время назад по телевидению прокатилась волна сюжетов, как одна женщина в метро не смогла пройти мимо или просто сунуть 10 рублей такой же старушке, а решила задержаться и поговорить с ней. И та ей рассказала, как ее заставляют просить милостыню. Как она и еще несколько старушек попали фактически в рабство. Как к ним в деревню приезжали люди из Москвы, выбирали самые неблагополучные семьи и предлагали заработок в столице. Обычно это сводилось к продаже пирожков, сигарет. И бабушки ехали с незнакомыми людьми. Только в мегаполисе они попадали в квартиру, где предприимчивые дамы отбирали у них паспорта, одевали в тряпье и заставляли работать в метро - за еду. Домой звонить давали несколько раз в месяц и внимательно следили, чтобы они не сболтнули лишнего. За малейшие оплошности били. За отказ от работы били. Если за день выручка составляла меньше определенной суммы, тоже били. Потом полиция накрыла всю шайку. А пожилые женщины вернулись к себе домой.

Страшная история. И, увы, наверняка не единственная. К слову, по данным МВД, более 60% от общего количества выявленных попрошаек - граждане СНГ: в основном Украины и Молдавии, 30% - приезжие из регионов России, и только 3% составляют жители Москвы и Московской области.

Но, если честно, не вижу разницы - москвич, не москвич... Вижу, как, слава богу, многие горожане, лишь старика, по той или иной причине просящего у каждого из нас, а не у государства в целом...

"Сейчас ходил в соседний от дома магазин и увидел возле него старушку - божий одуванчик. Она просила милостыню. Появилась у магазина где-то месяца три назад. Я сначала просто проходил мимо, иногда оставлял немного денег. Понятное дело, что к каждому в душу не заглянешь, и мы проходим мимо таких, как она, потупив взор, чтобы случайно не встретиться взглядом. Но здесь, в нашем районе, возле обычного продуктового магазина эта одинокая нищенка смотрится не просто грустно, а дико! Я с ней пообщался, и, как выяснилось, у нее действительно большое горе. А ведь на ее месте может оказаться кто угодно. И представьте себе на минутку, как вы стоите на улице с протянутой рукой и видите, что большинству нет до вас дела. И хочется кому-то поплакать в жилетку, да только нет ее рядом. И уже никогда не будет... К чему я все это пишу? Может, в вашем районе тоже есть такой человек, и все проходят мимо или подают ему, даже не задумываясь? А вдруг вы, остановившись на минутку и поговорив с ним, поймете, что помочь этому человеку в ваших силах?"

Трудно не согласиться с автором этого поста в интернете. Конечно, далеко не каждую беду можно отвести, подав милостыню. И что-то по-прежнему заставляет стариков выходить на улицу, к станциям метрополитена: кого - просить милостыню, кого - продавать свои нехитрые поделки. Но вряд ли от хорошей жизни, несмотря на всевозможные льготы, пенсии, дотации, идут они к нам - прохожим, согражданам - с протянутой рукой.

"На днях возле метро "Цветной бульвар" встретила дедушку: орденок на старом пиджачке, в руках - костылик, а у ног на клееночке лежат старые книжки и крохотные фигурки собачек. Стоит такой сиротливый... Подошла, стала собачек рассматривать, он и говорит: "Прошу по 50 рублей за штуку, а вообще - сколько дадите". Короче, скупила я собак всех у него. Дедуля радовался, а я слезы еле сдерживала. Так что если кто встретит там дедулю, купите, пожалуйста, что-нибудь у него".

И правда - купите! Забудьте на миг все эти "правильные" мысли, что вы платите налоги, а из этих налогов, в частности, получают старики в Москве пенсию и прочие льготы, а кто, мол, не отсюда - адью на родину, в свои собесы...

Забудьте.

И просто купите собачек...

Часто, гораздо чаще, чем хотелось бы, мы встречаем в городе пожилых людей, просящих милостыню. Порой действительно нуждающихся в помощи, но иногда... Иногда природный цинизм, да и - что скрывать - определенный жизненный опыт выпускают на волю сомнения. И довольно гадкие мысли о том, что человек с протянутой рукой - профессиональный бизнесмен.

Старики - особая каста. И даже если...

Возможно, кто-то не согласится, только кажется мне, что в любом случае лучше хоть чем-то помочь старику, согреть добрым словом, чем с пренебрежением пройти мимо, подозревая его в лукавстве.

А если каждый найдет время и силы, чтобы обогреть пожилого человека вниманием, сделать хоть что-то, чтобы нуждающийся ни в чем не нуждался, голодный не голодал, а одинокий оказался бы в кругу заботы и внимания, может, несчастных, милости просящих стариков в нашей стране станет меньше?

Ведь милость - великодушно-доброе, милосердное отношение - дорогого стоит для каждой маленькой точки на карте всесильного мегаполиса.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта