Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Как остановить упадок России

Алексей Кива

В сентябре 2013 года в правительстве вдруг забили тревогу. В первой половине года рост ВВП снизился до 1,4 процента, что ниже общемировых темпов роста, а промышленное производство упало до нулевого уровня. Но снижение темпов роста уже проявилось во второй половине 2012 года. В Министерстве финансов заговорили о сокращении поступлений в бюджет, а в принятом бюджете на 2014 - 2016 годы предусмотрено сокращение государственных расходов, кроме социально значимых статей. И серьезного увеличения темпов роста, судя по всему, в ближайшей перспективе и не ожидается. Что случилось? Ведь еще недавно с высоких трибун говорилось, что Россия входит в число быстро растущих стран, что во многом было связано с высокими ценами на энергоносители. Но ведь и сейчас они высокие. Чтобы ответить на этот вопрос, требуется серьезный разговор.

Россия идет по новому пути уже более 20 лет, но по важнейшим показателям экономического, научно-технического и социального развития не достигла дореформенного уровня. А ведь за такой период правящие партии Западной Германии и Японии превратили разоренные войной страны в самые быстро растущие в промышленном и технологическом отношении. А близкий нам по коммунистическому прошлому Китай, пережив катастрофические по своим последствиям "большой скачок" и "культурную революцию", в 7 раз увеличил валовой национальный продукт (ВВП).

Не требующий представления режиссер Владимир Хотиненко, работая над экранизацией романа Достоевского "Бесы", обратился и к анализу нынешней нашей действительности и предложил сесть и спокойно проанализировать, "что мы, проведя все эти преобразования, потеряли и что приобрели". Пока же он сделал неутешительный вывод: "у приобретенного нет никаких шансов перевесить утраченное".

В последние годы высокие чиновники говорили нам, что Россия по росту ВВП вот-вот догонит Германию, станет мировым финансовым центром и пр. Слышали мы и о тех огромных переменах в промышленном и научно-техническом развитии и доходах граждан, которые произойдут при выполнении долгосрочной программы "Стратегия-2020", которая была принята осенью 2008 года. В ней особый акцент был сделан на инновационном развитии российской экономики. Акцент на инновациях был сделан и в программе модернизации, которую выдвинул в 2009 году в то время президент РФ Дмитрий Медведев в своей резонансной статье "Россия, вперед!".

Давайте, однако, последуем призыву В. Хотиненко и, не заглядывая так далеко в будущее, трезво посмотрим на нынешнее состояние нашей экономики и страны в целом. И начнем с цифр и фактов как наиболее объективной категории. Коллектив двух ведущих академических институтов, Института экономики РАН и Института социологии РАН, по случаю 20-летия российских реформ подготовил аналитический материал, который был подписан их директорами - членом-корреспондентом РАН Русланом Гринбергом и академиком РАН Михаилом Горшковым соответственно.

Итак, в 2011 г. объем промышленного производства составлял около 88 процентов от уровня 1991 года, машин и оборудования производилось на 40 процентов меньше, а производство металлорежущих станков и кузнечно-прессовых машин - соответственно только 4 и 8 процентов от уровня 1991 года. Авторы делают вывод: "Развивается тенденция деиндустриализации российской экономики и нарастания технологического отставания от стран-лидеров". (А еще Егор Гайдар говорил, что это отставание составляет 40 - 50 лет.) При этом подкрепляют это пугающими цифрами: "К концу первого десятилетия наступившего века производство автоматических и полуавтоматических линий для машиностроения и металлообработки сократилось в 140 раз, металлорежущих станков с числовым программным управлением - более чем в 40 раз, кузнечно-прессовых машин с числовым программным управлением - более чем в 7 раз". А ведь это основа промышленности - станкостроение, без которого страна не способна выпускать машины собственной конструкции.

Но еще больше пострадали высокотехнологичные и наукоемкие отрасли. Объем производимой ими продукции сократился вдвое, "число организаций промышленности, осуществлявших технологические инновации, оставалось на уровне 10 процентов, а доля инновационных товаров, работ и услуг в общем объеме реализованной продукции - на уровне 4 - 5 процентов. Если передовые страны развиваются в рамках шестого технологического уклада, то Россия - четвертого, что делает перевод нашей сырьевой экономики на инновационный путь развития нереальным в обозримой исторической перспективе". Поясняю: четвертый уклад - это этап промышленного и научно-технического развития, на котором передовые страны находились 40 - 50 лет назад. Иначе говоря, пора перестать выдвигать заведомо невыполнимую задачу создания инновационной экономики, а думать о том, как нам создать устойчивую систему жизнеобеспечения на случай потери доходов от экспорта энергоносителей.

Не намного лучше обстоят дела и в сельском хозяйстве. Валовой сбор зерна и производство яиц в последней пятилетке прошедшего двадцатилетия (2007 - 2011 гг.), пишут ученые, были ниже на 15 процентов, картофеля - более чем на 30 процентов, а молока - более чем на 40 процентов от среднегодовых показателей 1986 - 1990 годов.

А то, что наша наука, поставленная на голодный паек, понесла практически невосполнимые потери, говорят сейчас чуть ли не на каждом углу. И что будет с ней, если по новому закону учеными начнут командовать чиновники, пока сказать трудно. Но вполне возможно, что направление научных исследований будет сведено к решению текущих задач, и тогда у нас никогда не появятся прорывные открытия в науке, а соответственно, и лауреаты Нобелевской премии.

Что же касается социальной сферы, то, как говорится в исследовании двух академических институтов, большинство россиян (около 70 процентов) считают, что реформы проводились "в интересах как самих реформаторов, так и стоявших за ними общественных групп, стремившихся к переделу в свою пользу бывшей социалистической собственности". Причем они "привели к ухудшению положения дел буквально во всех сферах жизни общества и страны, особенно в экономике и в социальной сфере". И хотя с приходом к власти Владимира Путина однозначно негативное восприятие россиянами реформ 90-х изменилось, "в то же время фиксируется нарастание в 2000-е годы негатива, связанного с ростом коррупции, бюрократического насилия, а также с деградацией социальной сферы". Наряду с надеждами на улучшение ситуации в будущем растет "чувство несправедливости происходящим в стране, стыда за нынешнее состояние страны, собственной беспомощности повлиять на происходящее. Естественным следствием этого выступает и быстрый рост среди наших сограждан чувства агрессии".

Оказывается, В. Хотиненко был прав: за 20 постсоветских лет мы не только не продвинулись вперед, но и откатились назад на многих важнейших направлениях развития страны, во многих сферах нашей жизни.

Ориентация на капитализм - главная причина упадка России

В отличие от многих своих коллег Егор Гайдар, считавшийся в либеральных кругах великим теоретиком, без обиняков говорил, что его команда будет строить в стране капитализм. В вышедшей в 1995 году книге "Государство и эволюция" он писал, что в наше время нельзя идти вперед, не идя к капитализму. Легко угадать, что он переиначил не только название работы Ленина ("Государство и революция"), но и его крылатую фразу, что в ХХ веке нельзя идти вперед, не идя к социализму. Если иметь в виду охвативший развитые капиталистические страны (в том числе и под влиянием Октябрьской революции в России) процесс социализации, приход к власти во многих из них социалистических и социал-демократических партий, то Ленин был ближе к истине, чем Гайдар. Притом что Гайдар даже не предвидел последствий возврата страны к историческому этапу первоначального накопления капитала в результате шоковой терапии и стремительной приватизации общенародной собственности. Так, уйдя из власти, он называл свое "детище" вороватым, бандитским, социально несправедливым, коррумпированным, аморальным капитализмом.

Поздно прозрел Егор Тимурович! Если учесть, что в отличие от многих других реформаторов "первой волны" он особо не разбогател, то его можно считать добросовестно заблуждающимся. Однако деятельность этого человека, на деле слабого и как экономист, и как обществовед, да еще и с большим самомнением, нанесла стране огромный ущерб. На деле Гайдар был игрушкой в руках, с одной стороны, тех сил на Западе, которые, навязывая его команде разрушительную для России модель реформ, хотели ее уничтожить как великую державу. А с другой стороны, в руках тех внутренних сил, которые только прикрывались флагом демократии, а на деле стремились завладеть основными богатствами России.

До сих пор возникают вопросы, почему власти новой России начали реализацию созданной в Вашингтоне модели реформ при непосредственном участии американских советников и под присмотром Международного валютного фонда, находившегося тогда в сильной зависимости от США. Неужели было непонятно, что бывшие враги не могут в одночасье стать друзьями?! В начале 90-х я был участником международной конференции, проходившей в канадском городе Торонто, и был поражен тем, что немалая часть американской профессуры находится в плену стереотипов "холодной войны". Нетрудно было догадаться, что Вашингтон сознательно будет подрывать промышленный и научно-технический потенциал России, чтобы исключить возможность воссоздания великой державы на новой основе на базе части бывших союзных республик.

Продолжение следует.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта