Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Биография идеи

Виола Егикова

Читая эту книгу, невольно ловишь себя на мысли, что отдельным главам не помешало бы дополнение, им не хватает новой информации. Хотя это откровенная придирка. Речь идет о событиях в такой бурно развивающейся области исследований, где, что ни день, возможно открытие, а книга американского (и британского) историка науки Артура Миллера "Империя звезд, или Белые карлики и черные дыры", недавно вышедшая в русском переводе в издательстве "КоЛибри", написана в 2004-м. Сколько же дней прошло с тех пор, и каждый приносил новое знание!

Но книга и не ставит целью максимально охватить все, что нам сегодня известно об "империи звезд". Более того, она вообще мало интересуется тем, что нам открылось в самые последние годы. Вопрос скорее можно поставить наоборот: случились бы сегодняшние открытия, если бы не было идей, о которых рассказывает эта книга. Недаром автор очень любопытно обозначил ее жанр как "биографию идеи". Кто-то, наверное, захочет поспорить с такой формулировкой и наверняка будет прав, потому что "биография идеи" в данном случае гораздо шире, включает намного больше имен, чем встречаются на страницах книги. Но это опять придирка, ибо, сколь бы ни были глубоки корни, всегда есть вехи, определяющие развитие событий. Так и с идеей, которую имеет в виду Миллер.

У нее счастливая и в то же время очень драматичная судьба. Эту особенность, пожалуй, лучше всего подчеркивает один из множества эпиграфов, предпосланных автором своей книге: "Земной мир - тот же космос, только в малом масштабе. Эта идея магически влияет на сознание людей. По существу она основана на суеверном представлении (которое старо, как мир), что звезды определяют судьбу человека". Слова принадлежат гениальному физику Максу Борну, чья судьба также оказалась тесно переплетена с "биографией идеи". Правда, другой, и это отдельный сюжет, хотя и не менее драматичный, недаром он вдохновил (и продолжает вдохновлять) историков и беллетристов. Не ищите мистику в словах Борна, эпиграф всего лишь подчеркивает, что история открытий подчас трудна и извилиста, потому что наука создается людьми - с их высокими устремлениями и слабостями, надеждами и отчаянием, порывами души и ошибками, "гением и злодейством".

"Моя книга "Империя звезд" - о том, как были открыты черные дыры, - пишет в предисловии Миллер, - как рождаются, живут и умирают звезды, как обо всем этом узнали ученые и как это знание изменило наши взгляды на окружающий мир. Я расскажу о борьбе одинокого гения за признание его идей, а кроме того, о том, как развивается наука и какие недоразумения порой возникают на ее пути". Одинокий гений - это Субраманьян Чандрасекар, или Чандра, как нам привычнее называть ученого еще и потому, что его имя носит уникальная обсерватория. Вот уже почти четырнадцать лет она находится на околоземной орбите, обозревая космос в рентгеновском диапазоне. Благодаря этому космическому телескопу наука обогатилась новыми знаниями, развивающими в том числе идеи Субраманьяна Чандры.

Его идеи и в самом деле ждали признания многие десятилетия, хотя нельзя сказать, что сам Чандра не пользовался авторитетом в научном мире: он был профессором Чикагского университета, участником Манхэттенского проекта, главным редактором престижнейшего журнала Astrophysical Journal в течение многих лет. Выходец из британской колонии, Чандра стал одним из ведущих ученых Великобритании, а затем Соединенных Штатов. Путь этот был закономерным: хоть Чандра и родился в беднейшей стране, но в обеспеченной, а главное, интеллигентной семье, где и отец, и мать неустанно заботились об образовании детей, а дядей Чандры был знаменитый физик Чандрасекар Раман (основоположник рамановской спектроскопии). Юноша с отличием окончил Мадрасский университет и в 1930 году, получив правительственную стипендию, отплыл в Англию.

Он попал в совершенно новую для себя среду и, естественно, испытывал некоторую робость. Тогда мало кто обратил внимание на молодого человека, мало кому пришло в голову, что статья двадцатилетнего ученого о строении белых карликов несет в себе революционное открытие. Это понял Артур Эддингтон, который еще в 1924-м предложил теорию, связанную как раз с белыми карликами. Так называют угасающие звезды, которые израсходовали запас энергии, они сжимаются до чудовищной плотности: размерами белые карлики с нашу Землю, а масса у них, как у Солнца! Эддингтон первым обратил внимание на подобную эволюцию звезд, но Чандра не только пошел дальше, он обосновал существование предельной массы у белых карликов (сегодня это явление известно как "предел Чандрасекара"), что открывало принципиально новое понимание эволюции звезд.

Вряд ли маститому ученому могло импонировать появление "выскочки", кем выглядел Чандра в глазах Эддингтона, и когда тот решился публично изложить свою идею, выступив перед профессурой Кембриджского университета, знаменитому астрофизику ничего не стоило подавить новичка своим авторитетом. Тот роковой день на многие десятилетия затормозил исследования в области важнейшей сферы астрофизики. Спустя более полувека, в 1983 году, идея Чандры принесла ему Нобелевскую премию. К тому времени сэра Артура Стэнли Эддингтона уже почти сорок лет не было в живых.

Миллер описывает конфликт Эддингтона и Чандры как столкновение представителей двух разных миров - чопорного английского аристократа и замкнутого в себе индийского юноши из колонии Британской империи, маститого ученого и исследователя, делающего первые шаги. В изложении Миллера история выглядит почти как драма Моцарта и Сальери, описанная пушкинским пером. Пушкин, как известно, увидел историю глазами поэта, дал волю воображению. Миллер излагает события как историк науки, опираясь на факты, документы, воспоминания ученых, беседы с людьми, которые хорошо знали Эддингтона и Чандру.

Но даже Миллер предъявляет чрезмерно строгий счет участникам тех событий, есть факт, с которым не поспоришь: Чандра получил Нобелевскую премию спустя почти полвека после того, как высказал свою идею, ее (не без участия Эддингтона!) не признавали долгие годы. Невольно вспоминается выдающийся российский физик Виталий Гинзбург, который получил Нобелевскую премию в весьма преклонном возрасте за работы, выполненные в молодые годы, он шутил по этому поводу: "В России надо жить долго!" С Чандрой несколько иная история, но, не отведи ему судьба долгий век, и ему не дано было бы убедиться в признании коллег. Пожалуй, эта книга не только про "биографию идеи", как сформулировал свой замысел Артур Миллер, она еще о драме человеческих судеб. Право, книги об истории науки могут быть не менее захватывающими, чем детектив или фантастический роман...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта