Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

О "пользе" и вреде мафии

Президент Медведев ликвидировал подразделение по борьбе с организованной преступностью, мотивируя это тем, что в России организованная преступность больше не существует. Так есть ли на самом деле организованная преступность в нашей стране и какие у нее новые формы? Об этом рассуждает наш автор, хорошо известный читателям, профессор, кандидат юридических наук Валерий Ильичев.

Организованные формы преступности в современной России, как и во всем мире, характеризуются значительной ролью мафии в экономической сфере, вхождением представителей уголовного мира во властные структуры, а главное, небывалыми размерами коррупции в результате сращивания государственных чиновников с криминалитетом. И вопреки здравому смыслу в стране имеются довольно широкие социальные слои, искренне убежденные в пользе наличия в стране преступных кланов.

Такое положение объясняется целым рядом причин. В самом начале перестройки наиболее дальновидные лидеры преступных группировок сумели сориентироваться, вложить средства в легальный бизнес и завоевать лидирующие позиции в экономике. Это позволило криминалитету организовать широкий подкуп чиновников и политиков, вынужденных лоббировать его интересы и активно защищать от привлечения к уголовной ответственности. Естественно, коррумпированные лица считают благом наличие организованной преступности, приносящей им стабильно высокие нелегальные доходы.

В пользе существования мафиозных структур убеждены и многие честные чиновники. При сложившемся положении совсем не следует удивляться, что умудренные житейским опытом губернаторы, учитывая реальную силу и степень влияния лидеров преступного мира, вынуждены вступать с ними в контакт, договариваться о разделе сфер влияния и совместных действиях по управлению экономикой регионов. Но в ответ приходится делиться политической властью и допускать мафию к извлечению прибыли из наиболее рентабельных отраслей экономики. Подобные взаимовыгодные контакты между властями и криминалитетом широко вошли в нашу жизнь, и многие политологи и научные эксперты всерьез утверждают: если убрать из повседневной практики коррупцию, то экономика страны рухнет. Эта позиция, зовущая к сохранению сложившегося порядка, ошибочна и весьма опасна.

Следует также с тревогой отметить, что в пользе существования организованных форм преступности убеждены и часть сотрудников правоохранительных органов.

В доверительной беседе сыщик областного управления внутренних дел рассказал:

"Если бы не наличие организованных форм преступности, то положение с разгулом криминалитета в стране было бы гораздо хуже. Приведу пример. На улицах одного из крупных городов участились нападения на граждан молодежных хулиганствующих группировок. Обыватели в целях самозащиты с дубинами в руках встречали своих возвращающихся домой жен и детей у железнодорожной станции и на автобусных остановках. Тогда я вышел на контакт с криминальным авторитетом, так называемым "смотрящим" за этим городом и попросил помочь. Результат поразителен: уже на следующий день в городе наступила тишь и благодать. Такой отклик на мою просьбу вполне понятен. Преступные авторитеты не желают конфликтовать с правоохранительными органами по мелочам, да и сами не заинтересованы в хаосе и беспределе. Когда мы по резонансным преступлениям начинаем переворачивать территорию в поисках виновных, преступная жизнь в регионе замирает и криминалитет терпит крупные убытки. Переговоры и координация действий с лидерами организованных преступных групп по наведению общественного порядка вполне оправданны".

Подобную точку зрения я слышал от многих сыщиков, эффективно решающих с помощью криминальных лидеров оперативно-тактические задачи по борьбе с преступностью.

Стремясь к расширению своего влияния и укреплению авторитета среди населения, мафия активно демонстрирует свою готовность удовлетворять насущные потребности простых людей. Во многих регионах лидеры преступных формирований строят дороги, борются с распространением наркотиков, создают фонды для оказания помощи беднякам и больным. В отличие от неповоротливой местной власти, к тому же страдающей от безденежья, криминалитет оказывает реальную поддержку сотням обычных граждан. О степени влияния преступных авторитетов в отдельных регионах свидетельствуют результаты социологических опросов. Многие граждане прямо говорят: "Нам все равно, кто заботится о благоустройстве улиц, домов, строительстве стадионов для молодежи и помогает нуждающимся. Если официальные власти не хотят и не могут нам помочь, мы будем голосовать за тех, кто реально облегчает нашу жизнь. Даже если они преступники".

Более того, значительная масса населения искренне считает, что организованная преступность их лично не касается. Людям невдомек, что повышение цен в розничной торговле на одежду, обувь и продукты питания, рост поборов в ЖКХ напрямую зависят от деятельности мафиозных структур, увеличивающих суммы рэкета и своих посреднических услуг. Но рядовые обыватели, если к их горлу не приставляют нож, считают, что мафия собирает дань лишь с богатеньких бизнесменов.

Лидеры организованных преступных групп, заботясь о своем положительном образе, выделяют значительные средства на создание многочисленных телесериалов, в которых "правильные" воры, неуклонно соблюдающие уголовные законы, поступают по справедливости и наказывают зло. Кроме того, в ходе оперативного наблюдения постоянно фиксируется дружеское общение криминальных авторитетов с людьми известными и любимыми народом: актерами, певцами, композиторами, писателями. Это повышает их самооценку, вызывает зависть и уважение у окружающих.

Представители искусства в свою очередь ощущают несомненную пользу от знакомства с людьми, авторитетными в криминальных кругах. Их обращение за помощью в случаях вымогательства или хищения имущества приводит к немедленному положительному результату. И это в то время, когда сотрудники правоохранительных органов лишь разводят руками и туманно обещают "принять все необходимые меры для восстановления справедливости". На фоне откровенной беспомощности властей всесильное и эффективное заступничество криминальных авторитетов, естественно, внушает уважение.

Наличие в различных слоях общества устойчивого мнения об определенной пользе организованной преступности не является безобидным. Представителям власти и ее правоохранительным органам следует уделять больше внимания разъяснению, что отдельные положительные моменты в использовании влияния мафии носят лишь ограниченный тактический характер. В то же время в стратегическом плане деятельность организованной преступности отвлекает значительные средства из экономического потенциала страны, разрушает сложившуюся в регионах инфраструктуру, сдерживает внедрение инноваций в развитие страны и подрывает веру населения в действенность легальных властных структур.

Но, к сожалению, в настоящее время появилось ошибочное мнение об ослаблении организованной преступности. Этому во многом способствует отсутствие массовых кровавых разборок на улицах городов между конкурирующими бандами. И лишь когда лопнувший гнойный нарыв прорывается наружу и становятся общеизвестными преступления бандитских формирований, терроризирующих целые регионы, центральная власть просыпается и срочно принимает чрезвычайные меры по нормализации обстановки.

О недооценке сложившегося положения свидетельствует принятое недавно решение о фактической ликвидации специализированных подразделений по борьбе с организованной преступностью. Передача их функций в ограниченном объеме малочисленным подразделениям в составе уголовного розыска не может обеспечить полноценную и по-настоящему эффективную работу в данном направлении. Деятельность специализированных подразделений по борьбе с организованной преступностью носит сугубо спе-цифический характер, значительно отличающийся от работы других оперативных служб. Эффективно вести борьбу с организованной преступностью невозможно только с помощью традиционных оперативно-розыскных методов. Здесь наработанный десятилетиями опыт по предупреждению и раскрытию отдельных криминальных проявлений не срабатывает. Организованная преступность характеризуется многочисленными широко разветвленными связями "деловых людей", совершающих хищения в экономике, с признанными уголовными авторитетами, а также тесными контактами между криминальными элементами различных регионов страны. К тому же любое преступное формирование со сложной структурой не может успешно функционировать без мощного противозаконного прикрытия со стороны органов власти. И потому эффективность борьбы с организованной преступностью целиком зависит от полной ликвидации всех звеньев преступных сообществ, а не от раскрытия отдельных совершенных ими правонарушений.

Для решения этой глобальной задачи в составе специализированных подразделений по борьбе с организованной преступностью должны действовать мощные аналитические группы, способные на основе обобщения сведений, поступающих из различных гласных и оперативных источников, вырабатывать стратегические меры по изобличению лидеров преступного мира и устранению факторов, способствующих деятельности устойчивых криминальных сообществ. Работать в таких подразделениях должны профессионалы высокого уровня, в совершенстве владеющие методами информационно-аналитической разведки и, что не менее важно, кристально честные и добросовестно выполняющие свой служебный долг. Представляется, что уже в ближайшее время целесообразно рассмотреть возможность воссоздания в структуре МВД самостоятельных подразделений по борьбе с организованными формами преступности и коррупцией.

В то же время наивно думать, что можно добиться быстрого решения данной проблемы исключительно репрессивными уголовно-правовыми мерами. В реальности речь идет о постепенном ограничении сфер влияния организованных преступных формирований. При этом следует исходить из ясного понимания, что в основе организованной преступности лежат правонарушения в сфере экономики. И практика специализированных оперативных подразделений в прошлые годы показала, что наибольший эффект дает подрыв экономической основы деятельности мафии. Для решения этой задачи оперативные аппараты значительное внимание уделяли выявлению любых, даже незначительных нарушений в хозяйственной и финансовой деятельности предприятий, находящихся в собственности или под сильным влиянием организованных преступных формирований. Зачастую установленные факты не являлись преступлениями, а носили характер административного нарушения либо отклонения от налогового законодательства. Использование полученных сведений в профилактических целях значительно затрудняло хозяйственную деятельность предприятий, принадлежащих лидерам преступного мира, нередко заставляло их сворачивать свою активную экономическую деятельность в регионе. Именно такой курс на постепенное выдавливание мафиозных структур из экономики с помощью использования результатов информационно-аналитической разведки и иных оперативно-розыскных мер и должен реализовываться в первую очередь.

В то же время проводимые правоохранительными органами меры должны базироваться на справедливых, отвечающих реальным условиям законах. Но провозглашенный в стране курс на гуманизацию уголовного законодательства зачастую трактуется слишком расширительно. Об этом свидетельствует во многом неоправданная декриминализация ряда преступных деяний в сфере экономики, переведения их в разряд административных правонарушений либо исключения вообще из разряда уголовно наказуемых. Кроме того, наши власти довели принцип гуманизма до абсурда, предоставив преступникам легальную возможность избегать сурового наказания, откупаясь от лишения свободы крупными штрафами. И это в то время как возрастающая коррупция буквально подавляет в стране честное предпринимательство, наносит вред интересам миллионов российских граждан.

Российские власти любят ссылаться на прогрессивный опыт цивилизованных зарубежных стран, когда это им выгодно. Но замалчивают, а порой и откровенно бойкотируют принятие мер, способных действительно привести к реальному успеху в борьбе с организованными формами преступности. Наша страна до сих пор, вопреки требованиям международных соглашений, не решается вернуть в Уголовный кодекс такую действенную меру, как конфискация. Возражая против введения подобной санкции, многие политики, а вслед за ними и видные юристы зачастую ссылаются на трудность, а порою и невозможность доказать противоправность приобретения и владения значительными материальными ценностями лиц, подозреваемых в хищениях и коррупции. Подобно карточным шулерам они демагогически ссылаются на принцип презумпции невиновности, возлагающий обязанность доказывания вины подозреваемых лиц на органы следствия и дознания. В то же время во всем мире законодательно введена практика отслеживания не доходов отдельных лиц и организаций, а расходования ими денежных средств. По действующим в цивилизованных странах законам, если лицо не может объяснить, из какого легального источника у него появилась возможность покупки дорогой иномарки, крупных земельных участков, постройки дворца, то приобретенное незаконно имущество изымается в доход государства, а лицо может привлекаться к уголовной ответственности. В качестве примера можно привести статью 222.39-1 уголовного законодательства Франции, в которой предусмотрена ответственность за "невозможность обосновать источники существования своему образу жизни при наличии систематических отношений с одним или несколькими лицами, занимающимися употреблением наркотиков". За этот вид преступления предусмотрена ответственность в виде 5 лет тюремного заключения и крупный денежный штраф. И при этом совсем не обязательно доказывать вину лица в конкретных фактах сбыта наркотических веществ.

Подобная практика совсем не исключает дальнейшего проведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий по доказыванию преступных действий заподозренного лица, принесших ему нелегальный доход. И никто не плачет, поминая всуе презумпцию невиновности. К сожалению, наши законы не позволяют уже на ранней стадии возникновения обоснованных подозрений исключить возможность использования расхитителями и коррупционерами себе во благо средств, добытых незаконным путем. Именно страх перед изъятием недвижимости и счетов, появление которых невозможно объяснить легальными доходами, заставляет многих чиновников и предпринимателей в других странах воздержаться от противоправной деятельности.

Усиление мер по подрыву экономической мощи организованной преступности на основе четко сформулированного и, главное, справедливого законодательства немедленно даст эффективные результаты, которых ждет народ нашей страны.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта