Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Пляски вокруг коррупции

Владимир ОВЧИНСКИЙ

В преддверии выборов в Госдуму международная организация Трансперенси Интернейшнл (ТИ) опубликовала новый доклад об индексе восприятия коррупции в различных странах мира.

Вокруг этого доклада в СМИ и экспертном сообществе начались бурные обсуждения. Какое реальное место в мире по уровню коррупции занимает Россия? Почему? Согласно индексам доклада ТИ этого года, мы находимся на 143-й позиции вместе с Азербайджаном, Белоруссией, Коморскими островами, Мавританией, Нигерией, Того, Угандой и мало кому известной страной Тимор-Лесте. А на какое место эксперты ТИ поставили, например, непризнанную Россией Республику Косово? На 112-е. Гораздо выше, чем Россию. И это при том, что всем известно, что руководители Косова - торговцы человеческими органами и организаторы наркотрафика по всей Европе. А какое место определила ТИ Индии, которую весь этот год сотрясали многотысячные антикоррупционные акции протеста? На 95-е. Еще выше.

Который год ТИ пытается сделать из нас всех идиотов. И многие ведь на эти мошеннические индексы попадаются - начинают всерьез обсуждать бред, распространяемый ТИ. А индексы действительно мошеннические. Под ними нет никаких объективных данных. Только субъективные оценки никому не ведомых "экспертов". Эти "эксперты" оценивают страны, в которых вообще никогда не были.

Согласно докладу ТИ, на последнем, 182-м, месте оказались Сомали и... Северная Корея! Если в отношении Сомали можно сделать предположение о гиперкоррупции, то Северная Корея вообще непонятно как сюда попала. Это абсолютно закрытая страна, где экспертов ТИ не могло быть по определению. Да и коррупции в современном понимании там быть не может.

Говорят, за взятки в Корее сразу расстреливают. Одного этого примера достаточно, чтобы индексы ТИ не глядя выбрасывать в мусорное ведро. Еще один пример. Мы на одной позиции в индексах ТИ оказались с Белоруссией. Можно по-разному относиться к политическому режиму, установленному в Белоруссии, но абсолютно ясно, что уровень коррупции там намного ниже, чем в России.

Может быть, "эксперты" ТИ просто путают уровень коррупции с уровнем авторитаризма? Из-за этого в коррупционные страны попадают Северная Корея и Белоруссия? Тогда этим "экспертам" надо пройти начальный антикоррупционный ликбез, а не навязывать свою необразованность и глупые оценки мировому сообществу. Оценки ТИ только всех дезориентируют, а не помогают бороться с коррупцией. Если в основе оценок лежит порочная методология, то о каких объективных индексах может идти речь?

Теперь еще об одной антикоррупционной истории накануне выборов. Министерство юстиции предложило гражданам, которые будут сообщать о фактах коррупции в правоохранительные органы, выплачивать проценты со "спасенных" и перехваченных в качестве взяток финансовых средств.

На первый взгляд предложение полезное. Но как его осуществить на деле? Как определить вклад человека в разоблачение преступника, особенно в ситуации, когда на коррупционера в момент доноса уже заведена оперативная разработка? В каком качестве будет выступать доноситель - как свидетель? Или ему надо давать новый процессуальный статус? Как доносителя будут охранять и сколько это будет стоить государству? Минюст на эти и другие вопросы ответов пока не дает.

Если речь идет о том, чтобы повысить информированность правоохранительных органов о реальных коррупционерах, то существуют гораздо более эффективные и менее затратные способы.

Например, выполнение статьи 20-й Конвенции ООН против коррупции. Она преду-сматривает введение правовой ответственности за НЕЗАКОННОЕ ОБОГАЩЕНИЕ. Это касается тех ситуаций, когда выявляется явное несоответствие между РАСХОДАМИ И ДОХОДАМИ чиновников.

Все давно ждут введения данного правового института. Но совсем недавно президент Дмитрий Медведев на встрече с региональными СМИ в Уфе признал нецелесообразным вводить контроль за расходами в стране. Мало того, Медведев заявил, что такой контроль сам может стать средством коррупции. Странное заявление, учитывая мировую практику борьбы с коррупцией и организованной преступностью и требования конвенциональных документов ООН.

Всем понятно, что если чиновник способен приобрести в собственность (на себя, родственников, подставных лиц) особняк ценой в 10 млн. долларов, имея годовой доход 2 - 3 млн. рублей, то его принадлежность к касте коррупционеров вряд ли вызывает сомнение.

Такое заявление президента вызывает удивление. Его надо расценивать как позицию партии власти "Единой России"? Но ведь совсем недавно преобладала другая точка зрения. Премьер Владимир Путин 20 апреля текущего года поручал своему заместителю Вячеславу Володину подготовить законопроект о введении декларирования расходов чиновников и депутатов. Значит, теперь такого законопроекта не будет?

Чудеса вокруг закона о контроле над расходами уже случались в новейшей истории России. Напомним, что в июле 1998 года подобный закон в России был принят первым президентом России Борисом Ельциным. Он назывался "О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам". Но ровно через год, в июле 1999 года, этот закон был Ельциным отменен.

Каких-то внятных объяснений его отмены никто не дал. Хотя сам закон был весьма добротный и соответствовал международным стандартам. В нем к крупным расходам относилось приобретение: а) недвижимого имущества; б) воздушных судов, морских судов и судов внутреннего плавания, наземных транспортных средств; в) акций, долей участия в уставных капиталах хозяйственных организаций, государственных и муниципальных ценных бумаг, а также сберегательных сертификатов; г) культурных ценностей; д) золота в слитках.

Согласно отмененному закону, лица и организации, осуществляющие регистрацию (приобретение) указанного имущества и регистрацию сделок с ценными бумагами, обязаны были в течение 15 дней с даты регистрации или нотариального удостоверения в письменной форме сообщить о совершенных физическими лицами сделках в налоговый орган по месту их жительства.

В свою очередь налоговый орган по получении специальной декларации обязан был зарегистрировать ее и в месячный срок проверить достоверность заявленных в ней сведений о средствах, имевшихся у физического лица.

При обнаружении фактов занижения суммы доходов и (или) неуплаты с таких доходов налогов, неполной их уплаты, а также представления фиктивных документов соответствующее физическое лицо могло быть привлечено к административной или уголовной ответственности.

По существу отмененный закон содержал мощные антикоррупционные и антимафиозные положения!

В последующем отменен был не только этот закон. Уже при новом президенте России Владимире Путине в июле 2003 года была отменена даже "мягкая" форма налогового контроля за крупными расходами физических лиц. Хотя эта "мягкая" форма контроля уже не предусматривала уголовной ответственности, да и бремя доказывания законности сделки лежало не на лице, которое осуществляло крупные расходы, а на налоговом органе. В пункте 10 статьи 31 Налогового кодекса налоговикам оставили скромное, ничем не обеспеченное право "контролировать соответствие крупных расходов физических лиц их доходам". Но и это положение было также отменено в 2006 году.

Думаю, что ликвидация гос-контроля за расходами способствовала еще более бурному росту нашей доморощенной коррупции, экономической и организованной преступности. Именно в нулевые годы, даже в период глобального финансового кризиса, скупка фантастически дорогой недвижимости и в стране, и за рубежом приобрела характер паранойи.

В одном Лондоне количество наших соотечественников, получивших вид на жительство, в 2008 - 2010 годах, по данным британской налоговой службы, увеличилось с 200 тыс. до 300 тыс. человек. Богатые россияне занимают первое место в списке иностранцев, инвестирующих в приобретение дорогого жилья в столице Великобритании. Значительная масса покупателей из России приобретают жилье в ценовом диапазоне 5 - 10 млн. фунтов.

Как криминолог, могу совершено безапелляционно заявить, что подавляющую долю в указанных и иных неконтролируемых расходах составляют деньги, полученные в результате теневых и "серых" схем, в каждой из которых присутствует коррупционная составляющая. Даже по официальным данным Росстата, в период активной скупки собственности за рубежом объем теневой экономики составлял 25 процентов от ВВП. Это по официальным данным. А по данным многих выборочных исследований - 40 - 50 процентов.

Вместо игр вокруг оплаты труда доносителей на коррупционеров давно пора запросить в налоговых и финансовых органах Великобритании и других стран данные о сотнях тысяч граждан России - владельцах дворцов, яхт, отелей, апартаментов за рубежом.

Установить - кто из этих людей является российскими чиновниками, родственниками чиновников, получить информацию о том, на какие средства эта собственность приобретена. И принять по этим лицам кадровые и правовые решения. Пока же отсутствие контроля за расходами не позволит реализовать в российском законодательстве положения статьи 20 Конвенции ООН против коррупции. Она, напомним, требует ввести правовую ответственность за "незаконное обогащение" - когда выявленные расходы превышают легальные доходы.

Кстати, ратификация данной конвенции была сделана с оговоркой, что Россия не собирается выполнять положения статьи 20-й. Все ждали, что данная "оплошность" будет исправлена. Теперь этого ждать не приходится. Пляски вокруг борьбы с коррупцией продолжаются.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта