Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Ноябрьские страдания

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Вначале, 15 лет назад, 7 ноября отменили как День революции, а потом, в 2004 году, - как День примирения и согласия

При Ельцине, в 1996 году, годовщину Октябрьской революции переименовали в День примирения и согласия. Что имело определенный смысл. Затем, уже при Путине, в 2004 году, 7 ноября вообще устранили как дату, как цифру - ввели День народного единства, отмечаемый 4 ноября. При учреждении сей даты в документе Госдумы отмечали: "4 ноября 1612 г. воины народного ополчения штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов". Значит, это день нашего единства в борьбе против поляков? Как-то странно, узковато для великой державы.

"Переметные сумы"

К тому же на самом деле никакой "польской оккупации", "польской интервенции" и "захвата Кремля", как говорил в 2005 году тогдашний президент Путин, и в помине не было. Поляки в той истории - пятая спица в колеснице.

В ужас и хаос Смутного времени страну ввергли сами же русские бояре.

Вначале они поднялись на царя Бориса Годунова. Федор Мстиславский (Гедиминович!) - вождь старого, исконного боярства, братья Шуйские (Рюриковичи!) и Иван Воротынский (Рюрикович!) с почестями встречали в Туле первого Лжедмитрия! Челом бил лжецарю и Филарет Романов - отец будущего юного царя Миши Романова. Лжедмитрий возвел Филарета в сан митрополита. Жена Лжедмитрия - Марина Мнишек, дочь польского воеводы. Естественно, она приехала в Москву со своей свитой и своей охраной.

Потом бояре убили Лже-дмитрия и посадили на трон Василия Шуйского. Тотчас же началась смута против него. Иван Болотников, названный в советских учебниках истории вождем Первой крестьянской войны, служил воеводой у князя Григория Шаховского - ярого врага Василия Шуйского. Шаховской и натравил орду Болотникова на Шуйского. Одновременно пошли гулять по стране разбойничьи казачьи ватаги Хлопка, Илейки Муромца, Ивана Заруцкого - и Русь утонула в крови и разрухе.

Затем те же бояре затеяли мутный хоровод вокруг "тушинского вора" Лжедмитрия II. Вместе с ними и князем Дмитрием Трубецким при дворе "тушинского вора" состояли Салтыковы, Годуновы, Плещеев, Масальский, Вельяминов... Подвизался там и митрополит Филарет. "Тушинский вор" назначил его патриархом всея Руси.

Затем они отвернулись от "тушинского вора", свергли Шуйского, некоторые даже целовали крест на верность самозванцу Сидорке - "псковскому вору" Лжедмитрию III (был и такой!). А Мстиславский с Салтыковыми пытались провозгласить польского короля Сигизмунда русским королем. Это значило бы, что Московская Русь переставала существовать как суверенное государство, она стала бы частью Польского королевства со столицей в Варшаве и воеводствами в Москве, Смоленске, Владимире... Вот что автоматически следовало за призванием Сигизмунда.

Закончилось тем, что бояре позвали на московский престол королевича Владислава - сына Сигизмунда. Естественно, вместе с ним приехали в Москву его польская свита и его польская гвардия.

Так и воцарилась бы у нас польская династия, если бы не упрямство и глупость (с польской точки зрения) Сигизмунда. Владислав как законный русский царь должен был принять новое крещение - в православии. Но Сигизмунд не разрешил. И получалось, что на русском престоле сидит католик и династия, ведущая от него начало, будет католическая?! Тут уж восстала Русская православная церковь - во все концы страны полетели призывы патриарха Гермогена и архимандрита Дионисия. Народ поднялся на защиту православной веры. Так начиналось Нижегородское ополчение во главе с Мининым и Пожарским.

Князья-бояре были во всех лагерях. И у обоих Лжедмитриев, и с поляками в Кремле, и у Заруцкого с Мариной Мнишек, и у Трубецкого, и у Минина с Пожарским. Некоторые (среди них и Пожарский) звали на русский трон шведского королевича Карла-Филиппа. И, разумеется, все время переходили из одной партии в другую - за то их в народе называли "переметная сума". Каждый прикидывал, выгадывал, на чью сторону перейти. И не важно, за кого, потому что в итоге каждый был сам за себя.

День народного единства против бояр в Кремле

А кто за Русь-то был?

Кузьма Минин. Церковь. Ополчение. Кузьма не хитрил, не выгадывал, не связан был прежними боярско-княжеско-придворными хитросплетениями. Он ясно видел цель - и подталкивал на решительные действия Пожарского.

Прежде всего надо четко обозначить - не Пожарский и бояре подняли и повели Кузьму и народ, а народ и Кузьма выбрали, "указали на Пожарского" и повели дворян на Москву. Может, впервые в русской истории НАРОД пошел спасать ГОСУДАРСТВО. Более того, Кузьма был полководцем. В Никоновской летописи со всей очевидностью говорится, что главным военным успехом ополчение обязано Кузьме Минину, а не Пожарскому или Трубецкому.

Потому-то и царские, и советские, и новые российские бояре и историки изо всех сил замалчивали и замалчивают истинную роль Кузьмы, низведя его до казначея при князьях-боярах. А Кузьма Минин был главным действующим лицом тех событий. О чем ясно говорит и "Хронограф" из рукописного собрания князя Оболенского. Официальная история его отвергает и вообще нигде не упоминает. Он даже не опубликован.

Некоторые из вчерашних бояр присоединились к народному ополчению, стали союзниками, как Дмитрий Трубецкой со своим войском. Но Минин и Пожарский никогда не ходили на совет в лагерь Трубецкого - боялись, что их убьют.

Даже после вхождения в Москву ополчение топталось у Китай-города два месяца: никто не решался на штурм, потому что везде были свои, бояре! Для многих Минин и Пожарский были хуже поляков. Гораздо хуже! В стан к ополченцам приходили братья Шереметевы, Шаховской, Плещеев, Засекин и пробовали натравить народ на Минина и Пожарского.

И в Кремле тогда вместе с полякам сидели русские бояре, прятались там от гнева народа - Юрий Трубецкой, Михаил Салтыков, Федор Мстиславский, Иван Воротынский... И - Иван Романов и Марфа Романова, вместе с 13-летним племянником и сыном Мишей Романовым. Будущим русским царем, первым из династии Романовых. Когда их всех выгнали из Кремля и согнали на Каменный мост, казаки хотели их тут же убить, но Пожарский не позволил. А то бы у нас была другая династия, не Романовых...

Исходя из вышеизложенного, день 4 ноября можно и надо считать Днем народного единства против бояр вообще и бояр в Кремле в частности. С учетом того, что они там так и остались. Вчерашние изменники, "переметные сумы", венчали в Успенском соборе нового самодержца на царство. Федор Мстиславский осыпал государя золотом, Иван Романов держал шапку Мономаха, а Дмитрий Трубецкой - скипетр.

Политический фрейдизм

Учреждая новый праздник 4 ноября, хотели вытеснить из календаря и сознания россиян саму дату. Цифру. Но 4 ноября 1612 года народное ополчение заняло лишь Китай-город. А бояр-изменников выгнали из Кремля как раз 7 ноября. Ну, роковая цифра.

Тут головоломный - точнее, душеломный - случай. Ведь в День примирения и согласия к шествиям коммунистов с красными флагами вполне могли присоединяться члены "Единой России" со своими знаменами. Кто угодно, кто хотел. Каждый мог сказать свое, вспомнить, поделиться, найти общие интересы, компромиссы.

Отменять День примирения и согласия - это было как-то не по-нашему. Не душевно. Не миролюбиво.

Ну, казалось бы, какое значение оно имело, 7 ноября? Уже для 30-летних, а тем более для молодежи "Великий Октябрь" становится экзотическим символом далекой, а самое главное - абсолютно несущественной для них заварушки. Пройдет еще 10 - 15 лет - и подрастающая поросль будет говорить о нем (уже говорит!) как о "разборках", в которых какой-то Ленин или Сталин (шут знает, кто это?) "замочили" не то Гитлера, не то Ивана Грозного.

И пусть кое-кто кое-где выходит на демонстрации с плакатами "Буржуев - на нары!", "Буржуям - эшафот!", в общем и целом ничего страшного, все само собой развеется, потеряет со временем остроту. Например, празднуют же французы день взятия Бастилии?

Но только не у нас. Власть упорно и упрямо стирает 7 ноября из календаря и памяти народной.

Почему же она его так не любит? Загадка. Радикал-демократы, ярые антикоммунисты перестроечных лет - и те были гораздо терпимее.

Сразу не ответишь. Подозреваю здесь темные закоулки души.

Среди нас есть люди, которые происходят из знатных родов и состоятельных сословий прежней, дореволюционной России. Для них 25 октября (7 ноября) - особый день. Он означает физическое истребление их предков, родственников. Кровавую баню, которую устроили большевики. И лагерную пыль, в которую стерли тех, кого не убили сразу. А также полное уничтожение всех их родовых и сословных состояний и привилегий. Так что у нынешних потомков должен быть свой счет к этому дню.

Однако ж его нет! Потому что они - дети страны 7 ноября. Как все нынешние взрослые. Они относились и относятся к этой дате по-разному, но в любом случае - не как чужие. Насколько я знаю, в большинстве своем как раз они-то вполне терпимы, согласны были считать его днем примирения и согласия. Наконец, днем памяти. По простой причине: это наша история, наша жизнь, был такой трагический и в чем-то закономерный день в истории нашей страны.

А вот некоторые потомки революционных классов - прямо противоположны!

Нынешняя власть - деловая и политическая верхушка - внуки и правнуки рабочих и крестьян. Бывшие члены Коммунистической партии. Почему же они, потомки и наследники простолюдинов, изничтожают память о своем пролетарско-крестьянском, коммунистическом празднике?

У меня только одно предположение. Простой закон психологии - стремление откреститься от своего прошлого! Желание вычеркнуть, забыть. Хорошо бы еще и всех вокруг заставить забыть их прошлое! Они - новые буржуи. В сладких мечтах, наверно, мнят себя аристократами. Без стеснения называют себя "истеблишмент", извините за выражение. Тайно млеют, когда пресса их так называет. Но заноза в том, что они чувствуют себя не наследственными и потому спокойными буржуями, а людьми, которые стали ими случайно, в ходе Большого Хапка последнего Смутного времени. И теперь 7 ноября для них - как шило в одном месте. Все время колет. Или как будто шапка горит... Им говорят: "Да бросьте вы, не придумывайте себе, никому он уже не нужен, никому дела нет..." Но новые буржуи дергаются. И на пустом месте разводят трагедь а-ля комедь. В общегосударственном масштабе.

Чистый фрейдизм.

Из этого следует грустный вывод. Нынешняя власть руководствуется не разумом, а комплексами и страхами. Ничего хорошего из этого никогда не получалось.

То же самое - с 1 мая. Его переименовали в День весны и труда. То ли случайно, то ли вполне осмысленно. В советские времена он не имел политического смысла. Разве что проявить солидарность с угнетенными трудящимися других стран. Той же Америки, где он и зародился.

А сейчас, когда мы построили капитализм, он обрел первоначальное значение - как день солидарности трудящихся в борьбе с капиталом за свои права. Потому, наверно, и переименовали.

Правда, у нас особой борьбы не наблюдается. Зато есть у трудящихся одна большая просьба - отменить новогодние каникулы и перенести их на первомайские дни. Это ведь самое время дачно-огородных посадок. Ну просто подарок людям. Особенно на селе, в областных и районных городах, где почти у каждой семьи имеется шесть соток за городом. Ощутимая прибавка к семейной продовольственной программе. Трудились бы. И, очень кстати, не злоупотребляли горькой от нечего делать, как в новогодние дни.

Даже в Госдуме этот вопрос поднимали! Но нет. Как стена.

Ларчик, наверно, просто открывается. Эти десять - двенадцать дней - добавочный отпуск для тех, кто в зимнее время может на недельку слетать к теплому Средиземному морю. Для тех же депутатов Госдумы.

По крайней мере, понятное объяснение. Без всяких фрейдизмов.

"Теперь не проклятое царское время"

Дабы коммунисты 7 ноября не выходили на Красную площадь, взялись в этот день проводить парады в честь парада советских войск на Красной площади 7 ноября 1941 года. Не я сочинял такую словесную конструкцию и не я виноват, что сразу вспоминаются Ильф и Петров: "Площадь имени проклятия убийцам Карла Либкнехта и Розы Люксембург".

Но, помимо Ильфа и Петрова, есть и наши классики-современники. Мой покойный друг Владимир Климович был лабухом - музыкантом-ударником Москонцерта, гастролировал со своей бригадой по провинции. Писал юмористические, абсурдистские рассказы. В основном - в стол. Изредка печатался на 16-й странице "Литературной газеты", в знаменитом тогда "Клубе 12 стульев".

Примерно в 1978 или 1979 году, в разгар брежневского застоя, он прочитал нам только что написанный крошечный рассказ о том, как утром жена профессора Иванова собрала мужа, перекрестила, сказала "С богом" и открыла дверь квартиры. Профессор Иванов вышел на улицу, развернул красный флаг и пошел по улице, размахивая им. Увидел это дворник Эдуардыч, позвонил, куда следует, приехали, кто следует, повязали профессора Иванова и увезли, куда следует. А дворник Эдуардыч посмотрел вслед и сказал: "И правильно, теперь не проклятое царское время, чтобы по улицам ходить и красным флагом размахивать!"

Тогда, в 1978 - 1979 годах, мы очень смеялись. И видели в рассказе только его диссидентскую подоплеку. Кто ж мог думать, что так повернется.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта