Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Победы славной начинатель

Юрий БЕЗЕЛЯНСКИЙ

Молодое поколение России, к горькому сожалению, мало знает и плохо помнит Великую Оте-чественную войну 1941 - 1945 годов. Забываются имена героев, стираются факты, а уж про отдельные эпизоды войны и детали вообще говорить не приходится. Это относительно недавней войны, а если касаться Отечественной вой-ны 1812 года, то тут уже настоящие провалы, кроме веселого фильма "Гусарская баллада", многие ничего и вспомнить не могут. Все идет по Пушкину: "Мы ленивы и нелюбопытны". Поэтому еще и еще раз давайте вместе вспоминать.

Очень коротко. Война началась в ночь на 12(24) июня 1812 года, когда 600-тысячная армия Наполеона переправилась через Неман и вторглась в Россию. Осенью французские войска были уже в Москве. А 14(26) декабря последние остатки французов были изгнаны из России. Война на территории Российской империи длилась всего 154 дня, а затем была продолжена в Европе и закончилась в Париже.

Почему Наполеон Бонапарт решил вторгнуться в Россию, которая никоим образом не угрожала Франции, была далека от ее границ? Ведь Наполеон тепло относился к России и даже хотел породниться с Домом Романовых. После расставания с Жозефиной французский император просил руки сестры Александра I - великой княжны Анны Павловны, но ему отказали. Одним из доводов матери княжны был: непрезентабелен и мал ростом.

Для Наполеона главный враг - это Англия. Начиная войну с Россией, Бонапарт надеялся склонить Россию к своим планам, сделать ее союзницей в блокаде Англии. А дальше - о, эти воспаленные мечты Наполеона! - вместе с Россией осуществить индийский поход! Вый-ти к Индийскому океану!

Был ли Наполеон единственным человеком, винов-ным в начавшейся войне? Нет. Николай Карамзин отмечал, что у Александра I национальная выгода подменялась личной прихотью, а здравый смысл - тщеславием. Историк писал о событиях 1805 года, предшествовавших 1812 году: "Россия привела в движение все силы свои, чтоб помогать Англии и Вене, то есть служить им орудием в их злобе на Францию, без всякой особенной для себя выгоды".

Другими словами, Александр I мог избежать войны с Наполеоном, но не захотел, к тому же он очень опасался нового "очага заразы" - созданного Наполеоном герцогства Варшавского. Приходила к русскому императору и его боевым генералам и мысль о превентивном ударе. И все же первым напал Наполеон. И отнюдь не внезапно. Это было ожидаемое наступление.

Первый французский отряд, перебравшийся через Неман, встретил казачий патруль.

- Кто идет? - окликнул командир разъезда.

- Франция! - ответил командир французского 13-го легкого полка.

- Какого черта вы пришли сюда?! - крикнул по-французски казачий офицер.

- Сейчас увидите... - с этими словами капитан французов приказал своим солдатам взять ружье наизготовку.

Война началась...

В ней приняли участие многие выдающиеся полководцы того времени. С французской стороны - Луи Бертье, Эжен Богарне, Иохим Мюрат, Жак Макдональд, Николя Удино, Карл Шварценберг и другие. С русской стороны - Михаил Кутузов, Михаил Барклай-де-Толли, Петр Багратион, Михаил Милорадович, Александр Тормасов, Павел Чичагов...

Война с Наполеоном вызвала взрыв патриотических чувств в стране. Федор Глинка писал:

Теперь нам думать о покое,

России верные сыны?!

Пойдем, сомкнемся в ратном строе,

Пойдем - и в ужасах вой-ны

Друзьям, Отечеству, народу

Отыщем славу и свободу,

Иль все падем в родных полях!..

Подчеркнем - "в ужасах войны". Война - всегда народная трагедия: сколько жертв, сколько слез и страданий!.. И это отнюдь не "Гусарская баллада" с музыкой и песенками. Тогда это была "баллада" с кровью и огнем. Советские историки называли цифру русских потерь в 2 миллиона человек. Это, пожалуй, преувеличение. Но все равно убитых и раненых было много. К примеру, французская армия при вторжении насчитывала 600 тысяч человек, а вернулись во Францию только 30 тысяч (всего 5 процентов).

Российские, а затем советские историки сделали главным героем и победителем войны Михаила Илларионовича Кутузова, а другого творца победы - Барклая-де-Толли - оставили в стороне. И это историческая несправедливость. Причин здесь было несколько, и одна из них, на мой субъективный взгляд, - подсознательная боязнь связать победу с человеком нерусским. Кутузов - русский человек, а вот Барклай, хоть и давно живший в России, из полностью ассимилированного рода, все же был иных кровей - шотландских. Хотя частенько по-русски его именовали как Барклаев. Конечно, это не главная причина, а весьма и весьма побочная. Главная: генеральская зависть, ревность коллег, что Барклай-де-Толли быстро шагал по служебной лестнице. Среди соперников Барклая были такие влиятельные фигуры, как Багратион и Ермолов.

Когда началась война с Наполеоном, Барклай-де-Толли был военным министром и одновременно командующим 1-й русской армией, 2-й - командовал Багратион. Прославленный партизан 1812 года Александр Сеславин в оставленных записках писал: "С первого шага отступления нашей армии близорукие требовали генерального сражения: Барклай был непреклонен. Армия возроптала. Главнокомандующий подвергнут был ежедневным насмешкам и ругательствам от подчиненных, а у двора - клевете. Как гранитная скала с презрением смотрит на ярость волн, разбивающихся о подошву ее, так и Барклай, презирая незаслуженный им ропот, был, как и она, непоколебим в достижении предложенной им великой цели".

Барклай жаждал победы, но хотел ее достичь ценою минимальных жертв. Отступая, он хотел заманить войс-ко Наполеона поглубже в российские просторы, чтобы они там увязли, ослабляя тылы и лишаясь лошадей и запасов провианта, а затем напасть на них и победить. Собственно говоря, когда Барклая отстранили от общего командования войсками, ту же тактическую схему применил Кутузов. Но Кутузов оказался вне критики, а Барклая-де-Толли подвергли даже не критике, а откровенной брани.

Лев Толстой в романе "Война и мир" приводит письмо Багратиона от 7 августа, направленное Аракчееву с таким расчетом, что его прочитает император. Там сказано: "Ваш министр, может, и хороший по министерству; но генерал не то что плохой, но дрянной, и ему отдали судьбу всего нашего Отечества... Чего трусить и чего бояться? Я не виноват, что министр нерешим, трус, бестолков, медлителен и все имеет худые качества. Вся армия плачет совершенно и ругают его на смерть..."

Позиция Багратиона и других генералов была: только в атаку, "закидаем французов шапками", не считая потерь. Победа все спишет! Барклай же не торопился и ценил жизнь каждого солдата - как это не по-русски!.. В итоге кампании клеветы (генерала обвиняли даже в измене) Барклай-де-Толли был снят с поста единого главнокомандующего и фактически отстранен от руководства боевыми действиями. На его место был назначен Михаил Кутузов. Но Барклай еще успел принять участие в Бородинском сражении. Как свидетельствовал Сеславин: "Барклай не хотел жить; он искал смерти. Но судьба вела его к величию: Бауцен, Кульм, Лейпциг, Париж обессмертили его имя".

После смерти Кутузова Барклай-де-Толли был возвращен к командованию русской армией, выиграл несколько сражений и во главе войск победителем въехал в Париж. Маленькая деталь: в столице Франции русский фельдмаршал (он удостоился этого высшего звания) остановился во дворце матери Наполеона и приказал своим подчиненным не пользоваться чужим добром, чтобы не только экипажа, но и нитки не пропало.

Но война надорвала сердце Барклая-де-Толли. Врачи советовали подлечиться на Карлсбадских водах, туда и отправился герой войны 1812 года, но не доехал и по дороге умер. Произошло это в 1818 году, в городе Инстербурге. Тело его было перевезено в Россию и предано земле 14 мая 1818 года в местечке Беггофф, в Лифляндии, а в Петербурге был сооружен памятник Барклаю. Его жизнь измерилась 57 годами.

Историческая судьба Барклая-де-Толли сложилась драматически: и в царской России, и в советский период его полководческие деяния и усилия всячески принижались и замалчивались, тем более что о Барклае осталось очень мало исторических свидетельств: сам он не вел никаких записок, и о нем писали скупо. Недаром одна из книг о нем, вышедшая в 1997 году, называется "Неразгаданный Барклай". Он и по сей день находится в тени Кутузова, и у него явно больше противников, чем сторонников.

Но среди сторонников есть один с очень звучным именем: Пушкин! Барклаю-де-Толли Александр Сергеевич посвятил в 1835 году стихотворение "Полководец". Оно навеяно портретом Барклая, написанным английским живописцем Джорджом Доу:

Он писан во весь рост.

Чело, как череп голый,

Высоко лоснится, и, мнится, залегла

Там грусть великая. Кругом - густая мгла;

За ним - военный стан.

Спокойный и угрюмый,

Он, кажется, глядит

с презрительною думой...

И далее: "О вождь несчастливый!.. Суров был жребий твой:/ Все в жертву ты принес земле, тебе чуждой./ Непроницаемый для взгляда черни дикой,/ В молчанье шел один ты с мыслию великой,/ И, в имени твоем звук чуждый не взлюбя,/ Своими криками преследуют тебя,/ Народ, таинственно спасаемый тобою,/ Ругался над твоей священной сединою,/ И тот, чей острый ум тебя и постигал,/ В угоду им тебя лукаво порицал..."

И пушкинская концовка: "О люди! Жалкий род, достойный слез и смеха!/ Жрецы минутного, поклонники успеха!/ Как часто мимо вас проходит человек,/ Над кем ругается слепой и буйный век,/ Но чей высокий лик в грядущем поколенье/ Поэта приведет в восторг и умиленье!"

Суть своей поэтической апологии полководца Пушкин выразил в максиме: "Стоическое лицо Барклая есть одно из замечательнейших в нашей истории. Не знаю, можно ли вполне оправдать его в отношении военного искусства, но его характер останется вечно достоин удивления и поклонения".

Ну, а теперь вернемся к истокам жизни Барклая. Его предки покинули Шотландию в XVII веке и поселились в Риге. Там, в Прибалтике, и родился Барклай в 1761 году - 250 лет тому назад. Когда мальчику было 3 года, он случайно выпал из кареты, в которой ехал. Находившийся рядом сиятельный князь Потемкин поднял малыша и сказал: "Этот ребенок будет великим мужем".

Судьбу Барклая определили родители, ребенком записав его в Новотроицкий кирасирский полк. Корнет Барклай, будучи адъютантом принца Ангальт-Бернбургского (еще один "русский" военачальник), принял участие в штурме Очакова, а в следующем году - во взятии Аккермана и Бендер. Затем участвовал в военных кампаниях против турок и поляков. Сражался и против Наполеона, под Прей-сиш-Эйлау был ранен в правую руку. Произошло это в марте 1806 года, и именно тогда император Александр I обратил внимание на отважного воина, и военная карьера Барклая стремительно пошла в гору. Сначала Барклай-де-Толли получил назначение на пост генерал-губернатора Финляндии, а 20 января 1810-го занял пост военного министра Российской империи. Будучи министром, сделал много нужного и полезного: вдвое увеличил численность армии, соорудил новые крепости, заготовил продовольственные запасы и т. д. Как отмечено в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона: "Он ясно предвидел, что война будет "ужаснейшая по намерениям, единственная по роду своему и важнейшая по последствиям", но ради осторожности не считал возможным "предварить публику о критическом положении оте-чества" и предпочел перенести оскорбления и нападки, "спокойно ожидая оправданий от самих последствий".

Осторожная тактика Барклая во избежание больших потерь, продолженная Кутузовым, в конечном счете привела к победе над неприятелем. Действительно, "звучал булат, картечь визжала,/ рука бойцов колоть устала...". Да, были потери. Но при иной тактике их могло быть значительно больше. Барклай-де-Толли доказал, что он был дальновидным и блистательным полководцем. Именно он сыграл решающую роль в разгроме Наполеона в "битве народов" под Лейпцигом. Фельдмаршальский жезл он получил по праву.

Остается вспомнить горький вздох Михаила Лермонтова: "Да, были люди в наше время,/ Не то, что нынешнее племя:/ Богатыри - не вы!..". И помните дальше: "Плохая им досталась доля:/ Немногие вернулись с поля...". Да, у всех была разная судьба, всем достался разный удел. Трагической оказалась судьба Барклая- де-Толли. Его успехи взяли под сомнение современники и последующие историки. Барклая не только критиковали, но и оскорбляли. Он стоически выдержал все, чем и вызвал восхищение Пушкина.

Герои войны. Одних сразу ставят на пьедестал, а с другими дело обстоит не так-то просто. Их славу необходимо отмывать от накопившейся грязи времен. Лично у меня сомнений нет: Михаил Барклай-де-Толли - подлинный герой Оте-чественной войны 1812 года.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта