Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Люди и клоны: виртуальная реальность Юрия Козлова

Анна БОЛЬШАКОВА

Известный автор социально-фантастических романов Юрий Козлов представил новую книгу об ирреальной реальности наших дней - "Почтовая рыба" (издательство "Поколение"). На этот раз писатель погружает нас в мир чиновников, выбирая в главные герои парламентского служащего и вдову его коллеги - психолога Веру Звереву. Сюжет представляет собой причудливое переплетение вполне реальной линии "любовь и деньги" с фантастическим сюжетом о людях-клонах, с появлением которых в романное пространство врываются опасность, роковые страсти и приключения. Так, один из "вечно живых" клонов - ни кто иной, как пришелец из юности сорокалетней героини, подвергающий ее новым острым ощущениям. Другой клон, внешне копирующий знакомого героям госслужащего, покушается на ее жизнь (впрочем, безуспешно); еще другой - и на его жизнь тоже... Однако все это вовсе не так уж неожиданно для читателя: он с самого начала подготовлен к непредсказуемым поворотам событий - историей с внезапной смертью мужа Веры и столь же внезапной находкой ею банковской карточки на... миллион евро, оставленной ей заботливым мужем меж страниц книги из домашней библиотеки. Подспудно такой микросюжет настраивает и читателя Ю. Козлова на терпеливое вчитывание, медленное перелистывание страниц, ведущих к...

Сразу оговорюсь: в новом романе знакомый публике автор во многом не похож на самого себя - в первую очередь совмещением, кажется, несовместимого. Эффектная завязка с романтическими блужданиями новоиспеченной миллионерши по ночной Москве прерывается совсем другой линией, связанной с появлением на авансцене некоего Петра Рыбина, начальника Управления по связям с общественностью и СМИ в парламенте. Но не успевает этот герой со своей недюжинной биографией журналиста, отражающей биографию страны на сломе столетий, вступить в свои права, как его оттесняет сам автор. Кажется, ему - конечно, не без помощи героя, вобравшего в себя противоречивый опыт эпохи, - не терпится поделиться с читателем самыми сокровенными своими размышлениями о судьбах страны и мира, о причинах разлома советской цивилизации и о нынешнем состоянии нашего общества и личности, о феномене государства, о нации и глобализации, о роли коллективного бессознательного и еще о многом-многом. Так, им выводится формула простой, как жизнь, но проржавевшей и сданной в утиль "великой советской мечты": "Каждый человек мог верить, что ему - теоретически - в этой жизни вдруг воздастся по уму и заслугам". Хотя и конец СССР большинство советских людей почло за "начало новых, счастливых для себя времен".

Особо отмечу, что автору "Почтовой рыбы" удалось точно уловить пульс нашего времени: невероятное дотоле расслоение картины мира, пришедшее на смену прежнему монолитному его образу. В обозначившемся цивилизационном разломе "каждый создавал собственный виртуальный мир, где всегда светило солнце и исполнялись желания". Для одних это связано с отъездом за границу, для других - с погружением в открывшиеся перспективы бизнеса и карьеры, для третьих - с уходом в творчество или мир любовных переживаний и т. д. В "низовой" же реальности мерцавшую сквозь свинцовые мерзости жизни "советскую лампу Аладдина", кажется, заменили деньги. Но не есть ли и это - старая как мир иллюзия? И что дает в романе удачливой героине счастливый денежный билет? По-видимому, ничего, как и Рыбину - его внешнее преуспевание. Он получал неплохую зарплату, ездил на персональном автомобиле, но строй его мыслей оставался прежним: "Он ненавидел власть. Он служил власти. Он был одновременно жертвой и опорой режима".

Неудовлетворенность кризисной реальностью, где даже такая "вечная" ценность, как деньги, не гарантирует героям покоя и стабильности, обостряет мотив деградации человеческого мира. Заданная "рыбным" названием книги мысль о социал-дарвинизме как о болезни, поразившей нынешнее общество ("В условиях перманентного, как революция, естественного отбора побеждал... всегда и везде подлейший"), многократно отражается в романе, низводя высокое чувство любви до полового инстинкта, мир людей до "жизни насекомых" и т. п.

Отсюда - неутешительные выводы автора и героя о том, что лишь "инерция государственной машины" есть "последний и необъяснимый ресурс человеческой цивилизации", а всякое реформирование есть "внедряемый под видом реформы хаос", делающий "невозможной какую-либо осмысленную управленческую работу". Но к этому уже все привыкли - как и к тому парадоксальному факту, что "мир стоит на противоречиях, как дом на фундаменте, и, следовательно, не было в мире ничего основательнее и крепче, нежели противоречия, раз дом до сих пор не рухнул".

Очевидно, что такого рода аналитические выводы и наблюдения ценны сами по себе и вполне могут составить "сюжет" отдельной книги, которая бы вошла в фонд отечественной социально-философской публицистики. Очевидно и то, что по сравнению с ними художественно-сюжетная часть словно отходит здесь на второй план, давая простор интеллектуальным построениям автора, составляющим в романе особое, виртуальное измерение. Впрочем, хорошо это или плохо в конце концов судить читателю.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта