Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

В пору ли юноше доспехи рыцаря?

Виола Егикова

Исследования антропологов рисуют портрет человека от поколения к поколению.

"Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними" ­ когда приводят этот античный афоризм, имеют в виду, как правило, поведенческие, психологические, мировоззренческие особенности человека. Но ведь он меняется и внешне. Достаточно посмотреть семейные фотоальбомы, старые киноленты или, например, поздравительные открытки начала минувшего века, чтобы убедиться: люди выглядели иначе не только благодаря одежде или прическе. Даже куклы наших бабушек совсем не похожи на игрушку Барби ­ идеал красоты сегодняшних маленьких девочек.

Как меняется облик современного человека, с чем связаны происходящие перемены и что думают по этому поводу ученые? На вопросы газеты отвечает заведующая лабораторией ауксологии НИИ и Музея антропологии МГУ имени М. В. Ломоносова, руководитель кафедры анатомии и биологической антропологии Российского государственного университета физической культуры, спорта и туризма, главный редактор журнала "Вестник Московского университета" (серия "Антропология"), доктор биологических наук, профессор Елена Година.

­ Елена Зиновьевна, давайте сразу уточним: что такое ауксология?

­ Раздел возрастной антропологии, охватывающий детство и юношество. Термин был предложен в начале минувшего века французским ученым Полем Годеном и получил широкое распространение в 1970­е годы благодаря работам британца Джеймса Таннера. В нашей стране этот термин пока прививается медленно: почти двадцать лет читаю курс ауксологии на биологическом факультете МГУ, а лаборатория с таким названием открылась в университете лишь год назад.

­ О каких возрастных рамках идет речь?

­ От рождения человека до 18 лет, то есть до той поры, когда фактически завершается рост.

­ И дальше мы не растем?

­ Да, к 18 годам рост в среднем уже практически заканчивается, хотя в индивидуальном плане продолжение этого процесса возможно. Более раннее завершение роста характерно для последних десятилетий, когда наблюдается устойчивая тенденция к более раннему созреванию, дети в разных возрастных группах становятся крупнее. Такое явление известно как акселерация, а в антропологии принято говорить о секулярном тренде, имеется в виду достаточно длительный процесс, в течение которого заметны изменения некоторых физических параметров, то есть размеров или формы тела, от поколения к поколению.

­ А какой временной отрезок вы рассматриваете? Сравниваете ли современных молодых людей, скажем, с рыцарями Средневековья?

­ Сопоставления, конечно, возможны и с более ранними веками, для этого есть специальные методы реконструкции, когда задействуются палеоантропологические данные, анализируются костные останки и т. д. Но наши исследования базируются на документированных систематических измерениях, которые стали проводиться примерно последние 200 лет: солдат, призывавшихся на службу, всесторонне обмеряли. Записи при наборе рекрутов с XIX века делались уже повсеместно, но есть некоторые данные и по XVIII веку. Сохранился, кстати, любопытный рисунок, ценный уже тем, что выполнен знаменитым поэтом Гете, который был к тому же высокопоставленным чиновником, на его рисунке отображается как раз обследование новобранцев. Благодаря сохранившимся документам у нас есть возможность сравнить пропорции тела призывников предыдущих эпох и нашего времени, это та база, которая позволяет судить о внешних данных поколения.

­ В чью пользу сравнение?

­ Человечество, несомненно, прибавило в росте. Но тут важно обратить внимание на два главных вопроса, которые всегда интересуют антропологов: где и когда? Изменение физических параметров зависит от региона и, как правило, связано с социально­экономической ситуацией. Так, поколение рекрутов, появившихся на свет во времена Французской революции и наполеоновских войн, заметно уступает в росте своим соплеменникам, чье развитие пришлось на более благополучные годы. Если сопоставить по странам, самый большой рост у новобранцев отмечен в Нидерландах, за столетие молодые люди подросли более чем на 15 см. Следом идут Дания и Швейцария ­ соответственно 12,1 и 12 см. В самом низу таблицы оказываются страны Пиренейского полуострова: португальцы подросли всего на 3,7 см, испанцы ­ на 7,6. Ученые по­разному интерпретируют эти данные, но большинство сходится во мнении, что голландский феномен определяется более благополучной социально­экономической ситуацией, тогда как южным странам пришлось испытать больше трудностей.

­ Как эта закономерность работает в нашей стране?

­ Точно так же. В книге замечательного отечественного историка Бориса Миронова, например, приводятся данные по российским новобранцам, и диаграммы показывают явное снижение роста юношей, соотносимое с началом минувшего века, то есть с периодом революции, Гражданской войны и последующей разрухи. Ситуация начинает постепенно меняться с конца 1950­х, в 1960­х, а самую благополучную картину дают 1970­е, те самые годы брежневского застоя, когда страна немного перевела дух после голода, войны, репрессий, доносов, когда появились нефтедоллары и было относительно спокойно. Это десятилетие обеспечило самую высокую прибавку в росте новобранцев в нашей стране.

­ Получается, что на рост влияет не только экономическое благополучие, но и психологическая атмосфера? И почему вы все время выделяете рост, это главный показатель для антропологов?

­ Рост (длина тела) ­ это тот интегративный параметр, который считается определяющим для антропологической характеристики поколения. Кроме того, термин "рост" означает и процесс роста. Это очень точно определил в свое время Джеймс Таннер: "Рост ­ это зеркало происходящих в обществе процессов". Антропометрические показатели зависят от многих факторов ­ генетических, этнических, географических, экологических, экономических, социальных... И есть очень интересные исследования, которые доказывают, что большое значение имеет также восприятие действительности, психологическая атмосфера.

Здесь можно вспомнить, например, классическую работу ­ наблюдения, проводившиеся в двух сиротских приютах Германии после войны. В одном из них детям давали дополнительное питание, и они по всем показателям своего развития были опережающими, в том числе и по росту. Но вдруг картина резко изменилась: дети получали питание, как раньше, но подрастали хуже. Тогда стали смотреть, в чем дело, и оказалось, что одна из воспитательниц уволилась, с ее уходом в приюте изменилась атмосфера, дети почувствовали психологический дискомфорт. А вот другой пример: если сравнить рост новобранцев из Восточной Германии до и после объединения страны, в первом случае он меньше. Казалось бы, экономических проблем не убавилось, но заметно изменилось самоощущение граждан, оно стало лучше, и это отразилось на росте поколения. Как видим, психологическая атмосфера имеет немалое значение.

­ Итак, человек стал выше ростом. Какие еще изменения характерны для нашего времени?

­ За последнее столетие люди стали менее массивными, тело приобрело более удлиненную форму, этот процесс особенно заметен в интервале от 1970­х к 1980­м годам, а для следующего десятилетия более характерно некоторое изменение пропорций тела. Мы наблюдаем две явные тенденции, которые четко распределяются по странам и социальным слоям. Как образно написала одна газета, если американский призывник не вмещается в танк, наш качается от ветра. И то, и другое, с точки зрения антропологов, ­ плохой симптом. США, а за ними целый ряд стран столкнулись с проблемой ожирения, когда рост не увеличивается, вес прибавляется и наращивается уже не мускульная масса, а жировая ткань. Для нас пока больше характерна астенизация молодого поколения, но тенденция к ожирению начинает приобретать глобальный характер и рано или поздно затронет и нас.

­ Где проводились ваши иссле­ дования?

­ Стараемся по возможности охватывать разные регионы, хотя это становится все сложнее. Есть очень интересные данные по Саратову, Нижнему Новгороду. В этом году Московский университет выделил средства на большую экспедицию в Архангельскую область, у нас появляется отличная возможность для сравнительного анализа, ведь мы исследовали там детей и подростков в 1980­е годы, надеемся поехать туда же на следующий год. Пока обработаны данные только по Архангельску, материал по области еще анализируется, но уже можно сделать некоторые выводы. Например, такие: молодые жители Архангельска стали выше ростом, но изменения распределяются непропорционально. В частности, корпус увеличился в большей степени, нога стала короче.

­ А что скажете о москвичах?

­ Если говорить в общих чертах, для Москвы характерна так называемая лептосомизация, то есть удлинение тела, это в большей степени касается девочек. Но надо сказать, в столице стало очень сложно проводить исследования, хотя это и не связано с дальними поездками, требующими финансовых затрат. Мы столкнулись с другими трудностями: школы неохотно идут на контакт с антропологами, у нас нет возможности обследовать достаточное количество детей, родители, как правило, не дают согласие, а без их разрешения мы не имеем права проводить такую работу. Вот, может, "Московская правда" поможет ученым? Мы хотели бы убедить родителей в том, что наши исследования очень важны для их детей.

­ Попробуйте это сделать сейчас. Родителей, наверное, волнует, как будут использованы сведения об их детях, с чем те столкнутся в кабинете антрополога, не будут ли дети каким­то образом психологически травмированы...

­ Речь идет всего лишь об измерениях роста, пропорций тела ­ ничего необычного. Полученные данные никаким образом не персонифицируются и не афишируются, другое дело, если сами родители захотят узнать подробнее о своем ребенке, в этом случае они получат все необходимые сведения и даже консультацию.

Почему так важны эти исследования антропологов? Потому что, только зная общую картину и существующие тенденции развития поколения, мы можем предложить соответствующие нормативы, которые помогут, например, медикам. Нередко родители обращаются к ним, обеспокоенные развитием ребенка, и врач должен знать, что есть норма в определенном возрасте, а что должно вызывать у родителей тревогу, какие процессы требуют вмешательства с помощью определенной диеты, например, или физической активности. А норма, как мы уже отметили, меняется от поколения к поколению, и это надо исследовать, что очень важно как для общества в целом, так и для отдельного человека.

Добавлю, что общение с антропологом отнимает у детей минимум времени и не доставляет какого­либо дискомфорта. Мы готовы к контактам со школами, причем было бы полезно провести исследования в разных районах, чтобы картина была более полной.

­ То есть в разных частях города результаты могут отличаться?

­ Конечно, ведь мы живем в мегаполисе, масштабы которого таковы, что трудно говорить об однородном населении. Тут надо принимать в расчет много факторов, в том числе, к сожалению, нарастающее расслоение общества. Исследования, проводимые в разных странах, показывают, что у более образованных и более состоятельных родителей дети, как правило, стройнее и выше, в менее обеспеченных семьях чаще наблюдается избыточный вес. Конечно, в каждом конкретном случае могут работать и другие факторы, например наследственность, в целом имеется в виду определенная тенденция. А она четко демонстрирует, как влияют на физические данные особенности питания, занятие спортом, образ жизни. Увы, возможность полноценно поддерживать физическую форму есть далеко не у всех.

С этой точки зрения антропометрические измерения ­ серьезный сигнал государству. У молодежи моего поколения, например, были другие условия: мы росли во дворах, где можно было гонять мяч, нам были доступны спортивные секции, катки, лыжня. Сегодня все сидят по своим квартирам, уткнувшись в компьютер, а рекламируемые фитнес­центры далеко не всем по карману. Запад давно спохватился, обеспокоенный тем, что увидел в зеркале, там активно пропагандируется спортивный образ жизни, главное же, он доступен населению. У нас это пока не так, а значит, страна в своем большинстве будет демонстрировать снижение роста и увеличение массы тела.

­ Это ваш прогноз будущим поко­ лениям?

­ Признаться, не люблю прогнозы, другое дело, что в возрастной антропологии важно моделировать ситуацию, с тем чтобы на этой основе делались необходимые выводы. У нас много и правильно говорят о поддержке молодого поколения, пора бы активнее переходить от слов к делу.

И есть еще одна тема, если говорить о тех, кто идет нам на смену. Сегодня необычайно быстрыми темпами меняется форма взаимодействия с окружающим миром и подрастают совершенно другие люди. Посмотрите хотя бы, как изменили нашу жизнь информационные технологии! Они по­иному организуют молодежь, нередко ей проще общаться в сетях, чем вживую, и это большая социальная проблема. Между тем, когда говорят о человеке будущего, тему чаще всего обсуждают в старых реалиях: описывают, например, как это представлялось когда­то, существо с большой головой и тонкими руками. Но такой портрет ­ скорее плод научной фантастики. Человек как биологический вид сформировался, и внешние изменения от поколения к поколению не столь разительны. Гораздо важнее, что происходит внутри человека, как на него влияет стремительно изменяющаяся среда. Здесь уже, если говорить о портрете поколения, одной антропологии не справиться, нужны исследования на стыке наук...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта