Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Будни отдела по раскрытию заказных убийств

Эрик КОТЛЯР

Чем сегодняшняя Москва отличается от Чикаго тридцатых годов прошлого века? Только тем, что тогда в Америке правил сухой закон и выстрелы гремели во славу подпольной отравы, именуемой в России самогоном. У нас, положим, с горячительным все в порядке: пей - не хочу! За это не казнят. А вот с коммерцией что-то не клеится. Никак народ не наворуется с самых девяностых. Остановить себя в этом деле не хватает ни силы, ни духа. И надо признать, что в смысле кровавых расчетов между коммерсантами мы уже давно догнали и перегнали Америку со всеми ее подпольными спиртовыми оборотами прошлого века. Да и не только Америку, один знакомый милицейский начальник, побывавший в Неаполе, на мой вопрос, как там "каморра", только усмехнулся - куда им до наших?

Чем знаменателен МУР? Мобильностью и маневренностью. Стоит только появиться новой разновидности преступлений, и в структуре самой надежной детективной службы сразу появляется отдел с нужной специализацией. Когда бандитский капитализм познакомил Россию с "моделью" заказных убийств, в составе МУРа немедленно был организован отдел по раскрытию преступлений такого жанра. И с тех пор сыщики этого отдела работают без устали целыми сутками. В Москве бывают дни, когда раскаленная телефонная трубка приносит по два, а то и по три тревожных сообщения. И в каждом свежий труп.

1.

7 июня 2008 года на улице Раменки, около машины БМВ-Х3 обнаружили очередной труп очередного коммерсанта. Старший уполномоченный по особо важным делам майор милиции Дмитрий Бузан получил задание приступить к расследованию. Для начала майор выяснил: погибший Максим Владимирович Подольский - генеральный директор ООО "Передовые агротехнологии".

Ну за передовые агротехнологии просто так не убивают, если они, конечно, не оценены в денежном эквиваленте. Тут есть о чем задуматься. Но начинать всегда приходится с поиска "ваньки с пистолетом". Погибший подходил к машине, когда получил смертельную порцию свинца. Видели, как к нему подбежал неизвестный стрелок и тут же скрылся. Ладно, пока этот факт отложим для дальнейших рассуждений.

Чем вообще занимались "Передовые агротехнологии"? Покупали и перепродавали удобрения по России. Основные клиенты находились в Саратовской области. Там покупали удобрения за бюджетные деньги. Всем известно: там, где бюджетные деньги, неизбежны махинации. Публика узнала об этом только теперь, после громовых разоблачений в прессе. Сыщики МУРа постигли эту "коммерческую тайну" намного раньше. Так что первая мысль - искать здесь.

В Саратовской области и впрямь были нарушения, но эту тему муровцы передали коллегам из департамента экономической безопасности МВД, а сами углубились в изучение личности Подольского.

Подольский - человек не бедный, машины, квартиры, много раз женатый, словом, все признаки набитого кошелька. Проверять пришлось много версий. Даже семейную. Но все же догадки муровцев склонялись к коммерции. Коммерция - штука ветвистая. Чего только не узнаешь, когда изучаешь прошедшую жизнь убитого коммерсанта.

И вот Дмитрий Бузан и его товарищи в числе прочей собственности находят автосервис, приобретенный еще живым Подольским.

Генеральным директором автосервиса Подольский назначил своего знакомого Комиссарова, бывшего инструктора по вождению. Видимо, Комиссаров пользовался доверием, поскольку, как уточнили сыщики, хозяин ссужал ему на производственные расходы внушительные суммы. Однажды передал даже миллион долларов. Но поскольку все же главная деятельность у Подольского была связана с продажей удобрений, сыщики тщательно изучали все, связанное с конторой. И в документах они нашли отметки Подольского по затеянной ревизии автосервиса, то есть по проверке его приятеля Комиссарова. Для сыщиков МУРа сигнал - личность Комиссарова срочно просветить под оперативным рентгеном. Оказалось, что бывший инструктор по вождению хорошо известен среди тех, кого принято называть представителями криминального мира. Скажем, знал Комиссарова такой Чебураков, бывший милиционер, после службы отсидевший срок чуть ли не за убийство.

За Чебураковым выявились еще несколько своеобразных персон из бывших стражей порядка, изрядно наследивших по оценке уголовного кодекса. Причем хорошо известных среди членов подольской ОПГ, от которой у сыщиков криминальной милиции уже давно оскомина.

2.

Теперь вернемся на место преступления 7 июня. При отработке жилого сектора Бузан и его друзья нашли несколько свидетелей. Это были украинские торговки семечками и вязаными варежками, которых можно везде встретить на московских улицах. В день расправы над Подольским они находились неподалеку от происшествия и слышали хлопки выстрелов. Кроме того, из подъезда дома вышла женщина и обратила внимание на человека в машине, который ей очень не понравился своей внешностью и повадками. Дело в том, что ее сын передал на хранение для покупки крупную сумму, и с тех пор дама потеряла покой. Увидев подозрительную личность, она немедленно позвонила сыну и попросила забрать деньги и вообще изучить обстановку во дворе дома... Но для муровцев она оказалась неоценимой помощницей, запомнив лицо этого типа.

Сыщики уже располагали снимками Комиссарова, Чебуракова, а затем еще и товарища Чебуракова, некоего Олега Петрикеева, проживающего в Шатуре, кстати, тоже бывшего сотрудника милиции, судимого по тяжелой статье. В Шатуре этого парня потихоньку сфотографировали. За Олегом выплыла фигура еще одного предателя милицейской формы - Виталия Степанова, проживающего в Серпухове. Виталий - уроженец Красноярского края, там служил, уволился и вскоре оказался судимым за убийство с использованием огнестрельного оружия. Освободился и приехал в Серпухов в соответствии с демократическим правом гражданина на выбор местожительства.

Дмитрий Бузан понял, что компания попалась "веселая" и хлопот она доставит немало. Особенно это стало ясно, когда он узнал, на каком эзоповском языке общалась между собой эта братия. Выезд на "дело" назывался "провести ремонт". "Ремонт" мог быть в "трешке", "двушке", "однушке". От оплаты заказа зависела и выгода "дела". Тут важным было количество "комнат". "Ремонт" иногда называли "капитальным", и это могло означать убийство, а вот "косметический ремонт" предполагал кого-то только покалечить...

Для непосвященных - тарабарщина, но сыщики точно разобрались с грамотой убийц и, расшифровывая их затеи, приходили к выводу, что перед ними отъявленные злодеи. Что-то вроде еще одной Кущевки, только на подмосковной земле.

Среди лиц на фотографиях женщины сразу опознали Олега. Теперь оснований для размышлений появилось много, хотя доказательств для судебного разбирательства все еще было маловато. Ведь что означает в розыске установить "ваньку с пистолетом": он может наверняка назвать заказчика, если с ним грамотно поработать.

В случае с убийством Подольского у Бузана появилась уверенность, что вероятный заказчик казни все же Комиссаров, он так и не смог отчитаться перед Подольским за полмиллиона долларов, полученных для развития автосервиса. По закону дикого капитализма проще избавиться от кредитора, чем отдавать долг, тем более когда он неподъемный. С этим нехитрым правилом муровцы из отдела по раскрытию заказных убийств сталкиваются повседневно.

Что же дальше? Надо задерживать подозреваемых, чтобы продвинуть оперативное расследование.

Больше всего улик набралось против Петрикеева и Степанова. Степанов разъезжал на "Фольксвагене-гольфе". Проверили, что за машина. Зарегистрирована на сестру. База "поток" сообщила на муровский запрос: "Фольксваген", интересующий сыщиков, в тот день через несколько минут после времени расстрела на улице Раменки проехал в сторону области.

Петрикеева задержали в Шатуре. При этом выяснилось, что он объявлен в розыск подольской милицией за хулиганские действия, драку и разбой.

Задержали и Степанова. Степанов, прошедший зону, хорошо понимал, что, где и как надо говорить. Он не возражал, что подвозил Олега на улицу Раменки. Познакомился с Петрикеевым в электричке. За то, что возил Олега в Москву, получил пять тысяч рублей. Цель поездки Степанову неизвестна. И об убийстве ничего сказать не может.

Петрикеев оказался более разговорчивым. Он не отрицал, что убил Подольского, но сделал это по просьбе Михаила Комиссарова, которого очень уважал, и отказать ему никак не мог. Тем более что Комиссаров жаловался на Подольского: он, мол, соблазнил жену, много раз обманывал в расчетах и вообще как только земля терпит такого паразита!

Как бы там ни было, но признательные показания на заказчика убийства под видеозапись от Петрикеева были получены. Больше того, на очной ставке он опознал в Комиссарове заказчика и рассказал, что за выполнение убийства Подольского ему полагалась плата в пятнадцать тысяч долларов. Казалось бы, дело можно считать законченным? Но...

3.

Как всегда, когда оно принимает близкий к завершению оборот и касается людей, связанных с ОПГ (а в группировках полезных людей обычно прикрывают), на сцене появляются адвокаты, специализирующиеся на клиентах определенного толка.

По информации сыщиков, линия защиты заключалась в том, чтобы основную вину свалить на Степанова, человека судимого и очень подходящего на роль главного виновника. Комиссарова и Петрикеева за счет принесенного в жертву Степанова надо было любой ценой выгородить. К Степанову подослали специально назначенного адвоката, чтобы узнать, что именно он говорит следователю. А Степанов прямо заявил, что отказываться от первичных показаний не собирается. Да ведь если бы и решился на такое, это могло для него обернуться невообразимой глупостью.

Тогда Петрикеев стал давать показания, уличающие Степанова. Мол, он видел в руках Петрикеева оружие и получил за участие в убийстве не пять тысяч рублей, а пять тысяч долларов... Петрикеев утверждал это даже на очной ставке. Больше того, Степанов не только, мол, видел у Петрикеева травматический ПМ, переделанный под боевой ствол, но и был в курсе, где они выкинули оружие после убийства. Так что пусть, мол, Степанов не темнит, знал наверняка, куда и зачем они едут.

Работа сыщиков нервная и несправедливая. Кто они? Санитары общества. Избавляют его от паразитических элементов. Но какой ценой это дается! Во время обысков в квартирах у Комиссарова и Петрикеева они, бедолаги, наслушались столько брани в свой адрес, что этого хамства, наверное, им не забыть очень долгое время. Вот что значит сокрушительная работа СМИ, методично настраивающая народ против милиции. Даже те, кому бы лучше проглотить язык, считают себя вправе плюнуть на милицейский погон!

По совету адвокатов Петрикеев и Комиссаров стали менять показания. Новая версия Петрикеева выглядела так. Никакого заказа на убийство от Комиссарова он не получал. Действительно, приезжал вместе со Степановым в тот день на улицу Раменки. (Отказаться от признания в поездке Петрикеев уже не мог, Степанов твердо настаивал, что они были там вместе.) Но ехали они туда не для убийства человека, а получить деньги, которые тот должен. Но этот человек с деньгами не пришел, и они уехали ни с чем. Никаких денег Степанову он, Петрикеев, не платил. Да и за что было платить? Ведь просьбу не выполнили, деньги не привезли...

И тогда сыщики еще раз прошлись чесом по всем знакомым Петрикеева и нашли человека, который рассказал Бузану: Олег Петрикеев убил еще одного человека. Это произошло в 2003 году в городе Подольске.

4.

Была вечеринка, в которой участвовали сам рассказчик, Олег Петрикеев, его будущая жертва, местный парень и девушки, без которых сейчас не обходится ни одна пьянка. Между Петрикеевым и тем самым парнем разгорелась ссора. В квартире была целая коллекция финских и охотничьих ножей. Петрикеев схватил клинок и нанес недругу несколько ударов, от которых парень скончался. По данным, поступившим в МУР, убийство носило характер обычной бандитской разборки. Павший от руки Петрикеева до этого сам убил члена банды, занятой торговлей наркотиками, и Петрикеев отомстил в соответствии с понятиями, принятыми в "дворянском собрании".

Показания свидетелей, обличающих Петрикеева во втором убийстве, прозвучали и в суде. Причем очевидцами выступили как этот свидетель, так и девицы, оставившие отпечатки пальцев на месте кровавой вечеринки. Эти девицы позже попались милиционерам во время облавы на наркопритон, пытались убежать, но когда услышали, что их могут привлечь как соучастниц убийства, перепугались и рассказали суду, как было на той вечеринке. Таким образом, Бузан и его товарищи представили суду обвинение Петрикеева в еще одном убийстве.

Муровских сыщиков отличает дотошность. Если они зацепились за доказательства, остановить их невозможно. Они собрали достаточно улик, чтобы обвинить Комиссарова в заказе убийства Подольского, и на этом можно было бы считать их работу завершенной. Но муровская школа тем и характерна, что пока в деле остается хоть один факт, вызывающий сомнение, оперативники будут до конца просеивать через сито розыска все темные стороны жизни своего клиента.

После убийства Подольского Комиссаров всячески старался приблизиться к семье погибшего. Сочувствовал его матери, любезно предлагал свою помощь и охотно взялся продать тот самый БМВ-Х3, возле которого погиб хозяин ООО "Передовые агротехнологии". Мать погибшего и в самом деле обратилась к Комиссарову с такой просьбой. Комиссаров год пользовался этой машиной, затем потихоньку ее продал, но денег мать Подольского так и не увидела. Пока он приводил всякие отговорки, мать Подольского верила, что Комиссаров выбирает выгодного покупателя. И все еще полагаясь на добропорядочность "друга семьи", она попросила его продать еще и "Мицубиси-Паджеро", на котором ездил сын Подольского. Увы, деньги от "продажи" этой иномарки, поступившей в распоряжение Комиссарова, так же ей не достались. Таким образом, усилиями сыщиков из отдела по раскрытию заказных убийств заказчику преступления были еще предъявлены обвинения в мошеннических действиях.

Работа оперативных органов сейчас требует большой квалификации. Преступники теперь охвачены демократической заботой об исполнении их гражданских прав (потерпевшие, к сожалению, такой опеки лишены!) и могут по желанию выбирать для себя судей по факту. На понятном языке - это суд присяжных. А для тех, кто представляет в суд обличающие улики, это означает тщательнейший подбор доказательной базы. В случае с Комиссаровым надо было предъявить суду безупречные факты, доказывающие его участие в преступлении как основной фигуры - заказчика. Поскольку исполнитель Петрикеев, несмотря на то, что обвинение против него было объективным, под влиянием адвокатов внезапно решил отказаться от первичных показаний, Комиссарова присяжные могли осудить только по мошеннической статье. Но мошеннические действия Комиссарова при продаже машин с другой стороны давали присяжным основание считать выдвинутую сыщиками мотивацию для организации убийства Подольского убедительной - Подольский вкладывал в развитие автосервиса огромные средства, а Комиссаров бесшабашно тратил их на свои прихоти. И когда пришел черед для ответа, "где деньги, Зин?", наступила пора для подольских бандитов.

Почувствуйте, в обязанности сыщиков сегодня входит не просто подбор доказательств, но и неопровержимых аргументов для обвинительного выступления прокурора.

Результат - Комиссарову суд назначил срок в двадцать три года, стрелку Петрикееву двадцать лет, хотя убийство в области присяжные не посчитали доказанным, и ход их размышлений заслуживает интереса. В судебном заседании Петрикеев начал говорить, что сам свидетель и есть убийца, а он-то как раз настоящий очевидец преступления. Поскольку обвиняющий Петрикеева человек внешне действительно выглядел далеко не респектабельно, а для присяжных эмоциональная оценка играет не последнюю роль, они прониклись недоверием к его словам. Тем более девицы показали: в момент разборки все находились на кухне и узнали о случившемся, когда вбежал Петрикеев и потребовал от них убрать и замыть помещение. То есть в комнате на момент убийства находились только двое, сам Петрикеев и зарезанный им парень... На вопрос судьи, куда вы все отправились после произошедшего, свидетель невразумительно промямлил что-то вроде того, как разъехались по домам, ведь мы были потрясены, ну не в милицию же сразу бежать?

Не исключено, что дело об этом убийстве, попутно вскрытом сыщиками МУРа, получит дальнейшее продолжение.

Непонятно решение суда в отношении Степанова. Он получил только пять лет, поскольку у присяжных создалось мнение, что он не знал, куда и зачем едет и кого везет.

Вот в этом опять проявилась некомпетентность так называемого суда улицы, на что многократно указывают профессиональные юристы. Вообще говоря, первичные показания подсудимых всегда для квалифицированных судей бывают наиболее аргументированными.

Ведь почему бандиты теперь требуют разбирательства в суде с присяжными? Подмечено, что отказ от первичных показаний всегда влияет на эмоции присяжных. И, соответственно, на выносимый ими вердикт. Чем чаще всего и пользуются в своей практике адвокаты. В случае со Степановым присяжные совещались и спорили до десяти вечера. Степанов судим в прошлом по тяжелой статье. По показаниям Петрикеева, он у него видел оружие, вместе со стрелком они проводили подготовку к убийству, следили за жертвой, и только потому, что Степанов в момент убийства находился в машине, а не на месте преступления, присяжные посчитали, что он мог не догадываться об убийстве Подольского?! Вот за такие вообще-то не очень правдоподобные выводы и ругают суды присяжных. Видеть пистолет у сидящего рядом человека и не знать, для чего он взвел курок прежде, чем выйти из салона? Такой аргумент для оправдания можно расценить как классическую демагогию.

Сыщики пережили неприятные минуты, опасаясь, как бы присяжные не потребовали выпустить Степанова прямо из зала суда... Да и для судьи такая нестыковка создавала трудности для окончательного приговора...

Мы рассказали подробно эту историю читателям, чтобы было понятно, какой сегодня трудный хлеб у тех, кто сутками неутомимо совершает незаметную для посторонних глаз работу, обремененную сложными законами и подчас необъективными критериями со стороны общества, для безопасности которого они отдают свои силы. Таковы их не очень благодарные будни.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта