Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Личность решает все

Алексей Кива

Отрицательный отбор может быть двух видов. В одном случае во власть, в органы государственного управления, силовые структуры и даже в какие-то отрасли науки не пускают или ограничивают по тем или иным причинам наиболее конкурентоспособных. Наносит это ущерб стране? Безусловно. Однако талантливые люди остаются, они находят свои ниши и так или иначе приносят пользу своей стране. А рожденные в их семьях дети в другое историческое время могут иметь уже более широкие возможности для самореализации.

В другом случае одни талантливые люди по тем или иным причинам погибают, другие уезжают из страны. И если это продолжается долго, то интеллектуальное оскудение общества неизбежно. А это уже смерть великой державы.

Низкое качество власти - беда для любой страны

Однако не столько обеднение интеллектуального потенциала России - он все еще остается мощным, - сколько случайный характер попадания людей во власть приводит к ухудшению ее качества. И это подтверждается как социологами, так и самой жизнью. В частности, низкое качество власти выявило социологическое исследование, проведенное несколько лет назад по заказу одной партии консалтинговой компанией "НЕОКОН", возглавляемой известным экономистом и политологом Михаилом Хазиным. На низкое качество власти указывают и многие аналитики. Так, директор Института Восточной Европы Александр Погорельский в ответ на вопрос "Русского журнала", способно ли Российское государство в нынешнем состоянии к разработке и реализации стратегических программ, ответил: "Ключевой проблемой здесь является горизонт мышления российского бюрократа, от самого низкого до самого высокого уровня. К сожалению, этот горизонт сегодня ужасно короток - три-шесть месяцев. Это срок, на протяжении которого чиновник более-менее уверен, что усидит на своей должности, и пытается за это время получить максимум ренты от своего служебного положения. Мысли самых дальновидных не идут дальше 2012 года". И далее: "Проблема состоит и в "телевизионном" характере современного управления: существует лишь то, что есть на экране, некоторые встречи длятся ровно столько, сколько их показывают по телевизору. Пиар превалирует над реальным делом, сохранение рейтинга заботит больше, чем серьезные изменения в стране. Таким образом мы лишаем себя будущего".

То, что у нас пиар давно подменил реальную политику, а политики - государственных деятелей, тоже известно. Как сказал один умный человек, политик отличается от государственного деятеля тем, что думает о результатах ближайших выборов, а государственный деятель - о том, что при этом будет со страной. Но там, где кончаются государственные деятели, там начинает преобладать личный и групповой интерес, появляются кланы и влиятельные группы интересов и государство из органа, призванного служить обществу, превращается в корпорацию, главной целью которой становится служение в первую очередь самой себе и удержание власти любой ценой. В конечном итоге государство, с известной долей преувеличения, приватизируется вначале олигархией, как при первом президенте, а потом - бюрократией, как при втором президенте. Уже упомянутый Погорельский несколько по-другому видит ситуацию в стране: "Сегодня в России сложилась модель "суверенной бюрократии". Бюрократия перестала быть служивой, стала суверенной, вышла из-под политического контроля и навязывает свою волю руководству. Этот квазикласс вместе с привластным бизнесом сегодня является хозяином страны". Но тут по сути разница между тем, о чем говорим он и я, близка народной поговорке: что в лоб, что по лбу.

"Молодая российская демократия" плохо начала

Когда в ходе революционных перемен меняется общественно-государственная система, роль личности в этот период исключительно велика. Именно первые лица у власти чаще всего указывают ориентиры дальнейшего развития страны. Потом они, как правило, вскоре уходят. Ибо быть лидером, способным повести за собой людей на этапе борьбы за власть, что требует харизмы, и быть умелым строителем новой общественной и государственной системы, что требует уже не столько зажигательных лозунгов, сколько глубокого ума и знания, - это разные функции. Ярким примером несовпадения этих двух функций является Лех Валенса в Польше. Он пользовался просто бешеной популярностью на этапе разрушения коммунистического строя, но не показал себя умелым строителем новой системы. И он ушел с политической сцены, не стремясь удержать власть силой. Этим был запущен механизм двухпартийной системы. И первый президент Украины Леонид Кравчук, как и второй - Леонид Кучма, не пытались прибегнуть к силе с целью удержания власти. И там создались условия для функционирования двухпартийной системы.

И только в одной славянской стране, России, ради удержания власти президент пошел на государственный переворот. При этом я не считаю, что надо было поддерживать "партию" Верховного Совета РСФСР во главе с Русланом Хасбулатовым и Александром Руцким. Это мелкого калибра и сомнительных личных достоинств люди! Борису Ельцину как президенту надо было быть более гибким, компромиссным, считаться с мнением оппозиции, за которой стояло полстраны, если не больше, и не доводить дело до острого противостояния двух ветвей власти и тем более вооруженного конфликта. С "расстрела парламента" и последовавшей за этим концентрации всей власти в руках одной ее ветви - исполнительной, которая подогнала под свои интересы и текст новой Конституцию, в сущности и начался дрейф России в сторону авторитаризма.

То, как Ельцин и его команда реформировали страну, уже много сказано, в том числе и мной, в том числе и на страницах "МП". Сейчас я остановлюсь лишь на той проблеме, которая во многом порождена лично Ельциным и которая превратилась в незаживающую рану на теле российского общества. Борясь с Горбачевым за влияние в стране, он, как известно, бросил клич всем республикам в составе России брать власти столько, сколько они могут унести. После это начался, как говорили тогда, парад суверенитетов. Едва ли не все бывшие автономные республики стали провозглашать себя суверенными, а некоторые, как Чечня, входившая в состав Чечено-Ингушской АССР, отделилась от Ингушетии и провозгласила себя независимой от России Чеченской республикой Ичкерия. Во главе ее стал бывший генерал Советской Армии Джохар Дудаев. Через какое-то время, надо полагать, сама жизнь заставила его пытаться достичь с Москвой компромисса по поводу нового статуса Чечни, для чего, естественно, необходима была встреча с президентом Ельциным. Но тут разыгралась спесь бывшего карьерного партократа. Как потом рассказывали мне люди из его администрации, Ельцин сорвал встречу с Дудаевым, заявив, что он с бандитом разговаривать не будет. И поводом, как говорили, явилось то, что Дудаев что-то нелестное сказал в его адрес. Свою роль сыграла и некомпетентность военного руководства, которое заверило Ельцина, что "бунт" в Чечне легко подавить одним полком.

А между тем Дудаев, по здравому размышлению, был лучшей кандидатурой в качестве нового руководителя Чечни в тех условиях. Во время афганской войны он командовал авиа-полком, самолеты которого подвергали так называемым ковровым бомбардировкам позиции вооруженных исламистов и который в итоге получил ордена Красной Звезды и Красного Знамени и генеральское звание. Он был харизматичный, волевой, пользовался авторитетом в Чечне, держал под контролем вооруженные формирования (не то что Масхадов!), и при нем ваххабиты, и вообще исламисты, вряд ли нашли бы место в Чечне. (Что же касается решения о начале первой чеченской войны, которое принималось на заседании Совета безопасности РФ, то, как пишет бывший генерал КГБ, начальник Аналитического управления этого ведомства Николай Леонов, ни один из его участников не осмелился возразить Ельцину. "Эти 12 человек, - делает заключение Леонов, - будут вечно в ответе за бездарно и бессмысленно погубленные жизни российских солдат и офицеров". Я бы только добавил: и русских, постоянно живших в Чечне, и чеченцев как российских граждан.)

В итоге две кровопролитные чеченские вой-ны, достижение не очень стабильного мира в Чеченской республике и подрыв политической стабильности на всем Северном Кавказе. А фактически возникновение ситуации, в чем-то пограничной гражданской и партизанской вой-нам. Как решить эту проблему, мало кто знает, хотя до прихода в Кремль Дмитрия Медведева акцент делался на силовую составляющую. После назначения опытного управленца Александра Хлопонина полномочным представителем президента в Северо-Кавказском федеральном округе появилась надежда на то, что ситуация там постепенно будет меняться.

Адвокат, доктор наук, полномочный представитель правительства РФ в Конституционном суде и Верховном суде Михаил Барщевский говорит: "Я не верю в то, что северокавказскую проблему можно решить при помощи силовых акций. Не верю... Ну, в это практически никто не верит. Я также не верю, что это можно решить путем социально-экономических преобразований. Потому что да, конечно, это имеет значение, но факультативное. Мне кажется, что сегодня власть недооценивает значение идеологии... Проблема Северного Кавказа, по моему глубочайшему убеждению, является проблемой идеологической. Если не предложить иные ценности, то стремление во имя Аллаха совершить подвиг и убить неверных... это все останется".

В свою очередь пожизненный секретарь Французской академии, известный политолог, историк Элен Каррер д'Анкосс, француженка с русскими корнями, уходящими еще в екатерининский век, и с глубоким интересом к нашей стране, о которой она написала много книг и еще в 1978 году предсказала скорый распад СССР, имеет свое мнение о проблеме Северного Кавказе. В частности, она выражает сомнение в том, что Москве удастся его удержать и тем более, если будет укрепляться тенденция сужать рамки РФ до унитарного государства. "Я была в Чечне год назад, - говорит она. - Чечня это настоящая мусульманская республика. Президент Кадыров устроил свою Чечню, это не имеет никакого отношения к РФ. Это в РФ, но в конце концов он делает то, что хочет. И там мусульманские законы явно". Что касается унитарного государства, подчеркивает Э. д'Анкосс, "я не посоветовала бы никому в это играть. Потому что кончится это очень плохо. Времена унитарного государства уже прошли. Мы живем в другом мире. И другой мир это не только то, что люди перешли в постсоветский период. Появились другие технологические возможности. Теперь люди во всем мире сидят перед интернетом, они знают все, что происходит всюду, и могут вызывать людей на демонстрации по интернету. Возможностей протестовать и выступать против какой-то системы намного больше, чем когда бы то ни было".

Продолжение следует.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта