Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Почетный гражданин

Справа на двойном портрете кисти Кустодиева

Михаил ВОСТРЫШЕВ

Физик Николай Николаевич Семенов (1896 - 1986)

Нечасто английские лорды берутся за перо, чтобы написать биографию советского ученого. Но так случилось с сэром Ф. С. Дэйнтоном, окончившим Оксфордский университет, занявшимся проблемой горения водорода, а после смерти физика Семенова (с тем же основанием его можно назвать химиком или математиком) написавшим о нем. Изложим конспективно биографию советского нобелевского лауреата по химии, написанную лордом.

Отец - профессиональный военный, мать преподавала математику. Они переехали из маленького волжского городка Вольска в Самару с единственной целью - дать сыну Николаю и дочери Ксении хорошее образование. Потом Николай закончил Петербургский университет. Его учитель академик Абрам Иосифович Иоффе продолжал опекать молодого ученого, как, впрочем, и другого - Петра Капицу. Институт химической физики, организованный Семеновым в Ленинграде, в начале Великой Отечественной войны был эвакуирован в Казань, а в 1943 году переведен в Москву. Лорд пишет, что "научная и личная жизнь Семенова свидетельствуют о том, что он был человеком острого и живого ума, обладал ярким воображением. Он был разносторонней личностью, интересовался как деревенской жизнью, так и архитектурой, живописью, музыкой и особенно литературой". Далее идет перечисление научных заслуг Семенова. Из-за их обилия и научной терминологии опустим эту часть текста. Опустим также перечисление заслуг и наград Семенова - их слишком много...

Приведем теперь отрывки из воспоминаний друзей и учеников Николая Николаевича. И сосредоточимся не на обычных юбилейных высказываниях, а на субъективных мыслях, пусть даже малопонятных. Может быть, из них и вырастают биографии настоящих великих ученых...

И. В. Обреимов: "Что еще бросалось в глаза в молодом Семенове? Это искусство уплотнять время".

Ю. Б. Харитон: "Что бы ни просил сделать Н. Н., из этого всегда получится что-то интересное".

В. И. Гольданский: "Одним из любимых поучений Н. Н. молодым научным сотрудникам было: чем хуже человек живет, тем лучше он работает. Поначалу это просто пугало - ведь жилось (да и живется) начинающим свой путь в науке трудно, и казалось, что рассчитывать на сочувствие и помощь Н. Н. при таких его высказываниях не приходится. Но это только казалось".

М. И. Кабачник: "Далеко за полночь, когда мы порядком уставали, Н. Н. решал, что пора закусить. А так как в доме уже все домашние спали, Н. Н. отправлялся в столовую и начинал шарить в буфете. Доставал все, что там было, - иногда много разной снеди, а иногда один только черный хлеб. Но неизменно бутылочку какой-нибудь выпивки, пусть початую, пусть с содержимым только на дне, его это мало смущало. С победным видом он ставил все это на стол и... беседа продолжалась".

Д. Г. Кнорре: "Говоря о Н. Н. Семенове, я могу с полной уверенностью сказать, что для него наука существовала как таковая, как творческий процесс непрерывного поиска, который является самоцелью и которому лишь сопутствуют иногда своевременные, иногда запоздалые успех и признание - от диссертаций до Нобелевской премии".

С. Г. Энтелис: "При обсуждении научных вопросов он возбуждался и молодел на глазах. Непрерывно куря сигарету за сигаретой (для него специально не закрывали на табачной фабрике линию, выпускавшую сигареты "Новость"), весь обсыпанный пеплом и перепачканный мелом, он, подскочив к доске, доказывал правоту своих доводов".

Г. Б. Сергеев: "Николай Николаевич был азартным и увлекающимся человеком. Это относилось ко всему. В молодости Семенов очень любил охоту... Об азартности Н. Н. свидетельствует и такой факт. Мне несколько раз пришлось, бывая у Н. Н. дома, заканчивать научные обсуждения игрой с ним в карты в подкидного дурака. Он делал это так же азартно и с полной отдачей, как и работал над докладом или обсуждал научную проблему".

П. С. Костиков: "Он был блестящим собеседником и... великолепным танцором! Помню, на банкете по случаю 50-летия академика М. А. Лаврентьева, который проходил в ресторане "Москва", Н. Н., услышав из соседнего зала звук мазурки, немедленно пригласил одну из дам на танец. Как они танцевали! Все остальные пары остановились, собрались посетители ресторана, среди которых было много американцев (здание посольства было тогда неподалеку), все любовались этим импровизированным концертом. Невозможно было поверить, что танцует академик, а не профессиональный танцор".

Л. А. Пирузян: "Сам очень деликатный, Н. Н. не выносил откровенного хамства. Даже в тех случаях, когда и надо бы ответить довольно резко, Н. Н. тушевался. Как-то один из его знакомых, плохо разбирающихся в химической физике, с апломбом заявил: "Если бы я так много учился и так много работал, как вы, то я знал бы химическую физику лучше всех!" Н. Н. немного растерялся и деликатно возразил: "Однако вы, к сожалению, не учились".

С. З. Рогинский: "У Н. Н. - жадность к людям. Он - прирожденный "ловец человеков", всегда увлеченный каким-нибудь новым, только что открытым талантом".

Т. Н. Ривина: "Он был слегка рассеян, вернее, погружен в дела и мысли. Так, иногда, торопясь куда-либо, он по ошибке брал на вешалке (мы оба раздевались в приемной) мое пальто вместо своего (у обоих пальто подкладка была одинакового цвета) и торопливо пытался натянуть на себя"...

Почему его любили, несмотря на взбалмошный характер и непредсказуемые поступки? Да потому, что он всем сердцем любил своих учеников и коллег. И, конечно, науку. В нем всегда было слишком много страсти. Он даже не ходил, а почти бегал. Но разве без этого можно стать большим ученым?..

Два молодых человека - Петр Капица и Николай Семенов - как-то набрались наглости и пришли в мастерскую к известному художнику Борису Кустодиеву.

- Почему вы, Борис Михайлович, пишите портреты только знаменитых людей? Мы тоже будем знамениты. Но в будущем.

Кустодиев, не лишенный чувства юмора, не обиделся и написал их двойной портрет под названием "Молодые физики". Они заплатили ему мешком муки, который заработал Капица у какого-то мельника. В голодный 1921 год это был неплохой гонорар для Кустодиева. Оба молодых физика "из гнезда Абрама Федоровича Иоффе" со временем стали нобелевскими лауреатами, дважды Героями Социалистического Труда, были отмечены высшей наградой Академии наук СССР - золотой медалью имени М. В. Ломоносова, оба в 1930-е годы создали первоклассные научные институты и руководили ими до конца своей жизни... Они были очень непохожи друг на друга. Но сколько же совпадений у этих двух совершенно разных людей!

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта