Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Настоящий художник всегда должен быть немного голодным

Юлия Никольская

Коллектив "Аракс" - это совершенно уникальное явление в отечественной рок-музыке. История группы, начавшаяся в 1970-х годах, насчитывает несколько десятилетий, на протяжении которых "Аракс" постоянно развивался и трансформировался. Это первый рок-ансамбль, зазвучавший на сцене театра в спектакле Марка Захарова "Автоград ХХI". В постановке рок-оперы А.Рыбникова "Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты" они выступили не просто как талантливые исполнители, но и как соавторы аранжировок. Сегодня участники коллектива - музыкальный руководитель театра "Ленком", заслуженный артист России Сергей Рудницкий и заслуженный артист России Николай Парфенюк - рассказывают об истоках и сложностях становления отечественной рок-музыки.

- Временем зарождения мировой рок-музыки принято считать 1950-е годы, но на какой основе она стала зарождаться?

Сергей Рудницкий: - Началом рок-музыки является появление жанра рок-н-ролла, вобравшего в себя черты блюза, буги-вуги, джаза и кантри. А рок-н-ролл - это прежде всего электрогитары и барабаны. Ранний рок-н-ролл в основном связан с американскими исполнителями, но установить, чья запись была первой в этом жанре, уже затруднительно. Можно проследить тенденцию развития музыки с техническим прогрессом - от парового двигателя до ядерного реактора. Во времена Моцарта были скрипки, флейты, клавесины и не было микрофонов. Начало мощного хард-рока сопоставимо с появлением атомной бомбы.

Николай Парфенюк: - Выйдя из англоязычной среды, рок стал очень популярным направлением во всем мире. Новое звучание захватило всех. Появился рок немецкий, французский, русский и т. д. В каждой стране он, оставаясь собой, деформировался под воздействием национальных традиций. У нас добавьте к этому действовавшие в Советском Союзе идеологические ограничения, запреты и, главное, отсутствие информации.

- В чем заключается специ-фика российского рока и его принципиальное отличие от западного?

С.Р.: - Большинство российских рок-групп условно можно разделить на два вида - это авторские и исполнительские. В первом случае краеугольным камнем, импульсом творчества является поэзия лидера группы. Яркие примеры - "Воскресение", "ДДТ", "Машина времени". В данных случаях можно смело сказать: "В начале было слово". Здесь музыка является как бы поддержкой, обрамлением этого "слова", что ни в коей мере не умаляет ее достоинства. Если говорить о принципиальном отличии российского рока от западного - безусловно, имеет огромное значение специфика русского языка. Стихотворная форма влечет за собой и соответствующее построение мелодии. Вторая разновидность рок -коллективов - это те, кто делает упор именно на музыку, в таких случаях, как правило, изначально сочиняется музыкальная основа, а затем происходит процесс, носящий несколько обидное, на мой взгляд, название - подтекстовка. Поскольку в данном случае фантазия авторов не связана никакими стихотворными рамками, то и музыкальная форма может быть более свободной. Здесь тексты песен зачастую являются не такой важной составляющей.

Есть и третий - единичный вариант - это российские группы, поющие на английском языке. Самым ярким примером я бы назвал "Gorky Park". Хард-рок команда высочайшего мирового уровня, работавшая с самыми известными западными продюсерами и получившая признание во многих странах.

- Хард-рок вытеснил музыкальные направления, из которых вырос?

Н.П.: - Блюз, рок-н-ролл очень мощные течения. Хард-рок, заняв свое место, их даже не пододвинул, но слушателей пришлось поделить.

С.Р.: - Хард-рок - универсальная музыка. Здесь встречаются и блюзовые, и кантри-интонации, иногда легкие джазовые дуновения. В этой музыке есть место всем человеческим чувствам и эмоциям - грусть и агрессия, веселье и меланхолия. Блюзмен Сергей Воронов в свое время отпустил такую фразу: "Блюз - это когда хорошему человеку плохо". А мне это настолько понравилось, что я дорисовал: "Когда хорошему человеку хорошо - это кантри, когда плохому человеку хорошо - это джаз, когда плохому человеку плохо - это хэви-метал".

- На основе каких западных исполнителей развивалась наша рок-музыка?

Н.П.: - Во-первых, группа Beatles. Конечно, по современным понятиям они были попсой. Но на тот момент Beatles вместе с Rolling Stones являлись самыми прогрессивными. Позже это C.C.R. , Led Zeppelin, Deep Purple, Pink Floyd...

- Ни для кого не секрет, что в советское время рок-музыкантам власти вставляли палки в колеса. "Аракс" это тоже не обошло стороной...

С.Р.: - Да, у нас были сложности. В конечном итоге нас расформировали без возможности продолжать дальше работать. Причина была до банальности проста - когда "беснуется" десятитысячный дворец спорта, партийные лидеры, возможно, думали, что люди, стоящие на сцене, могут сказать: "На обком!", и народ пойдет. У нас этого, естественно, и в мыслях не было, а они боялись. И из этого вытекало очень жесткое подавление всего массового, не подчиняющегося воле партии.

Н.П.: - Фанатеть в те времена можно было только от партии.

- В рок-музыке того времени присутствовали довольно глубокие песни, с подтекстом. Сейчас этого нет.

С.Р.: - Я бы не стал обобщать. Есть и сейчас острые, проблемные тексты. Что касается "Аракса": пик нашей концертной деятельности это 1980 - 1982 гг. Самый расцвет застоя. Мы были молоды и вполне счастливы, политикой особо не заморачивались, тем более на сцене. Самой политической песней у нас был "Блюз о пьянстве", которую пел Женя Маргулис. Дальше мы в политику не лезли, но тем не менее, как я уже говорил, явление многотысячной толпы партию напрягало.

- Как случилось, что рок-ансамбль попал в "Ленком"?

С.Р.: - В 1973 году Марк Захаров совместно с Геннадием Гладковым, работая над постановкой спектакля "Автоград", решили выставить на сцену рок-группу, что было поистине революционным явлением. В первом составе ленкомовского "Аракса" были студенты московских вузов, музыка для них являлась хобби. После защиты дипломов они предпочли свою основную профессию. Состав группы постепенно менялся. Мы с Сергеем Беликовым при-шли в театр в 1975 году, Анатолий Абрамов и Александр Садо в 1976-м. Вадим Голутвин и Тимур Мардалейшвили в 1977-м.

В этом составе мы проработали в театре до 1980 года, а потом, если мягко выразиться, ушли в академический (концертный) отпуск. В это время к нам присоединились Анатолий Алешин и Евгений Маргулис.

Почему ушли из театра? Можно сказать, что были молодыми и глупыми. Но я, например, походил, что называется, по миру, набрался опыта, после чего вернулся в театр вместе с Анатолием Абрамовым, а Марк Анатольевич великодушно принял своих блудных сыновей.

- Что изменилось в театре с приходом "Аракса"?

С.Р.: - "Аракс" пришел в театр практически вместе с Захаровым. Поэтому нельзя сказать о приходе "Аракса" в "Ленком", не сказав о том, что сам "Ленком" в это время изменился. Театр возглавил молодой энергичный талантливый лидер и начал строить новый "Ленком". Первыми спектаклями стали "Автоград" и "Тиль" - оба с участием "Аракса". "Автоград", выражаясь тем языком, - спектакль на производственную тему. Поскольку всевидящее идеологическое око пристально следило за новым режиссером, видимо, это был единственный способ усыпить бдительность товарищей. Спектакль стал громким событием в театральной жизни Москвы: все были довольны - и товарищи, и зрители. Затем последовал взрыв бомбы, и бомба эта называлась "Тиль". Когда я увидел "Тиля", это было потрясение, которое трудно описать словами. Мощный сгусток свободы, искрометного юмора и молодого задора. Все было гениально - постановка, актерская игра, музыка, сценография, и прежде всего блестящий, редкий талант безвременно ушедшего от нас гения - Григория Горина. Продолжили ряд музыкальных спектаклей "Ленкома" "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" и "Юнона и Авось" - визитная карточка театра, который по сути является драматическим, а тут такая необыкновенная музыкальная история, длящаяся почти тридцать лет. Мы сыграли больше тысячи спектаклей, и каждый раз получаем необыкновенный положительный заряд. Образно говоря, люди "на люстрах висят" даже спустя десятилетия после его выхода.

- По вашему мнению, когда рок-музыка стала частью шоу-бизнеса, не утратила ли она своей индивидуальности?

Н.П.: - Как только пришли большие деньги, хард-рок закончился. То есть первая его серия.

С.Р.: - Настоящий художник всегда должен быть немного голодным. Конечно, все относительно.

- Не кажется ли вам, что современные рок-музыканты продолжают в той или иной мере переигрывать старые хиты, не пытаясь придумать что-то свое?

Н.П.: - Творчество любого талантливого человека на чем-то основывается. Безусловно, на каждого оказывают влияние те, кто был до него. И это влияние порой оказывается таким сильным, что человек, никогда не занимавшийся музыкой, посвящает ей свою жизнь. Просто люди иногда стесняются об этом говорить. Что касается перепевов. Чтобы их сделать, тоже нужны ум, талант и умение.

- На ваш взгляд, нужно ли как-то ограничивать популярную музыку?

Н.П.: - Ограничивать нельзя ничего. Считается, что музыки у нас много, а ее на самом деле мало. Должно быть как минимум пять-семь доступных музыкальных каналов ТВ, на которых передают разную музыку.

- Многие из выдающихся музыкальных произведений в XX веке прозвучали впервые в кино, что изменилось на сегодняшний день?

С.Р.: - Что касается кино, то на данный момент музыка находится на последнем месте. В том плане, что идет съемка, монтаж, озвучение, а музыка всегда остается с краю, по остаточному принципу. В том числе и по финансированию. Довольно часто композитор из уст продюсера может услышать что-то вроде "вы знаете, мы истратили все деньги на съемку". Отсюда бесконечные синтезаторы в бесконечных сериалах. Как сказал один "мудрец" - "на кассу не влияет".

Н.П.: - Конечно же, от музыки очень многое продолжает зависеть. Но она все чаще просто затыкает дыры, которые получились в результате некачественных съемок, игры актеров и монтажа.

- Расскажите о современном "Араксе".

С.Р.: - Сейчас у нас стабильный, дружный и слаженный коллектив, в составе которого Анатолий Абрамов, Олег Зарипов, Николай Парфенюк, Александр Садо и ваш покорный слуга. В рамках театра с нами также сотрудничают замечательные певцы Геннадий и Илья Трофимовы.

Современный "Аракс" существует в двух ипостасях: "Аракс" театральный и "Аракс" концертный, где к нам присоединяются наши дорогие коллеги Вадим Голутвин и Тимур Мардалейшвили. Также с нами сотрудничают известные музыканты Валерий Каримов и Петр Макиенко.

Н.П.: - В "Ленкоме" собрались люди, которым больше импонирует работа в театре, и мы безмерно его уважаем. Все мы успешно реализуем себя где-то еще, но вместе собираемся именно здесь.

С.Р.: - В полном составе мы работаем в спектакле "Юнона и Авось". Есть еще ряд спектаклей, где мы участвуем иногда по одному, иногда дуэтом, иногда трио. Садо поет на сцене в спектакле "Ва-банк", Абрамов и Парфенюк играют в спектакле "Королевские игры". Мы с Зариповым и Абрамовым - в спектакле "Женитьба". Сейчас мы работаем над новым музыкальным проектом, в котором "Аракс" будет в полном составе плюс камерный оркестр. Планов громадье, и дай бог всем здоровья и вдохновения.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта