Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Бригада очереди рада

Анна СЕМЕНЕЦ

С сотрудниками выездного отдела столичной станции переливания крови мы уже встречались. Дни донора в вузах, на предприятиях - такая у них работа. Но ведь начинается их трудовой день задолго до приезда в пункт назначения. Как же бригада готовится к выезду и что делает после него?

- Виктор Яковлевич, здравствуйте! - начала я, когда гудки в трубке сменились на приветливое "Алло!"

- Чем могу помочь? - видимо, улыбаясь на другом конце провода, отвечал заведующий выездным отделом Виктор Яковлевич Григоренко.

- Я бы хотела на денек стать сотрудником вашей бригады. Возьмете?

- А почему ж не взять? Завтра в 7.30 на станции.

- Договорились! - довольно ответила я и повесила трубку. И только тогда меня осенило: "Половина восьмого... Такая рань! Во сколько же мне нужно проснуться?" После недолгих подсчетов было решено безоговорочно - подъем в пять. Не хочу же я опоздать на свой первый "рабочий день".

На станцию приехала минут на двадцать раньше, но работа в выездном отделе шла уже полным ходом. "Раствор заготовила? Стерильные принадлежности уложила?" - то и дело доносилось из кабинетов, где шла подготовка к выезду. И это несмотря на то, что основная масса необходимых приспособлений и инструментов собрана еще с вечера.

"Во сколько же они встают?" - не переставал меня мучить вопрос. Видно, недаром их называют "мобильная бригада"!

- Все мои сотрудники легки на подъем, - улыбается Виктор Яковлевич.

- Надо - значит надо! У нас бывали случаи, когда приходилось выезжать на объект еще раньше, и ничего, все успевали. Хотя есть у нас в бригаде и иногородние. Кто-то ездит на работу из Подольска, из других городов Подмосковья. И, тем не менее, в семь утра - все на станции, как говорится, в полной боеготовности! А в чрезвычайных ситуациях сотрудники вообще работают столько, сколько нужно, не считаясь с личным временем. Никто ж не бросит дело на полпути. Идут доноры, значит, нужно всех принять. А если кого-то не приняли, возникает обида, и он уже вряд ли придет в следующий раз. Какая бы работа ни была, мы всегда ее завершаем, и только тогда идем домой уже с чувством выполненного долга.

Пока мы беседовали, в коридорах стало тихо. Видимо, все готово, значит, пора по машинам! Их четыре: две - для сотрудников, а остальные - чтобы отправить на станцию заготовленную кровь. Так что туда две машины едут пустыми, и меня посадили в одну из них.

- А куда вы сегодня? - спрашиваю у водителя.

- В МАИ, - невесело отвечает тот. Да оно и понятно. Московский авиационный институт находится рядом со станцией метро "Сокол", а это, если учесть, что мы едем из Царицына, на другом конце города. Значит, пробок сегодня не избежать.

Сначала мы немного постояли у светофора в Царицыне, потом - в Коломенском... И тут меня начало клонить в сон. Чтобы хоть как-то взбодриться, я снова заговорила с водителем.

- Вы так всегда добираетесь? - ужасаюсь я.

- Нет, - казалось бы, обнадежил водитель, но тут же добавил: - Бывает и дольше! Многие сотрудники даже успевают выспаться по дороге. Хотя иногда едешь, веселишь их, чтоб хоть немного взбодрились. Очень долго добираться. Раньше у нас мигалки были, а потом сняли... Говорят, ни к чему они нам. А как на самом деле - вы видите. Одна беда, что сотрудники устают в дороге, но хуже, что кровь обратно мы в таких же пробках везем!

На место мы подъехали уже ближе к одиннадцати. В МАИ День донора традиционно проходит в Доме культуры, а организуют его сотрудники военной кафедры.

- У нас есть своя поликлиника, но здесь места гораздо больше. Все наши доноры в поликлинику просто не поместятся, - рассказывает заместитель начальника военной кафедры МАИ Александр Валентинович Коробовский.

- А как вы готовитесь к приезду сотрудников станции? - интересуюсь я.

- Главное - соблюсти традиции, ведь в нашем вузе День донора проводится десятилетиями. За это время у нас сложилась целая система поощрения доноров: на пять дней можно продлить сессию, пересдать одну неудовлетворительную оценку, а также донорам засчитываются лабораторные и практические работы, которые они пропустили в день дачи крови.

- Да-а, здесь все продумано, - подтверждает слова моего собеседника заведующая первым выездным донорским отделением Вера Дмитриевна Гришанова. - Так что мы всегда едем со спокойной душой, зная, что уже все готово.

Вера Дмитриевна сегодня "бригадир". Именно она и вводит меня в курс дела. Все кабинеты, которые нужно пройти потенциальным донорам, располагаются по порядку. Первый - приемная врача-трансфузиолога. Сегодня планируется большой поток доноров, так что врач не один, а целых четыре. На столе у каждого, помимо необходимых врачебных принадлежностей, лежит ноутбук.

- Это для того, чтобы проверить наших доноров по электронной базе, - объясняет Вера Дмитриевна. - Именно с этого все и начинается.

Возле кабинета собралась целая очередь, и каждый ждет, когда же прозвучит заветное: "Следующий!" Подошла очередь молодой особы. Хрупкая девушка с короткой стрижкой несмело входит в кабинет.

- Вы уже были донором? - начинает врач.

- Нет. Сегодня впервые решилась, - неловко улыбаясь, отвечает та.

- Фамилия?

- Немилова Елена...

Врач быстро что-то набирает в компьютере, и на мониторе отображается, что такого донора в базе нет. Осмотр продолжается...

- Электронная база - очень нужная вещь, - уверены врачи. - Если человек до этого уже был донором, то мы это увидим. Здесь фиксируются все кроводачи, отводы, заболевания... Есть данные о группе крови, об уровне гемоглобина. Так что от нас ничего не ускользнет. Те, кто даст кровь сегодня, тоже будут занесены в базу данных - пригодится на будущее. Хотя от обследования это все равно не освобождает.

С базой данных все в порядке, и врач начинает беседовать с потенциальным донором.

- А пятьдесят килограммов-то в тебе есть? - сомневается врач, глядя на хрупкую девушку.

Порой девчонки готовы даже приплюсовать себе пару лишних кило, чтобы попробовать себя в качестве донора - правда, от профессионалов ничего не скроешь.

- У нас все доктора с таким стажем, что практически с порога видят, чем болел человек, а уж не то что вес, - улыбается Вера Дмитриевна.

Весы показывают пятьдесят два, все в порядке. Дальше врач определяет готовность организма к процедуре. Измеряет температуру, давление...

Если выясняется, что по состоянию здоровья человеку нельзя быть донором, то оформляется отвод. Потенциальному "дарителю" объясняют причины, а уже по приезде на станцию переливания эти данные тоже вносятся в электронную базу. А если врачебный осмотр пройден успешно, донор переходит на следующий этап - в лабораторию.

Здесь тоже четыре специалиста. Перед каждым лежит что-то похожее на палитру, на которой лаборанты колдуют, постоянно что-то капая и растирая. Да-а, без помощи профессионалов мне в этом точно не разобраться.

- Ничего сложного, - улыбается девушка в белом халате, продолжая капать цветную жидкость на "палитру". - Здесь четыре реагента. Подкрашены они специально, чтоб не спутать. Попадая в каждый, кровь реагирует определенным образом. Так мы узнаем группу, резус, гемоглобин...

На соседнее со специалистом кресло садится молодой человек. Значит, сейчас можно посмотреть, как все происходит на практике. Небольшой укольчик в палец, и вот уже лаборант растирает кровь в каждом из углублений "палитры" с препаратами.

- Третья отрицательная, - выносит вердикт специалист. - Гемоглобин в норме, так что можно в операционную. Не забудьте только перед этим чаю попить!

"Полевая кухня" организована прямо перед кабинетом кроводачи. Сладкий горячий чай и пирожки с яблоками, еще теплые. Ну, а теперь, немного перекусив, можно и "сдаваться".

Из кабинета раздается очередное "Следующий!", и сняв плотный бежевый свитер, порог операционной неуверенно переступает донор.

- Раздеваться не обязательно, просто сейчас многие уже утеплились, а в процессе кроводачи в такой одежде донорам может стать плохо, - объясняет Вера Дмитриевна. - А так ребята легче переносят процедуру.

Пока операционная медсестра готовится, надевает новые перчатки и достает индивидуальный набор со стерильными принадлежностями, технический помощник - жгутист - занимается документами.

- На каждого донора идет целый блок штрихкодов, которыми маркируется вся продукция, включая сопроводительные документы, - объясняет "бригадир", видя мое замешательство. - Это делается для того, чтобы при необходимости легко можно было отыскать нужную информацию, вплоть до адреса и телефона. Так что, если что-то в анализах не так, донора легко можно будет найти и предупредить. Вся информация строго конфиденциальна, передается только из уст в уста, и мы гарантируем, что если даже какая-то проблема обнаружится, то она не станет достоянием общественности.

Но вот медсестра готова, открывает новый пакет со стерильными принадлежностями и обрабатывает место укола.

- А песочные часы зачем? - удивляюсь я.

- Чтобы выдержать экспозицию, - машинально отвечает доктор и, видя, что этого объяснения мне недостаточно, начинает рассказывать подробнее. - Чтобы место укола было стерильным, локтевой изгиб ему обрабатывается специальным раствором антисептика. У этого раствора есть определенное время действия, которое и высчитывается с помощью песочных часов.

Теперь локтевой изгиб стерильный, можно колоть. А дальше доноры начинают работать кистью, чтобы ускорить процесс. Кто-то старается провести это время с пользой и выведать у медсестер о донорстве как можно больше.

- А что можно делать после кроводачи? - интересуется молодой человек, не прекращая процесса.

- Да все, в общем, можно, - улыбается медсестра. - Вы только не курите сразу и за руль лучше не садитесь...

А кому-то совсем не до расспросов. Сидящий ко мне спиной молодой человек стал постепенно опускаться на стол. "Видно, ему тяжело дается процедура", - рассеянно произнесла я.

- Разволновался, понервничал, и вот результат! - спокойно объясняет Вера Дмитриевна. А тем временем медсестра наклонилась к донору, растерла шею и уши... "Страх" побежден, донор потихоньку поднимается, щеки розовеют, и процесс продолжается.

- Обмороки, как правило, результат волнения, - говорит "бригадир". - Некоторые падают еще до процедуры, когда берут кровь из пальца. Причина исключительно эмоциональная, ведь если человеку нельзя давать кровь по состоянию здоровья, врач ни за что его к кроводаче не допустит.

Когда проходишь мимо очереди в операционную, это напряжение сразу чувствуется. Ведь сегодня доноры - студенты, и большинство из них дают кровь впервые. Волнуются!

- Но если становится совсем плохо, процедура, конечно, прекращается. Донору нужно просто немного свежего воздуха, дать подышать нашатырь, приподнять ноги и в таком положении немного полежать, - говорит Вера Дмитриевна. - А в следующий раз донор уже будет знать, что накануне обязательно нужно выспаться, утром хорошенько позавтракать... Он оденется правильно: не наденет синтетику, не будет сидеть в "скафандре". И если в первый раз что-то не заладилось, то потом все точно пройдет без проблем!

Из операционной только и слышно: "Проходим еще трое!", "Еще один!" Правда, очередь от этого меньше не становится. Просто нескончаемый поток доноров! Бывает, что сотрудникам выездной бригады некогда даже выйти перекусить или хотя бы отдышаться. А ведь они с самого утра на ногах.

И вдруг операционная почему-то опустела...

- У тебя сколько?

- Тридцать!

- У меня двадцать пять, - перекликаются медсестры.

Такое подведение итогов вовсе не означает конец рабочего дня, да и поток доноров еще не иссяк. Просто специалисты отправляют на станцию переливания первую партию заготовленной крови. Ведь сегодня ее еще нужно разделить на компоненты, обработать...

Красноватые пакетики подсчитаны, уложены в специальные контейнеры, и первая машина отправляется на станцию. День донора продолжается.

- Проходите! - снова доносится из операционной. - Еще!

И просторная комната вновь заполняется людьми.

Следующий пункт, куда доноры попадают после кроводачи, - своеобразная касса. Здесь они получают справку и деньги. Но сегодня в этом вузе большой поток дарителей, и один человек не справляется, так что кассиру помогает лаборант.

- На выходе нужно еще раз проверить, правильно ли заполнены документы. У нас вчера случай был, - вспоминает Вера Дмитриевна. - Заполняя документы, молодой человек в одной анкете написал, что он Алексеевич, а в другой - Александрович! Представляете? Так что за ними нужен глаз да глаз.

Выйдя из зала, где расположилась касса, понимаю, что буквально валюсь с ног. Очередь, правда, уже поубавилась, так что День донора, похоже, близится к концу.

- А что же дальше? - интересуюсь я у своей провожатой. - Сотрудники, наверное, отсыпаться поедут?

- Конечно, нет! - отвечает Вера Дмитриевна. - У нас еще работы вагон. Нужно приехать на станцию, сдать отработанный материал в утилизацию и подготовить все, что понадобится на завтра, ведь к каждому выезду мы готовимся накануне.

Видимо, в сотрудники выездной бригады я точно не гожусь. Не дождавшись конца рабочего дня, решила ретироваться и уже по дороге домой задумалась... Сейчас мои "коллеги", наверное, возвращаются (без пробок наверняка опять не обошлось) обратно на станцию. И там их ждет еще много дел... А завтра - снова в путь, на очередной День донора, где они по-прежнему будут дарить теплые улыбки людям - в благодарность за их маленький подвиг.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта