Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Власть поймет — и дело пойдет

Алексей КИВА

Может показаться, что налог душит японцев. На деле за счет перераспределения общественного продукта в этой стране торжествует социальная справедливость (децильный коэффициент - 1:4, а не 1:15 официально, а по экспертным оценкам - 1:30, как у нас), способствующая гуманизации межличностных отношений, сведению к минимуму преступности, коррупции и ДТП (не только из-за хороших дорог, но и уважительного отношения друг к другу водителей), и создаются идеальные условия для долгожительства. В Японии коэффициент рождений на одну женщину - 1,5 процента, что выше, чем у нас, но недостаточно для воспроизводства населения. Однако вымирания страны не происходит, и только потому, что постоянно увеличивается средняя продолжительность жизни граждан - с 67 лет в 1960-е годы до 82 лет в настоящее время. Мужчины живут 79 лет, женщины - 86.

То, что введение прогрессивного налога, как говорят наши чиновники, негативно скажется на притоке капитала в экономику, это, простите, сказка для дурачков. Это элементарная жадность имущих! В Китае, например, подоходный налог платится по 9-ступенчатой шкале, начиная с 5 процентов (при месячном доходе 500 юаней, что по обменному курсу составляет меньше 100 долларов, а по паритету покупательной способности - как минимум в три раза больше), 10 процентов (от 500 до 2000 юаней) и доходя до максимума в 45 процентов (с дохода свыше 100000 юаней). И что же? Ежегодные инвестиции в экономику составляют 40 процентов от ВВП против наших 15 - 20 процентов в лучшие годы (а ныне они вообще мизерны), да и то в основном в топливно-энергетический комплекс (ТЭК). Притом что Китай, как магнит, притягивает к себе иностранные инвестиции, а с ними вместе - и передовые технологии, и современный менеджмент. Более того, крупнейшие мировые корпорации создают в Китае научно-исследовательские центры. В то время как к нам (при нашем 13-процентном налоге!) идет по преимуществу спекулятивный капитал, причем в основном из офшоров, то есть наш же капитал, незаконно вывезенный из страны, который тут же убегает, как только появятся первые признаки кризиса.

И что еще более удивительно, китайцы стали жить дольше россиян. В результате проводимой в годы реформ продуманной социальной политики средняя продолжительность жизни увеличилась на 7 лет и сейчас составляет 73 года, а в Пекине и некоторых других крупных городах - более 80 лет. А средняя продолжительность жизни в России, по данным правительства, в 2010 году должна достигнуть 69 лет. А уж что касается здоровья россиян, особенно детей и подростков, их дурных пристрастий, то лучше об этом вообще не говорить. По данным социолога Александры Очировой, председателя комиссии Общественной палаты по социальной и демографической политике, у нас ежегодно умирают от алкоголизма 500 тысяч человек и от курения - 350 тысяч. Цифры страшные. Но еще страшнее то, что 80 процентов несовершеннолетних потребляют алкоголь, из них 30 процентов - каждый день.

Как в этих условиях осуществлять модернизацию? Прежних валютных резервов уже нет. Но, допустим, у нас за счет значительного увеличения цен на продаваемое сырье после их резкого падения в 2009 году и сокращения государственных расходов по многим статьям есть, как утверждает Минфин, около 480 миллиардов долларов валютных резервов. А бюджетный дефицит? А обслуживание внешнего долга, который, по оценке экономиста Андрея Бунича, составляет 600 - 700 миллиардов долларов? А страшная засуха, которая неизбежно вызовет, с одной стороны, резкое падение производства сельхозпродукции, а с другой - необходимость крупномасштабных закупок продовольствия за рубежом? А предстоящие парламентские и президентские выборы? Как это уже стало у нас традицией, правительство будет брать внешние займы, в спешке распродавать общественную собственность, чтобы не допустить в предвыборный период резкого падения жизненного уровня россиян. А требующий все новых средств «сочинский проект»?

Налог, который мог пойти, условно говоря, в фонд модернизации, - это как раз прогрессивный налог с дохода физических лиц. Но премьер Путин недавно еще раз подтвердил, что правительство прогрессивную шкалу налога вводить не будет. Этой же цели мог бы послужить и налог на роскошь и недвижимость (а точнее - на стоящие миллионы долларов апартаменты и дворцы наших богачей), существующий во всех нормальных странах, но и этот вопрос не стоит в повестке дня правительства. Надо полагать, премьер не хочет задевать интересы имущего класса, на который опирается его команда.

Как содействовать модернизации?

Отправной точкой разговора должно быть признание того, что у нас стратегии социально-экономического развития как не было, так и до сих пор нет. Есть идеи - те же пять «и», есть видение направления реформ, их цели, но это еще не стратегия. Многоопытный экономист и управленец, в прошлом директор, а ныне научный руководитель Института экономики РАН академик Леонид Абалкин говорит, что «реальной стратегии развития у страны до сих пор нет... Разработкой концепции должны заниматься ученые самой разной специализации. Потом их идеи надо еще обсудить в академических институтах, крупнейших вузах, с представителями РСПП, ТПП (Торгово-промышленная палата. - А. К.) и других общественных организаций в регионах. Ведь успех любой стратегии зависит не от выбора одного или двух человек, пусть и самого высокого ранга, а от общественного согласия, которое возникает после обсуждения того или иного документа. Только тогда мы получим поистине национальную стратегию развития страны, в выполнении которой будет заинтересовано все общество... Но у нас зачастую все происходит иначе. Чиновники пишут государственные программы и потом сами же контролируют их исполнение».

А к чему это приводит? К тому, что власти и народ до сих пор по-разному понимают стратегию модернизации страны. Так, согласно опросу, проведенному Институтом социологии РАН совместно с немецким Фондом Фридриха Эберта, для большинства россиян модернизация означает не построение инновационной экономики, а социально-экономические и внутригосударственные реформы. И итогом такой модернизации, они считают, должно стать равенство всех перед законом и соблюдение прав человека (41%), победа над коррупцией путем беспощадной с ней борьбы (38%), достижение социальной справедливости (31%) и только 25% - создание инновационной экономики.

Иначе говоря, большинство народа не связывает свое качество жизни с построением инновационной экономики. И дело тут не только в непонимании народом важности инновационного развития экономики, оно в том, что слишком много нерешенных проблем первостепенной важности, с которыми постоянно сталкиваются наши граждане.

Назад —

к «славным» 1990-м годам?

Реальность такова, что только академическая наука располагает ресурсом создать такую стратегию. Институту современного развития, напомню, возглавляемому вице-президентом РСПП Игорем Юргенсом и курируемому президентом Дмитрием Медведевым, эта задача, по мнению многих ученых и специалистов, оказалась не по плечу. Я уже писал, что подготовленный ИНСОР доклад «Россия ХХI века: образ желаемого будущего» за подписью председателя правления, то есть Юргенса, и члена правления Евгения Гонтмахера вызвал резкую критику в научных и деловых кругах. Вызывала удивление сама методология доклада, когда его авторы отталкиваются не от проблем, которые стране предстоит решать на пути модернизации, а от того прекрасного будущего, к которому следует стремиться. Да и стоит ли за многие годы и десятилетия вперед моделировать нашу экономическую и политическую систему, структуру силовых ведомств, включать Россию в Евросоюз и НАТО? Авторы доклада не могут не знать, что в мире, в том числе в нашей стране, есть силы, которые хотели бы поссорить Россию, находящуюся на стыке Европы и Азии, с быстро растущими восточными странами-гигантами, и прежде всего с Китаем, в то время как национальные интересы России диктуют ей проводить многовекторную политику, не смещаясь ни в сторону Запада, ни в сторону Востока.

Но это, как говорится, полбеды. Беда в другом - в игнорировании авторами не только реальной ситуации в стране, но и мирового опыта. Так, в ходе дискуссии в ИНСОР по этому докладу Е. Гонтмахер заявил: «Модернизация сейчас, в условиях несвободы, в принципе нереализуема. Сейчас, в постиндустриальную эпоху, такого не бывает. Переход в сторону этатизма, культа власти в новом мире заведомо непродуктивен... Обновление политической системы становится обязательной составляющей модернизации. Это пункт, на котором мы настаиваем. Он недостаточен, но он необходим. Модернизация, начавшись в политике и распространившись на повседневные практики, откроет возможности свободной самореализации наиболее активных и продуктивных категорий граждан, привлечения массовых инвестиций в виде умов и рук. От политики к экономике и наоборот».

Продолжение следует.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта