Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

"Игнорировать - значит не жить"

Ирина ПРОЧАКОВСКАЯ

В Африке гибнут дети. Это не твоя проблема? Проходи мимо. В России многие ветераны одиноки. Но это не твои родственники? Значит, тоже мимо. Сиротам из детдомов слово "мама" столь же неведомо, как "абракадабра". Но ты ведь ждешь своих детей? Мимо! В РДКБ умирают малыши, потому что нуждаются в переливании крови, но работа и "нет времени" лишают их доноров и жизни. Не твоя проблема? Мимо?! А 23-летняя Алла Мордвинова теперь так не может.

- Мне раньше казалось: все, что происходит вокруг меня плохое, печальное, не надо впускать в свою жизнь. Зачем? У меня все хорошо, усложнять самостоятельно свое существование глупо. Но с возрастом поняла: игнорирование и есть усложнение. Игнорировать - значит не жить. Жить полноценно - значит быть частью мира, страны, значит участвовать хоть немного в судьбах людей. Не насильно, конечно, а если они в этом нуждаются. Проблема современных людей в том, что они отворачиваются от прямых и конкретных призывов о помощи. Это же каменный век, деградация! Неужели людям нравится топтаться на месте? Я захотела расти.

- И что ты для этого сделала?

- Намеренно - ничего. Просто однажды наткнулась в интернете на сайт с фотографией маленького мальчика. Ему нужна была донорская кровь - точнее, гранулоциты. У меня не возникло мысли, что помогу - и мне на небесах это зачтется. Просто что-то внутри щелкнуло: донором буду я! Не знаю, сложно объяснить:

- Это был твой первый донорский опыт?

- Да. Весь процесс до заветного дня опущу. По всем показателям я подошла.

За 12 часов до процедуры мне сделали укол, который стимулирует выработку огромного количества гранулоцитов, в результате чего у человека на сутки оказывается супериммунитет. Накануне вечером наелась всего полезного для крови - орехов, например. Наговорила кучу приятного организму и рано легла спать. Но вскочила уже в шесть утра: не спалось! Выпила гормоны, которые мне вручили медсестры, и поехала в больницу.

- В какую?

- Не буду называть больницы и имени малыша. Про себя расскажу, имею право, а про родителей и их сына - не могу, уж извините, это их горе, их проблема. Назовем малыша Сашей - нравится мне это имя. Так вот, приехала я в больницу к половине девятого утра. Долго гуляла по отделениям, не могла найти нужное. И тут же наткнулась на папу Саши. Он очень мне обрадовался. Спросил, хочу ли посмотреть на мальчика, и, не дождавшись ответа, повел в палату. Саша сидел на горшке. Мне как-то конфузно стало, я отвернулась, хотела было выйти, но папа начал сразу говорить: "Вот, Саша, эта девушка с тобой кровью поделится!" В больших голубых глазах малыша я увидела не то что радость, а какие-то искорки. Но глазки были уставшими. И я в очередной раз убедилась, что никогда-никогда в жизни не пожалею, что решила стать донором.

- В такие моменты, наверное, равнодушных людей не понять.

- Именно. Во мне взыграла какая-то непреодолимая злость по отношению к тем, кто игнорирует призывы о помощи. Я вышла и разревелась. Кое-как утерев слезы, нашла нужного врача, попила чаю и села в кресло.

- Вот тут-то многих новичков и охватывает паника - при взгляде на аппарат и иглы.

- Я не исключение. Аппарат для забора крови выглядел очень внушительно. А когда мне показали иглы, я не сдержалась и выпалила: "Вы точно это будете мне в вены засовывать?" Но медсестра меня тут же успокоила и сказала, что, несмотря на их размеры, я ничего не почувствую. А еще меня похвалили за хорошие вены. В вены, которыми я отныне горжусь, на правой руке мне ввели иглу для забора крови, а на левой - для возврата. То есть нужные компоненты забирают, а остальное отдают обратно. Врач сразу сказал, что заберут у меня 340 миллилитров, а не 450, как бывает при даче цельной крови, а вернется около 120 миллилитров.

- И в итоге-то больно было?

- Больно? Нет! Было немного неприятно первые десять минут, но потом вообще ничего не чувствовала. Сидела себе, слушала радио (процесс длился 117 минут, отсчет времени шел на мониторе) да сжимала шарик. Время прошло быстро, все эти минуты я думала о том, что Саша выживет. Потом врач сделала окончательный анализ, торжественно заявила, что гранулоцитов у меня достаточно и мальчику они очень помогут. Воодушевленная, я тут же спросила, когда могу еще раз прийти, но женщина объяснила, что больше двух раз в жизни гранулоциты сдавать нельзя, ибо супериммунитет, который появляется после подготовки к процедуре, - состояние для организма неестественное и вредное.

- Как себя чувствовала после?

- Постоянно хотелось плакать. От радости какой-то, умиления. Друзья понять не могли, почему это я несколько раз за вечер реветь принималась? Я им все рассказала, объяснила, что паниковать и успокаивать меня не надо, самой уже надоело непроизвольно слезы лить. Я довольна переменами в жизни, ведь это именно перемены. Понимание того, что надо помогать людям, - это значительный жизненный скачок. Я близка к еще большим переменам, которые принесут мне много хорошего. Я - в предвкушении. Первый шаг сделан. Готовлюсь к следующему.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта