Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Мы верим: все будет хорошо!

Анна СЕМЕНЕЦ

Полгода назад у коллеги жена попала в аварию. «Нужны доноры», - словно в тумане, лепетал он, носясь из одного конца кабинета в другой. Мы всем отделом решили поддержать товарища и пошли «сдаваться». Тогда все обошлось.

Недавно вспоминали эту историю, и я спросила: «Ну что, ты стал донором?» «Да ты что, смеешься? - отмахнулся он. - Зачем мне вся эта канитель!» И такой ответ, к сожалению, не редкость. Правда, есть еще люди, которые, пережив все это сами, готовы прийти на помощь другим. Когда Наталье Захаровой врачи сказали, что у ее дочери онкологическое заболевание, вопроса, давать кровь или нет, даже не стояло. Она подключила к этому всех своих знакомых и даже незнакомых... Сейчас маленькая Даша здорова, но Наталья продолжает «сдаваться».

- До этого я, конечно, слышала про детей, страдающих от онкологии, но мне всегда казалось, что это сродни НЛО - где-то они есть, но точно не среди нас, - рассказывает Наталья Захарова. - Да и как такое вообще может случиться? Но одни выздоравливают, другие уходят навсегда, а на их место приходят новые больные... И так - каждый день.

Что же получается, в прежние времена меньше болели? Вряд ли... Просто диагноз такой не ставили. Ведь первый признак рака - снижение иммунитета. Детки начинают болеть простудой, бронхитом и другими привычными заболеваниями. Но если в этот момент ребенку срочно не начать делать химиотерапию, он может умереть от простого ОРЗ. А врачи только руками разведут: «Ну, ОРЗ такое, извините».

Подобным образом начиналась и история дочери Натальи. Правда, завершилось все, слава богу, хорошо.

- У Даши начался отит, сильно воспалилось ушко, пришлось делать операцию, - вспоминает собеседница. - После этого мы месяц пролежали в клинике, нам делали всевозможные анализы, и врачи уверяли, что все в порядке. Выписавшись, мы решили, что все закончилось, но не тут-то было. Пока мы лежали дома, Дашка переболела всем, чем только можно. То грипп, то бронхит, то простуда... Меняли один за другим антибиотики, не знали уже, чем лечиться. А врач каждый раз удивлялась, почему держится температура. «Бронхи вроде чистые, ни кашля, ни насморка... Наверное, это ваше ушко дает о себе знать», - заключила она и решила заглянуть в карточку. Посмотрев выписку из больницы, где делали операцию, она ужаснулась: «У вас очень плохие анализы крови!»

Значит, Даше уже тогда можно было поставить диагноз? Почему же врачи этого не сделали? Молодой маме никто даже не намекнул, что нужно пройти обследование, сделать дополнительные анализы. Да и педиатр, видимо, выписку в карточку приклеила и ни разу в нее не заглянула. Будь иначе, и лечение можно было начать пораньше.

- Когда я первый раз попала в отделение онкологии, впечатление, нужно сказать, было удручающее, - вспоминает Наталья. - Ребенка забрали в кабинет для того, чтобы поставить диагноз, а я присела на скамейку и стала осматриваться... По коридорам ходят лысые дети в масках. Для меня это был шок, ведь я никогда не слышала и не читала про онкологические заболевания. Я только думала, что рак - это все. Но зачем же тогда этих деток держат в больнице? «Это же не лечится, - думала я. - Отпустили бы их лучше домой, насладиться природой, свежим воздухом...» Пока я размышляла, ко мне подошел ординатор, который там проходил практику. «А чего вы здесь сидите?» - поинтересовался он. «Ребенка своего жду», - ответила я, и у нас завязался разговор... «А зачем здесь эти дети?» - спрашиваю я. А он на меня так удивленно посмотрел: «Как зачем? Они лечатся!» Вот удивил! «Да ведь это заболевание только диагностируется», - с полной уверенностью и нотками обреченности в голосе заявила я. «Да что вы, мама! Все у нас лечится!» - он с такой уверенностью это сказал, что на душе сразу стало легко.

А потом вышел врач и сообщил Наталье диагноз: острый миелобластный лейкоз. В тот момент эти слова, означающие рак крови, прозвучали как на иностранном языке. Ребенка положили в больницу, и началось долгое и изнурительное лечение.

- В больнице вся жизнь проходит, - рассказывает Наталья. - И моешься там, и кушаешь. Чем-то завлечь ребенка при таких обстоятельствах очень сложно. За те пять месяцев, которые мы там пролежали, нам надоело читать, надоело рисовать, раскрашивать. Мы научились шить мягкие игрушки по выкройкам, делать фрески, витражи, бусы собирать... Сейчас ребенка не заставишь этим заниматься. Самое сложное, что через какое-то время состояние нормализуется, и она уже может прыгать, бегать, радоваться, но ей нельзя - капельница.

В последнее время знакомые часто говорят Наталье: «Как же тебе, наверное, тяжело! Двое маленьких детей, ты не работаешь, муж живет отдельно…» Но Наташе все эти слова сопереживающих кажутся смешными. После пяти месяцев, проведенных с дочкой в больнице, она уверена: «Это там плохо, когда ребенку постоянно делают химию, его тошнит, выворачивает суставы от ломки после терапии. А сейчас все хорошо, мы дома. И пусть батарея течет - не беда. С этим жить можно! Папа ушел? Переживем!» После пяти месяцев, проведенных в стерильном боксе онкологического отделения, Наталья уверена, что справиться можно с чем угодно.

Деткам с онкологией даже после выздоровления еще долгое время много чего нельзя. Нельзя заводить животных, комнатные растения, в доме таких пациентов вы никогда не увидите ни занавесок, ни ковров: они - источники пыли.

- Представляете, что такое химиотерапия? Это когда вместе с больными клетками крови убивают здоровые, отвечающие за иммунную систему, - объясняет Наталья. - Именно поэтому детишкам с онкологией жизненно необходимы регулярные переливания крови. Но где найти доноров? В основном им нужны тромбоциты, а они хранятся очень недолго. Значит, доноры нужны постоянно. Я стала искать. И тут мне вспомнилась давнишняя история. Когда-то давно мне звонила подруга и просила стать донором. Ее мужу лечили зуб и занесли какую-то заразу, да такую серьезную, что нужны были переливания. Я тогда этому значения не придала, ведь не может же быть, чтобы на станции переливания не было крови! Да и по телевизору постоянно говорят, что ее вполне хватает. А когда и меня это коснулось, я пожалела о своем равнодушии. Сразу позвонила подруге: «А где ты доноров искала? Может, чьи-то координаты остались?» Узнав поподробнее о моей ситуации, она, не задумываясь, ответила: «Не вопрос! Мы все придем!» И на следующий день привела почти пятьдесят доноров, ведь когда-то и ее эта проблема коснулась, и она прекрасно понимала, что это такое.

После этого вопрос с донорами отпал сам собой. Спустя полгода Дашу выписали, и она теперь дома.

- Нас выписали, но лечиться продолжаем. У дочери такой диагноз, что рецидив возможен в 90% случаев. При этом заболевание можно будет вылечить только путем пересадки костного мозга. Сложная операция... Но все будет хорошо, мы верим!

Наталье повезло. У нее хорошие друзья, которые в трудную минуту не остались равнодушными. Активно помогали и волонтеры из группы «Седьмой лепесток». И сейчас, когда маленькая Даша дома и с ней все в порядке, можно было бы забыть все, как страшный сон, но Наталья выбрала другой путь.

- Очень многие дети приезжают лечиться из других городов. У их родителей нет возможности найти столько доноров. Мне в свое время помогли, и я должна отдать свой долг, ведь такие ситуации даются нам не просто так. Нужно делать из этого выводы, - уверена Наталья.

Сейчас молодая мама Даши Захаровой - координатор по донорству волонтерской группы «Седьмой лепесток». Она размещает объявления на сайте, обзванивает компании, организует донорские акции и сама регулярно дает цельную кровь. На тромбоциты у молодой мамы просто нет времени. Да и кровь все равно на компоненты поделят.

- Сейчас я сижу дома с ребенком, и у меня есть возможность этим заниматься. Мы прошли сложный путь, так почему бы не протянуть руку помощи другим?

Казалось бы, в поступке Натальи нет ничего необычного. Но когда беда отпускает, многие предпочитают просто забыть обо всем и «жить дальше». А в онкологические отделения каждый день поступают все новые и новые маленькие пациенты. И они так же, как Даша, нуждаются в помощи.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта