Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Из лабиринта выход есть!

Анна СЕМЕНЕЦ

Маленькие пациенты Российской детской клинической больницы, приехавшие на лечение из разных уголков нашей необъятной страны, постоянно нуждаются в переливаниях крови и ее компонентов. А их, как известно, много никогда не бывает. Особенно сложная ситуация возникает с тромбоцитами - клетками крови, останавливающими кровотечение. Да и родственникам малышей, приехавшим из других городов, порой бывает сложно самостоятельно найти доноров в Москве. Студентка Марина Семина и ее друг Максим Рассказов вызвались помочь больным ребятишкам и решили дать для них тромбоциты.

- Где находится нужный нам корпус, мы знали, - рассказывает Марина. - Но куда идти дальше? Все эти коридоры, переходы, этажи... Настоящий лабиринт! Но язык, как известно, и до Киева доведет, так что мы нацепили бахилы и отправились на поиски. Добрые люди подсказали нужное направление, и спустя каких-то пять минут мы были в отделении переливания крови. В коридоре собрался народ, мы тоже занимаем очередь на анализ. Но сначала - к доктору, по одному. Я быстренько ответила на все его вопросы, заполнила анкету и прямиком отправилась в операционную. Оказалось, что результаты анализа будут готовы в тот же день. Вскоре процедуру прошел и Макс, и мы поехали ко мне, ждать... Первый раз мы позвонили спустя час. "Девушка, ну что вы? У нас еще и прием-то не закончился, а вы уже за результатами", - удивился женский голос на другом конце трубки. Мы просидели еще полчаса, потом еще... Но вскоре ждать стало совсем невмоготу, и мы решили позвонить снова.

Для молодого человека долгожданные результаты оказались не очень радостными. По медицинским показателям врачи категорически запретили ему давать тромбоциты. А вот Марине дали добро, и на радостях девушка сразу же записалась на процедуру.

И вот наступило утро назначенного дня. Одной ехать в больницу не хотелось, да и мало ли что, поэтому Марина взяла с собой приятеля:

- Я ведь тромбоциты первый раз давала, поэтому немного переживала... Вдруг мне плохо станет в душном метро? Вообще каждый раз после кроводачи я на всякий случай в паспорт справку из пункта переливания кладу, чтобы, если что, меня за наркоманку не приняли. Слава богу, друга не испугала солнечная перспектива прождать меня несколько часов, и я ехала со спокойным сердцем.

Несмотря на то, что Марина была записана на девять утра, и даже на то, что, перестраховавшись, приехала заранее, ждать в коридоре пришлось. И только в 9.30, пройдя повторный осмотр у врача, девушка оказалась возле операционной.

- Группа поддержки осталась в коридоре, и я сразу как-то оробела. Пройти внутрь меня все не приглашали, и я топталась у входа, пытаясь разглядеть, где же доктор. Наконец он появился, учтиво проводил меня в "святая святых" и даже предложил выбрать кресло. Я, конечно, плюхнулась в первое попавшееся, как раз напротив двери, чтобы быть на виду у друга, устроившегося в коридоре. Наверное, вид у меня был испуганный, потому что, взглянув на меня, врач сразу принялся рассказывать какие-то донорские байки, чтобы меня успокоить. Это сработало, хотя сейчас я не могу вспомнить ни одну из них.

Спустя какое-то время в операционной появились еще доноры, и врачи, курсируя от одной кушетки к другой, то проверяли показания на сложной аппаратуре, то интересовались нашим самочувствием.

- Врачи там - просто золото! - восхищается Марина. - Я даже представить не могу, как их замучили мои надоедливые вопросы. И тем не менее на каждый они отвечали подробно и доступно - для "чайников". Так, за время, проведенное в операционной, я узнала, что если в пакетике желтоватая жидкость, значит, это плазма, если красная - то кровь. А вот тромбоциты так сразу и не увидишь, они прячутся где-то в этом большом аппарате. Да, остальные доноры, видимо, приходят сюда не в первый раз и оказались намного просвещеннее меня. Вместо того чтобы донимать расспросами врачей, кто-то книжку читал, кто-то уткнулся в телефон... Я же думала, что ничего лишнего с собой брать нельзя, сумку оставила другу.

Вскоре, правда, обоюдно удобное решение и для Марины, и для подуставших врачей было найдено. Девушке дали пульт от телевизора, и дело пошло веселее. А тем временем провожатый наблюдал за Мариной из коридора, изредка улыбаясь и подмигивая подруге.

- На самом деле вопреки всем моим страхам и ожиданиям процедура оказалась совершенно безболезненной, но уж очень долгой. И самым неприятным было то, что я постоянно сползала с кушетки. А когда, забыв про иглу в руке, попыталась подвинуться обратно, она тут же больно напомнила о себе. Не зря же говорят, что для дачи тромбоцитов используют самые толстые иглы. Не самые приятные ощущения, но в сравнении с тем, что переживают больные малыши и их родители, это сущий пустяк. Меня это точно не остановит.

Закончилась процедура более приятно. Когда через два часа Марину "освободили" от аппарата, врач сделал ей знаменитый "укол радости". Ничего особенного, просто кальций. Но когда его вводят, многие доноры признаются, что испытывают приятные чувства:

- Словно по всему организму разливается тепло. Правда, это ощущение быстро проходит... Зато надолго остается сознание того, что ты кому-то помог: хочется прийти сюда снова.

С чувством выполненного долга спустя два часа Марина наконец вышла из операционной, где вместе с изрядно утомившимся Максимом ее уже поджидали благодарные мамочки, ведь в стенах Российской детской клинической больницы доноры - настоящие герои. Эти женщины рассказали Марине свои непростые истории. Многим из них врачи дали отвод, и даже давать кровь для своих детей они не могут...

- Взглянув на секунду в их покрасневшие от бессонных ночей печальные глаза, можно все понять... Ведь это страшно, когда отдал бы все, чтобы только появилась хоть какая-то надежда на выздоровление самого родного человечка, а даже сделать такую малость, как дать кровь, не можешь!..

Сейчас Марина ждет, когда пройдет необходимый срок до следующего визита в больницу. Она уже записалась на очередную дачу тромбоцитов, ведь после этой встречи она твердо решила, что, пока здоровье позволяет, нужно им делиться. Тем более что у кого-то из этих малышей другого шанса может не быть, и она считает, что просто обязана протянуть ему руку помощи.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта