Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Дойдет и до стрижки овец

Научные лаборатории задают стандарты, определяющие качество жизни.

Как долго шагать по Европе? Давайте посчитаем. Если средняя скорость пешехода 5 км в час, как нас учили в школе, а длина всех дорог около 36 км, потребуется семь с лишним часов. Примерно столько времени нужно, чтобы пройти без передышки Францию, Германию, Польшу, Финляндию и так далее. Конечно, речь не о самих странах, а об улицах, названных в их честь. Находятся они на территории Объединенного исследовательского центра Евросоюза (JRC), занимающего почти 340 гектаров в живописной части итальянского города Испра неподалеку от знаменитого озера Маджоре.

Это пространство, насыщенное институтами, лабораториями, испытательными полигонами, стендами, - своеобразное "государство в государстве". Вот уж не знаю, найдется ли там сегодня 27 улиц по нынешнему числу стран Европейского союза, но ведь инфраструктура Центра все время развивается, и за новыми дорогами, надо полагать, дело не станет. Он начинался более полувека назад, в конце 1950-х, когда одновременно в пяти регионах Европы стали создавать институты JRC. Опорные точки науки разместили в Германии, Бельгии, Нидерландах, Испании и Италии. Сегодня в этих институтах постоянно трудятся 2750 научных сотрудников, консолидированный годовой бюджет на исследования - 350 миллионов евро из казны Еврокомиссии плюс 40 миллионов по контрактам.

На долю Испры, где построен ядерный центр (его реакторы ныне законсервированы), пришлась самая значительная часть лабораторий. Это три института со штатом в 1850 научных сотрудников, и еще около 340 работают на временной основе. Такая схема характерна для JRC: его исследовательские базы во всех пяти странах развивают самостоятельную тематику, но работают на междисциплинарной основе, и это естественным образом предполагает, что ученые по мере необходимости перемещаются из лаборатории в лабораторию.

Специализация у каждого института своя, а вот основные направления исследований общие. Их семь, и по мере того, как один из руководителей научного центра в Испре, доктор Эрик Ван Дер Гут ( Erik Van Der Goot) перечисляет приоритеты - проблемы здоровья человека, чистота окружающей среды, вопросы сельского хозяйства, питания, транспорта, создания новых материалов и т. д., становится очевидным, что научный поиск Объединенного исследовательского центра подчинен в общем-то одной цели. Это - повышение качества жизни.

Взять хотя бы уникальную лабораторию Института поддержки безопасности населения (Institute for the Protection and Security of the Citizen), которая занимается безопасностью пищевых продуктов. Хозяйство доктора Катрин Симоно (Cathrine Simoneau) напоминает на первый взгляд большую кухню. Чего только там нет - кастрюли, миски, тарелки, шумовки, банки, чашки, плошки, ложки, вилки... Есть даже посудомоечная машина, есть и обычная мойка, а рядом такое количество одноразовой посуды, что можно подумать, весь институт разом собрался на пикник. Освоившись, понимаешь, что это все-таки лаборатория, причем оснащенная на самом современном уровне, а кухонная утварь - объект исследований. Как и всевозможная тара из магазинов, в которую обычно упаковывают продукты.

Главная забота лаборатории - исследовать материалы, соприкасающиеся с нашей пищей, изучать процессы, которые в ней при этом происходят. Мы привыкли к удобным пакетикам, коробочкам, бутылочкам, баночкам, скляночкам, позволяющим хранить и перемещать разную еду и напитки, мы с готовностью покупаем пластиковую посуду, ведь ее можно спокойно использовать и выбросить. Но насколько безопасны все эти материалы - как сами по себе, так и в сочетании с различными продуктами, при разной температуре использования, разных сроках хранения и т. д.?

Здесь все не так однозначно, как подчас указано на упаковках. Даже сухие продукты, как выясняется, небезразличны к тому, в какой содержатся таре. А часто у потребителя и вовсе нет информации о том, как эту тару грамотно использовать, что происходит с той или иной посудой после того, как она долго соприкасалась, например, с уксусом или майонезом, побывала в посудомоечной машине, находилась на плите. Казалось бы, видимых изменений нет, кастрюля или миска все такие же привлекательные, но тщательный лабораторный анализ нередко выявляет малоприятные для нас подробности, способные обернуться токсическим воздействием на наш организм или его аллергической реакцией.

Известно, например, что бисфенол А активно участвует в процессе изготовления материалов, покрывающих внутренние поверхности консервных банок, без него не обходится производство упаковки для продуктов, парфюмерных и косметических изделий, пластика для одноразовой посуды, идет он и на бутылочки для детского питания. Для всех этих целей в мире ежегодно производится около трех миллионов тонн бисфенола А. Но вот что выяснили ученые: это вещество в определенных условиях (например, при повторном мытье посуды или при ее нагревании) способно многократно активизироваться и стать опасным для организма, вызывать самые серьезные, а иногда и необратимые последствия для здоровья. В зоне особого риска - грудные младенцы, беременные женщины.

Результаты этих исследований уже широко обсуждаются, и в ряде стран начинают отказываться от пластика на основе бисфенола. Тут первой подала пример Дания, законодательно запретив использование этого вещества при изготовлении пищевых емкостей для детских продуктов. О необходимости строгих ограничений в использовании фенолов заговорили в Великобритании и Италии. Но все это пока разрозненные действия, тара, поставленная учеными под сомнение, по-прежнему активно поставляется на рынок, а есть страны, где без нее вообще не обходятся.

И это только один пример. До конца следующего года, по словам Катрин Симоно, в лаборатории будут протестированы 54 химических вещества: как они действуют в составе новых материалов, как взаимодействуют с различными продуктами. Все испытания проводятся in vitro, то есть в пробирке, а не in vivo, на подопытных животных. В странах Евросоюза к 2013 году полностью запретят использование животных для подобных исследований, а в лаборатории JNR уже обходятся без этого благодаря новейшим технологиям и самой современной аппаратуре. Цель исследований - предоставить научные обоснования, позволяющие Еврокомиссии вырабатывать общие стандарты на всей территории содружества.

Такого рода исследования начаты относительно недавно, а потому о стандартах Евросоюза на создание материалов для пищевых продуктов мы еще услышим. Но есть другие стандарты, которые уже на слуху. Например, касающиеся эксплуатации автомобилей. Не секрет, что на Западе существует четкая градация всей движущейся техники в зависимости от того, в какой степени она загрязняет окружающую среду. Владельцу машины, превышающей допустимые в странах Евросоюза нормы выбросов выхлопных газов, придется заплатить такой штраф, что только сумасшедший будет держать автомобиль, способный пустить своего хозяина по миру. Для Европы подержанная техника - головная боль, недаром этот second hand с готовностью сплавляется в Россию и прочие бывшие наши союзные республики. А разрабатывают стандарты допустимых автомобильных выбросов, кстати, все в той же Испре. В Объединенном исследовательском центре этой цели подчинено сразу несколько лабораторий VELA (Vehicle Emissions Laboratory).

Они носят названия по экологическому стандарту, регулирующему содержание вредных веществ в выхлопных газах автомобилей, то есть VELA-1, VELA-2, VELA-3 и так далее, что соответствует знакомой нам стандартизации Евро-1, Евро-2, Евро-3... Только переход к стандарту Евро-2, сменившему в 1995 году Евро-1, который действовал в Европе с 1992 года, втрое ужесточил нормы предельно допустимых выбросов автомобилей. Когда в 2005 году Старый Свет перешел на Евро-4, это позволило свести выбросы оксидов углерода и азота, а также прочих загрязняющих атмосферу веществ к минимуму. Сейчас в Европе уже действует стандарт Евро-5, и наблюдения показывают, что за минувшие двадцать лет вредные выхлопы автотранспорта сократились почти на 90%.

- Мы готовы к Евро-6, - говорит руководитель транспортного отдела Института окружающей среды и устойчивого развития (Institute for Environment and Sustainability) Объединенного исследовательского центра, доктор Алоис Кразенбринк (Alois Krasenbrink), - этот стандарт скорее всего станет актуальным к 2014 году, и тогда целиком переключимся на подготовку к Евро-7.

Собственно, торжественная "инаугурация" лаборатории VELA-7 состоялась еще несколько месяцев назад, и там уже проводятся исследования. Кстати, с открытием более продвинутой лаборатории остальные вовсе не остаются без дела. Напротив! Параметров, по которым тестируется автомобильная техника, становится все больше. Измерение выбросов проводится в самых разных условиях: с выключенным двигателем, с периодической остановкой его работы, с эксплуатацией машины в условиях разных температур и атмосферных осадков. Лаборатория VELA-7 допускает испытания в режиме от минус 30 до плюс 50.

При нас, например, готовили к тестированию автобус, которому предстоит передвигаться в морозном скандинавском климате, а потому температура в камере, предназначенной для различных испытаний, планомерно снижалась. К тому времени, когда мы вошли в этот бокс с доктором Кразенбринком, термометр там показывал минус 14, но воздух все равно показался обжигающим. Еще бы, мы ведь пришли с улицы, где царило пекло под плюс 40. А кстати, как меняются параметры работы даже идеального двигателя, если транспорт эксплуатируется в условиях резких перепадов температуры, пусть даже и с совершенным топливом?

И это тоже исследуется в лабораториях VELA, где имитируют самую разную погоду, разную влажность воздуха, любое дорожное покрытие, различные нагрузки на двигатель. Не только автомобильный! Еще на стадии Евро-3, когда экологические стандарты к грузовикам и легковушкам уже были основательно ужесточены, обнаружилось, что эмиссия двигателя мотоцикла гораздо выше. Когда все эти скутеры стали проверять, фильтры испытательных стендов всего за считанные секунды становились черными. А ведь до той поры вред, наносимый окружающей среде двухколесным транспортом, особенно не учитывался.

Сейчас в лабораториях VELA можно увидеть не только легковые и грузовые автомобили, не только автобусы и трейлеры, но также скутеры самых разных фирм. Более того, там начинается регулярное измерение всевозможной фермерской техники вроде газонокосилок, а скоро, заверили меня, дойдет дело и до машинки для стрижки овец. Ведь вся эта техника точно так же использует углеродное топливо, а значит, ответственна за выбросы в окружающую среду! Пока стандартов на нее нет, но они обязательно будут. Так что уже совсем скоро владельцу земельного участка, которому нравится идеальный газон, придется покупать технику, строго отвечающую законодательно установленным требованиям. В противном случае он заплатит немалый штраф. Фермерской техникой, надо думать, вопрос исчерпан не будет. Но зато и выбросов в атмосферу в европейских странах практически нет!

Так-то это так, говорит доктор Кразенбринк, но есть другая проблема. Сегодня ученых уже не удовлетворяет почти идеальная чистота экзаменующих фильтров в процессе измерений выбросов автомобильного транспорта. Промышленность вроде бы научилась выпускать технику, максимально дружественную окружающей среде. При этом не меньшую опасность для здоровья человека могут представлять мельчайшие частицы, которые практически не видимы глазом, но тем не менее содержатся в выхлопных газах в немалом количестве. Предполагается, что дальнейшие испытания в лабораториях VELA помогут решить и эту задачу.

Параллельно, в других лабораториях Объединенного исследовательского центра, думают над тем, как ускорить переход к альтернативным источникам энергии. Тут Европа поставила себя в жесткие рамки: задача должна быть кардинально решена к 2020 году. Один из путей - использование солнечной энергии. Если для кого-то это еще экзотика, здесь, на полигонах JRC, можно увидеть принципиально новые панели солнечных батарей, мощность и энергоемкость которых основательно отличаются от ныне действующих устройств. Эти новые панели - пока только опытные образцы, но специалисты уже прочат им успешное будущее.

Правда, одновременно в соседней лаборатории Института энергии (Institute for Energy) ведутся исследования, дабы выяснить, не несут ли в себе подвоха эти новые материалы, полученные с помощью нанотехнологий, ведь вопросы уже возникают и к ним. И так - о чем бы ни зашла речь. Это естественно, ведь главная цель научных изысканий в стенах JRC - повышение качества жизни, а тут невозможно поставить точку, ибо предела совершенству, как известно, нет...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта